Письма крымчан: Пусть в новом году Керчи повезет


Открываю утром почту, а там поздравление с открытием железнодорожной части моста от живущего в Калининграде друга детства с вызвавшей у меня оторопь припиской в конце: все это страшно. Вот это да! Значит, не все потеряно в этой жизни, когда от великих российских строек делается не по себе молодым людям, живущим по соседству с Европой, в отрыве от удушающей действительности родины.

Но и в Керчи, к которой прильнул этот самый мост, не все горожане выказывают безудержную радость по этому поводу и не бегут сломя голову покупать билет на первый поезд, чтобы прокатиться от Тамани до дома. Чему, собственно говоря, радоваться, когда, незадолго до открытия моста в районах города установили генераторы из-за возможной нехватки электрической мощности, даже к елке у Дворца культуры корабелов его подогнали поначалу. Да и с железной дорогой, как и с автомобильной, Керчь опять обошли стороной.

Электрический генератор в Керчи

Летом вновь устроят набег любопытные российские родственники, отогнать которых способна одна лишь цена железнодорожных билетов. Правда, есть проблемы посущественнее, чем нежданные гости. Многие из задействованных в строительстве моста керчан остались без работы, кто-то нашел ее на «Тавриде», но это, как все понимают, временно. Российские конторы мостостроителей вернулись к месту основной дислокации, на железнодорожную станцию приняли преимущественно профессионалов этой отрасли, а в охрану моста активный набор кадров закончился еще летом. Так что после праздника кто-то из керчан проснется с больной головой не от выпитого, а от предстоящих проблем с трудоустройством.

Торжественный проезд президента России Владимира Путина из Керчи до Тамани прошел на удивление тихо, незаметно даже: ни тебе высоких гостей местного разлива, ни шумных толп довольного народа. Выпендриваться и вправду было не от чего, потому что сам Путин, на словах считающий крымчан своими подданными, не выказал желания даже словом перекинуться с ними, а предпочел общение с кубанцами. Однако керчанам даже такое непафосное мероприятие доставило немало неудобств: рыбакам был запрещен выход на промысел в районе моста, даже к гаражам, находящимся в районе железнодорожных путей, их владельцы проходили в день открытия только в сопровождении сотрудников ФСБ России.

Нет ни капли сомнения в том, что в Крыму открытие железнодорожного движения назовут главным событием уходящего года. И тут руководство Керчи подсуетится, чтобы вклинить в рейтинговую линейку дел свои трудовые успехи в виде реконструкции Комсомольского парка с возведенной копией моста, что и без того торчит на виду у всего города. А еще – создание детского сквера «Аленка». За две недели до наступления нового года в присутствии крымских чиновников сдали очередной облагороженный кусочек двора на улице Бувина. Просто возле двух домов накатали новый асфальт, установили лавочки у подъездов и спортивную площадку, оградили пешеходные дорожки от проезжей части и обозвали этот долгострой, что планировалось открыть на пару месяцев раньше, «комфортной средой».

Двор на улице Бувина в Керчи

А чего, собственно говоря, керчане ожидали увидеть от назначенных им в руководители Маи Хужиной в роли председателя российского городского совета и Сергея Бороздина в должности главы российской администрации Керчи? Эти люди получили свои посты, как повсюду ныне в Крыму, за правильную партийную принадлежность и, как водится в «российской» Керчи, за дружеские связи со смотрящей по городу от Владимира Константинова Ларисой Щербулой . Как говорят бывшие аппаратчики местной мэрии, теперь в местном Белом доме «все Ларисины родственники и свойственники». Наверное, это самое страшное, что может происходить в городе, к управлению которым пришли люди, ровным счетом ничего не мыслящие в хозяйстве Керчи, зато имеющие надежную крышу Аксенова-Константинова и знающие, куда, как и кому заносить из надежных потоков российской федеральной целевой программы и прочих финансовых источников.

Нельзя сказать, что в Керчи не делается ничего, но почему-то все выполняется так, чтобы имелась финансовая возможность постоянно возвращаться к уже сданным работам. Причины все уважительные: то тендер заключили с криворукими исполнителями, как произошло с фирмой «Меганом», что укладывала новый водовод, то работы выполняют поэтапно столько раз, что за этим не уследить, как в Молодежном парке, то сделали к какой-то дате, а затем переделывают к новой, как случилось с Аллеей влюбленных на Набережной. И за все это платит не Бороздин, не Хужина, не их подчиненные, а «щедрая» Россия, которую эта компания вкупе с высокими покровителями разводит на большие деньги с такой энергией, словно завтра для них уже не наступит.

В Керчи все удивляются сумме в сто пятьдесят семь тысяч рублей, запланированной на уличные фонари, что намерены установить в крымскотатарском районе Джаныкой. Неужели к копии моста добавятся дубликаты кремлевской звезды?

Честно сказать, и это распихивание денег по карманам я готов простить аксеновским назначенцам, тем более что это российские деньги. Но вот чего не прощаю ни я, ни подавляющее большинство керчан, так это утрату исторического наследия. При всех новых памятниках, чья ценность весьма сомнительна, старые теряют свое лицо. Зажали наглыми новоделами уникальную и всемирно известную церковь Иоанна Предтечи, на глазах всего города рушится историческое здание гимназии постройки позапрошлого века, где собираются открыть музей военной истории, в связи с чем учащихся расселили по другим школам города, но все никак не приступят к строительству нового здания для них. Идет реконструкция Митридатских лестниц, которая вполне может не совпасть с историческим обликом, сняты установленные в 1944-м пушки с Обелиска славы на горе Митридат, покинули свои места знаменитые керченские грифоны. Без Митридатской лестницы центр Керчи выглядит голым, а с ветшающим зданием бывшей гимназии – убогим.

Финиш года «ознаменован» в Керчи вопиющим случаем, произошедшим в элитной керченской школе имени Володи Дубинина, где у школьника выявлен туберкулез, факт которого бессовестно долго замалчивался. И это в «российской» Керчи, где Роспотребнадзор якобы бдит за каждым детским чихом, вакцинирует и диспансеризирует чуть ли не все население. Да, такого не бывало в самые голодные девяностые годы, когда дети довольствовались хлебом, макаронами и хамсой, когда в роддом молодым мамам несли не яблоки, а кастрюли с постным борщом и котлетами из песчанки! Правда, тогда работал в Керчи детский противотуберкулезный санаторий, который ценой своей жизни сумела отстоять его главный врач Ирина Жигалова и который в два притопа прикрыла пришедшая в Крым Россия. Раньше сумели удержать ситуацию под контролем, не допустить в городе эпидемии туберкулеза среди детей. А нынче в такой богатой России, в элитной школе от туберкулеза умерла педагог, при том что медицинский допуск к работе учителя получают ежегодно. Одному из выпускников поставлен аналогичный диагноз, пятеро его одноклассников находятся в зоне риска по результатам медобследования. У родителей, которые в большей степени своими деньгами и должностями добились зачисления детей в эту школу, панические настроения… Подарит ли новый год жизнь, где Керчи повезет?

Андрей Фурдик , крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая «Суд» в Крыму отказал в апелляции Приходько. Заседание проходило в закрытом режиме
Следующая 33 часа на колесах: как Симферополь встречал поезд из Москвы (видео)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *