«Подавление любого инакомыслия в Крыму набирает все больший оборот»


Авторское название письма: « Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать » или Крымскотатарский народ хочет жить у себя дома – в свободном Крыму – сохранять свою культуру, соблюдать свою религию и не приемлет быть рабом – в этом и есть его «вина».

Первая часть во вступлении этого письма – это многим знакомая фраза (имеется ввиду басня Ивана Крылова «Волк и Ягненок» – КР),в которой я увидел глубокий смысл, смело применимый к повторяющемуся геноциду моего мусульманского, не покорившегося и не сломленного на протяжении веков крымскотатарского народа царской Россией, Советским Союзом, а ныне их преемницей — Россией.

Об этих системных кровожадных и многовековых нападках ненасытного оккупанта на Крым и крымских татар, в частности, много сказано и описано в различных трудах прошлого и современности. Многое засекречено по сей день. Но каждый разумный, проницательный и беспристрастный человек, у которого есть «фильтры», защищающие его отдешевой пропаганды и фальсификаций, не сможет отрицать очевидных фактов порабощения народов, антигуманного истребления инакомыслия и неприкрытой исламофобии.

Современная, де-факто российская, драма Крыма, началась с 2014 года и молниеносно, практически с первых секунд – как на полуостров ступила нога пресловутых «зеленых человечков» и «их там нет» – ознаменовалась покупкой любви к России (имена этих предателей, политических флюгеров всем известны, перечислять и повторять не вижу смысла), убийствами ( Решат Аметов и другие), похищениями ( Эрвин Ибрагимов и другие), пытками ( Ринат Параламов и другие), запугиваниями адвокатов и правозащитников ( Эмиль Курбединов , Лиля Гемеджи и другие), устранением от работы в Крыму журналистов путем ареста, выдворением из Крыма или открытием административных дел (телеканал АТР, Николай Семена , Тарас Ибрагимов , Алена Савчук , Алина Смутко , Лутфие Зудиева , Мумине Салиева , Нариман Мемедеминов и другие), арестами, судами и заключениями на дикие сроки за проявление любого активизма и инакомыслия ( Руслан Зейтуллаев , Ильми Умеров , Ахтем Чийгоз , архиепископа Климент , активисты «Крымской солидарности» и другие).

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Как же они боятся крымской солидарности

Все это неоднократно детально зафиксировано, задокументировано и передано во многие международные организации и институты, отображено в текстах резолюций, нот протеста и меморандумов – но «воз и ныне там». Убийца и оккупант по-прежнему и даже с большим энтузиазмом торопится довести свою агрессию до конца, не брезгуя методами, не скупясь на средства и показывая, что мнение всего мира и принципы международного права безразличны современным последователям Сталина и его чекистов.

Именно одно из подобных безумий, очередное наглое беззаконие, которое оккупант совершил в ночь со второго на третье ноября, подтолкнуло меня отреагировать. Извини меня, читатель, за длинное вступление. Ведь сегодня, если ты не вмешиваешься в политику, это абсолютно не значит, что она не тронет тебя и не вмешается в твою семью, твой бизнес…

Я хочу обратить внимание на очередной инцидент или, как уже говорил ранее, на правовой и чиновничий беспредел со всеми признаками политической расправы по национальному и религиозному признаку, продиктованными политической конъюнктурой.

Более 200 человек, преимущественно из числа крымских татар, были выбраны из всего потока машин на трассе «Таврида» на подъезде к Керченскому мосту (на выезде с Крыма в сторону материковой России) и задержаны сотрудниками МВД, ЦПЭ, ФСБ и Росгвардии якобы для проверки документов и проведения какого-то оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ). Только вот процедура задержания, форма проведения и оформления этого ОРМ, а также ограничение передвижения свободных граждан на 5-8 часов абсолютно противоречат закону, не говоря уже о здравом смысле и гуманности. Эти граждане ни от кого из силовиков не получили разъяснения происходящего, не увидели документов, подтверждающих личности сотрудников, а общение сводилось к вопросу «Куда направляетесь?» и отбиранию паспорта. Машины, на которых ехали люди, загоняли на стоянку, а водителей наемного общественного транспорта убедительно просили возвращаться обратно, чтобы не лишиться работы и не получить внушительный, ранее не известный опытным перевозчикам, штраф за «нарушения» из-за отсутствия каких-то разрешений, бумаг, о которых также опытные перевозчики никогда не слышали. Мистика, не правда ли?

Кто же эти граждане, ехавшие в таком количестве в этот день через эту дорогу? Что они делали, чтобы привлечь внимание практически всех силовых ведомств «тихого, спокойного и прекрасно» живущего «российского» Крыма? Что это за ОРМ, похожее на настоящую спецоперацию федерального уровня?

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Керченский мост заблокирован?

Возможно, кого-то ответ удивит и покажется неправдивым, но уверяю вас – это дикая реальность современного Крыма. Невозможно играть спектакль с таким количеством мирных граждан из разных уголков Крыма. Люди, ставшие заложниками противоправных действий власти руками силовиков, – родные, близкие и просто солидарные крымские татары, граждане Украины, но по совместительству еще и вынужденные граждане России, которые ехали на открытое судебное заседание, а, точнее, оглашение приговора трем крымским татарам, мусульманам, гражданам Украины – Эскендеру Абдулганиеву , Арсену Абхаирову и Рустему Эмирусеинову — в Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону.

Я не буду описывать детали этого формального судебного разбирательства, которое по-другому, чем «судилище» не назвать, и не буду раскрывать суть этого уголовного дела, признанного мировым сообществом политически мотивированным по национальным и религиозным мотивам, а самих фигурантов политзаключенными. Заинтересовавшиеся легко найдут эту информацию в сети под названием «Красногвардейская группа «Хизб-ут-Тахрир».

ФотогалереяНочь на Керченском мосту: крымчане не смогли поддержать фигурантов «дела Хизб ут-Тахрир» (фотогалерея)

Итого, что мы имеем по факту происшествия на подъезде к Керченскому мосту в ночь со второго на третье ноября:

1. Родственники, близкие и неравнодушные самостоятельно, не запрещенным законом способом, решили посетить судебное заседание и поддержать соотечественников, в вину которых не верят, перед их долгими годами заключений, поскольку люди не сомневаются, что приговор будет обвинительным.

2. Люди с разных уголков Крыма ехали каждый независимо друг от друга, не создавая автоколонн или иных препятствий другим участникам движения на дороге, да и вообще кому-либо.

3. Машины передвигались без каких-либо транспарантов, плакатов, иных форм выражения несогласия с творимым в Крыму правовым беспределом и с новыми для крымских татар формами запугиваний, репрессий и депортации за пределы Крыма.

4. Людей останавливали сотрудники ДПС в сопровождении, правильнее сказать, по приказу, очевидно неофициальному, ФСБ. После остановки, фактически беспричинной, и проверки документов водителей, сотрудники силовых структур решили продлить задержание граждан и проверить документы всех пассажиров, а позже – отогнать транспортные средства на стоянку. И все это сопровождалось лишь вопросом-уточнением «Куда едут граждане?» Кроме этого, других вопросов и объяснений, что происходит, не было, разве что говорилось, что проводится какая-то проверка или операция.

5. Профессиональные водители автобусов были удивлены требованиями сотрудников ДПС предъявить несуществующие документы или разрешения, а также угрозами крупных штрафов. После нескольких часов ночных «мариновок» в дороге эти водители получили прямые либо косвенные намеки, что лучше ехать обратно, если не хотят лишиться работы, лицензии на перевозки и тому подобное. Естественно, это высокие риски для людей, зарабатывающих перевозками, да и события, происходящие на их глазах, не могут не напугать обычного гражданина в таком полицейском государстве, как Россия.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

5. Блокировка движения с каждым часом лишь ужесточалась. К месту задержания стягивали Росгвардию, а надежды людей успеть на судебное заседание в Ростов-на-Дону становились все менее реализуемыми. В определенный момент Керченский мост даже был перекрыт полностью. Потом силовики объявили, что дорога перекрыта до 8:00 (судебное заседание в Ростове начиналось в 10:00). Справедливости ради надо сказать, что новообразованный блокпост на мосту все-таки пропускал выборочно машины и рейсовые автобусы.

6. Никто из числа силовиков так и не пояснил суть происходящего, хотя всем все стало понятно и без лишних признаний — это наглая безнаказанная акция России по запугиванию крымских татар и подавлению любого мирного сопротивления и инакомыслия. Крымскотатарский народ, из-за позиции которого Крым превратился в тяжелую ношу, «чемодан без ручки», в очередной раз на своей родине стал поперек горла оккупанту. Незаконное задержание людей в этой ситуации нарушило как национальные, так и конституционные и международные права граждан. Люди не сдавались до последнего, рассчитывая, что их освободят, откроют проезд и они смогут достигнуть цели – добраться до Ростова на суд, чтобы поддержать своих героев, депортированных в российские тюрьмы родных и соотечественников. Но задача горе-власти была любой ценой развернуть людей домой, что и было достигнуто, ведь мой народ на протяжении всей многовековой истории борьбы за свои права никогда не прибегал к насилию и противоправным действиям на этом нелегком пути.

7. Вопреки всем препятствиям, по воле Всевышнего, определенная часть родственников и сочувствующих все же смогла добраться на судебное заседание в Ростове и поддержать своих героев, передав многочисленные приветствия и слова поддержки. Было бы глупо думать, что доехавших до суда родных уже никто не тронет после инцидента на мосту. Россия без сожаления расходует бюджетные деньги на силовиков. В Ростове мирных людей встречали словно повстанцев во всеоружии ОМОН в бронежилетах и усиленная охрана. Но это никого из моего не сломленного народа не напугало.

8. Те, кто вернулся в Крым после бессонной ночи, пошли к зданию Крымского гарнизонного военного суда в Симферополе, где в заседании по видеоконференцсвязи участвовали адвокаты и переводчик. Хотя бы так они решили показать свою несломленность и поддержку. Тут тоже не обошлось без дикости силовиков, которые пытались запретить людям собираться под зданием суда, разогнать их, аргументируя привычным для Крыма огульным обвинением в несанкционированном митинге! Комментарии по этому поводу излишни.

9. Завершу это описание бесчеловечных действий Россиизаявлением коллаборанта и так называемого главы Крыма Сергея Аксенова в Facebook. Он пытался оправдать беспредел силовиков, заявив, что «благодаря совместным усилиям всех структур, оберегающих безопасность и порядок в Республике, не допустили свершиться преступлению» называемому как «поддержка терроризма»!

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Это новый Советский Союз»: почему крымские татары требовали встречи с Сергеем Аксеновым

Вы серьезно?! Кто-то поверит в это? На кого рассчитано такое глупое оправдание расходование колоссальных средств налогоплательщиков, идущих на бурную «антитеррористическую» работу государства? От каких таких «террористов» в тихом, мирном, никогда не знавшем террора Крыму защищают крымчан? С каких пор моральная и посильная поддержка в трудную минуту друга, брата, соотечественника стала запрещенной законом? Кто сможет упрекнуть мать за любовь к сыну? Почему жена не может увидеть мужа? Как ребенок может поверить в миф, что любящий и заботливый отец вдруг стал плохим и опасным, потому что дядя с пистолетом в маске так решил?

Каким законом запрещено посещать открытые судебные заседания над кем бы то ни было, не говоря уже о судах над родными? Когда отменили свободное перемещение внутри страны? Все это называется «поддержкой терроризма»? Невольно и несправедливо осиротевшие при живых отцах дети теперь не могут жить под народной опекой, потому что тех, кто их поддерживает, будут тоже называть «финансирующими терроризм»?

Семьи без кормильцев и многодетные жены-одиночки, которых в Крыму с 2014 года уже более сотни, тоже не могут рассчитывать на поддержку солидарных с их бедой из-за угрозы обвинений в «поддержке терроризма»? Может весь непокоренный, не признавший оккупацию народ, который в единстве и солидарности друг с другом борется за свои права, тоже обвинить в «поддержке террористов»? Не смогли вынудить к самодепортации всех неугодных новой нелегальной власти Крыма посредством запугиваний и фальшивых уголовных дел, так теперь решили остудить их сочувствие друг к другу и солидарность?

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Мама думала, что хотят депортировать». Истории семей узников Кремля

Именно так все и выглядит после заявлений преступной власти и действий силовиков или же к этому все идет. Разве такое их поведение не есть прямой антинародный террор?

Журналистов, адвокатов, правозащитников, освещающих дела и политические преследования, также всячески преследуют и лишают статуса и лицензий, а лживая пропаганда называет этих людей маргиналами, иностранными агентами и провокаторами.

Беглый взгляд на миграционные процессы коренного населения Крыма дает понимание, что гибридная депортация и подавление любого инакомыслия по национальному, политическому и религиозному мотивам в Крыму набирает все больший оборот, безнаказанные репрессии — все больший охват и неприкрытость. Тот, кто это стимулирует и одобряет, и есть настоящий террорист!

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Папа в командировке». Как живут в Крыму семьи преследуемых крымских татар

Мне лично, как и всем заинтересованным людям, прекрасно известно до боли прискорбное положение и восприятие в мире вопросов и дел на религиозную тематику, особенно, если это связано с мусульманами. Любой крымский активист также видит, как вяло, с недоверием относятся в мире к сообщениям из Крыма о репрессиях по национальному и религиозному признаку, о правовом беспределе, судебном формализме и тому подобным вещам, которые игнорируют либо противопоставляют информации из профессиональных пропагандистских российских СМИ.

Как больно слышать наглые и глупые оправдания и легенды от должностных лиц и МИДа России, в том числе из Крыма, рассказывающих в ООН, ПАСЕ, ЕС про «прекрасную жизнь» Крыма в «родной гавани». Но более оскорбительно, когда эти международные институты и органы дискредитируют себя тем, что не работают и безрезультативны законы, конвенции, механизмы решения проблемы. Они не даже фильтруют лживую российскую пропаганду, формирующую ложные стереотипы об «исламском радикализме», «терроризме», «народном референдуме-волеизъявлении» в Крыму весной 2014 года.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Это гибридная депортация»

Бога ради, уберите в сторону все противоречивые стереотипы об «исламском терроризме», «экстремизм» и просто скажите: кто и как сможет принять и смириться с массовым задержанием родственников и общественности на Керченском мосту, с недопуском в открытые суды на приговоры под предлогом борьбы с «поддержкой терроризма»?! Только этого более чем достаточно для понимания, что на самом деле происходит в Крыму с крымскотатарским народом, с каким «терроризмом» и «экстремизмом» борется система, откуда как грибы появились десятки и сотни семей политзаключенных. Именно поэтому я вспомнил и написал эту фразу из басни Крылова «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

Р.S. Идет шестой год оккупации, а мой любимый мусульманский крымскотатарский народ продолжает громко говорить правду везде, где может, остается непокоренным и несломленным, борется мирным, ненасильственным путем за свое право жить в свободном от оккупантов Крыму, возрождать свою культуру и язык, изучать свою справедливую и мирную религию, сохранять свою многовековую историю как часть большой мусульманской семьи еще со времен Османского правления, твердо помня горькие уроки, за которые было заплачено высокую цену.

Сервер Мустафаев , крымский правозащитник, координатор «Крымской солидарности», правозащитными организациями признан узником совести (политзаключенным)

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Российские силовики утверждают, что за год предотвратили четыре теракта в Крыму
Следующая «Подавление любого инакомыслия в Крыму набирает все больший оборот»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *