Письма крымчан: О медицине лишнего не болтать


В связи с проведенным на оккупированных территориях Донбасса соцопросом вспомнилось , что подобная тактика сбора информации использовалась после аннексии полуострова Россией весьма активно. Не помню, чтобы останавливали на улицах и беседовали глаза в глаза, но домашний стационарный телефон в рабочее время трезвонил постоянно.

Дамочки с обволакивающими голосами интересовались буквально всем: от биографии абонента до его мнения по различным вопросам бытия. Они дотошно выспрашивали, что заботит, чего не хватает, чего бы хотелось, чем помочь. Люди, не привыкшие к такому повышенному вниманию в будний день, когда одни выборы прошли, а другие еще не скоро будут, были буквально очарованы российским «радушием» и вываливали все без разбору. Обзвоны велись порайонно. Видимо, поднимались списки абонентов по домам и набирались все номера подряд. Помню, как-то вечером звонит наша соседка и докладывает, что полтора часа рассказывала, как улучшить качество медицинского обслуживания в Керчи, какие врачи хорошие, кто пациентам не нравится, что нужно закупить из оборудования и куда.

Представляю, как раздулось от болтовни нашей словоохотливой соседки ухо опрашивающей, которой всего-то было нужно поставить «галочку» в отчете. Самое обидное, момент был выбран для жалоб неудачный. Летом 2014-го в Керчи российское здравоохранение проводило «показательные выступления»: поголовная бесплатность, новехонькое больничное белье, полновесный набор медикаментов, обязательная госпитализация людей с инвалидностью, раздача санаторных путевок чуть ли не насильно.

Правда, «показательные выступления» длились недолго, зато после них проблем в местной медицине только прибавилось. Видимо, рекомендации нашей соседки вошли в нужные уши, потому что врачей в бюджетных лечебных учреждениях вдруг стало катастрофически не хватать, массово начали открываться частные медицинские центры, которые выкачали из бюджетных учреждений основную массу специалистов. Управление здравоохранения в Керчи упразднили, вместо него открыли «горячую линию» российского Минздрава Крыма, современное оборудование пациенты из Керчи видят в российских Краснодаре и Ростове-на-Дону, туда же едут на проводимые конвейерным методом операции по удалению катаракты, в клиники соседней России выбивают квоты для решения серьезных проблем со здоровьем, например, той же установкой кардиостимуляторов.

К телефонным соцопросам, как и ко всем прочим российским методикам выворачивания души наизнанку, отношусь крайне негативно, но очень бы хотел повторения телефонного обзвона тех абонентов, которые, как наша соседка, исповедались перед социологами, как перед батюшкой. Интересно, чтобы сегодня они говорили о состоянии местной медицины, набравшейся в аннексированном Крыму новых и куда более острых проблем, чем дача взятки доктору за больничный или направление в санаторий.

Круговорот врачей в керченском здравоохранении не прекращается. Да, иной раз появляются и новые специалисты, видимо, приехавшие осваивать Крым, как некогда целину. Например, в одном из лечебных учреждений закрылись вакансии гастроэнтеролога, онколога, одна терапевтическая и пару фельдшерских ставок.

Однако в городе по-прежнему немало вакансий узких специалистов, попасть к которым керчане могут только в платных медицинских центрах. Постоянная смена врачей плоха не только сама по себе как кадровая текучка – она отрицательно сказывается на здоровье пациента, потому что он из постоянного, о котором доктору известно все, включая аллергию на препараты и частные мелочи, становится временным, проходящим. А за такого разового пациента у врача нет никакой ответственности, потому что завтра или на будущий год его примет и станет лечить другой доктор.

Недавно родственнице врач назначил повторный прием. Она приходит в регистратуру записаться, а ей там говорят, что врач уволился и теперь работает только в частном медцентре. «Зарплата не устроила, бедненькую», – ехидно ответили ей на вопрос, почему нет прежнего специалиста.

А еще прибывающие на руководящие должности из соседней России специалисты, вроде главного врача третьей горбольницы Константина Алейченко , начинают не с закрытия свободных врачебных ставок, а с реформ. Одна такая недавно обрушилась на физиотерапевтическое отделение этой больницы, сотрудники которой одновременно с пациентами узнали о его закрытии.

Медицинский персонал в Керчи, конечно, в дефиците, но не настолько, чтобы принимать в штат отработавших свое в других медучреждениях пенсионеров и предпенсионеров. А таких в этом отделении оказалось предостаточно. Естественно, люди заволновались, накрутили себя и пациентов и толпой обратились к депутатам, в местные СМИ, откуда и пошла волна по городу. Это отделение обслуживает пульмонологический стационар, взрослую и детскую поликлиники, так что востребован не сезонно, а постоянно.

Странно, конечно, что о грядущих переменах сотрудники узнали не от главного врача, а прослушав новости местного сарафанного радио. Однако главврач, приняв позу сфинкса, на контакт с коллективом не пошел. Пришлось коллективу брать инициативу в свои руки.

Константин Алейченко был раздосадован излишней активностью подчиненных и упрекнул их в том, что они полезли, как говорится, на рога сами. Мол, надо было прийти к нему раньше, а не таскаться по всяким там депутатам. Оказывается, теперь в больнице все будет по протоколу. Отделение переформатируют в реабилитационный центр – даже с десятью койками стационара, наберут дополнительный штат вплоть до психолога, нынешних сотрудников прошерстят, откроют для центра новые помещения в детской и взрослой поликлиниках, а пока будет проводиться ремонт, видимо, закупаться дополнительное и новое оборудование – все остается по-прежнему.

И если так все благостно и перспективно, то непонятно, зачем нужно было разгонять волну слухов, домыслов, пересудов, открывать фонтан жалоб, заявлений, обращений, волновать сотрудников и пациентов, которые в преддверии ожидающегося закрытия физиотерапевтического отделения истерично подсчитывали, во сколько обойдутся те же массаж, УВЧ и другие процедуры в частных медцентрах. А ведь от руководителя всего-то и требовалось встретиться с коллективом и объяснить ситуацию на пальцах.

Видимо, трепка нервов – и есть тот самый протокол, которым козыряет российское здравоохранение в Крыму, требуя его жесткого исполнения. Иной раз доходит до идиотизма. Повез одноклассника с заболевшей матерью в Симферополь в кардиоцентр. После осмотра ее потребовалось перевезти в «республиканскую» больницу. Везти ее самостоятельно на автомобиле нам не позволили, и мы три с половиной часа ждали «скорую», как положено по протоколу, пока ей не стало совсем худо. В результате – еле довезли.

И вот теперь теряюсь в догадках, проходи сейчас соцопрос, как пять лет назад, рассказала бы моя соседка и прочие болтливые тетеньки про происходящее в керченской и крымской медицине или, наученные горьким российским опытом, предпочли бы молчание. Ведь в 2014-ом привычка открыто молоть языком, ничего не опасаясь – ни власти, ни преследования, ни арестов с посадками – еще была жива в наших людях, а сейчас они стали осторожнее, молчаливее. Да что там – осмотрительнее, трусливее. Это они об Украине в полный голос, как в телевизоре, а про свое нынешнее житье предпочитают лишнего не болтать.

Андрей Фурдик , крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая «Свидетели Путина» – режиссер Манский о своем фильме, Крыме, России и Зеленском (видео)
Следующая В Крыму – новый главный инспектор по ЖКХ

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *