«Подсознательно он всегда был готов к аресту»: два года со дня задержания Сервера Мустафаева


Два года назад – 21 мая 2018 года – в аннексированном Крыму задержали координатора «Крымской солидарности», правозащитника Сервера Мустафаева. Вместе с ним в тот день также арестовали жителя села Долинное Эдема Смаилова. На следующий день подконтрольный России суд в Крыму отправил Мустафаева и Смаилова в СИЗО Симферополя, а обвинения против них приобщили к материалам второго бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир», по которому на тот момент уже были арестованы шестеро крымских татар.

В ноябре 2019 года бахчисарайское дело о членстве в «Хизб ут-Тахрир» начал рассматривать Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону. После ареста Мустафаева международная правозащитная организация Amnesty International заявила о кампании по борьбе за его освобождение. Российский правозащитный центр «Мемориал» признал Сервера Мустафаева политическим заключенным. О том, как проходит процесс над Сервером Мустафаевым, поговорили с правозащитниками в эфире Радио .

Крымская правозащитница Лутфие Зудиева рассказала, чем занимался Сервер Мустафаев еще до своего ареста.

– Его деятельность была достаточно разнообразной, он занимался освещением судебных процессов. И здесь он работал абсолютно как правозащитник, он не подходил избирательно к судебным процессам. Приходил везде, где успевал и где мог. Кроме этого, он занимался еще и социально-бытовым обеспечением семей. Он также занимался международной адвокацией – он ставил себе задачу рассказать, что на самом деле происходило в Крыму.

Ошибка сервера

Этот URL-адрес был отправлен в нашу службу поддержки. Наши извинения.

Пожалуйста, используйте поиск, чтобы найти его в другом месте

Задолго до его ареста были такие инциденты, когда он сообщал нам о том, что наблюдает за собой слежку. Это были первые звонки. Потом был визит силовиков, в Судаке в январе 2018 года, когда переписали паспортные данные у всех, кто пришел на встречу «Крымской солидарности». Он также негласно получал предупреждения со стороны силовых структур. Он даже обсуждал планы, что могут делать активисты, если все-таки произойдет арест. Я думаю, что подсознательно он всегда был к этому готов, но при этом это его не останавливало.

Лутфие Зудиева

По словам Зудиевой, деятельность организации «Крымская солидарность» изменилась после ареста координатора.

– После арестов Сервера Мустафаева и Наримана Мемедеминова работа «Крымской солидарности» стала, во-первых, шире, а во-вторых, более структурирована. Их аресты сработали удивительным образом на людей в Крыму – никто не испугался, напротив, появилось много молодых ребят. К тому времени в рядах крымских активистов уже были люди, которые продолжили их дело.

Адвокат Сервера Мустафаева Лиля Гемеджи отмечает, что на судебных заседаниях ее подзащитный активно отстаивает свою позицию, поэтому ему не хотят предоставлять слово.

Ошибка сервера

Этот URL-адрес был отправлен в нашу службу поддержки. Наши извинения.

Пожалуйста, используйте поиск, чтобы найти его в другом месте

– Сервер Мустафаев является очень неугодным в судебном заседании, он мешает в судебном заседании. Потому что он на судебном заседании очень активен, он отстаивает свою позицию, и практически любое его замечание, будь то отношение к допросу либо возражение, либо ходатайство – оно настолько обширно и показывает абсурдность суда, прокурора и в целом политическую мотивированность данного преследования. Суд не хочет предоставлять слово Серверу Мустафаеву, очень часто перебивают его, останавливают. Вчера мы наблюдали то же самое, таким образом пытаются закрыть ему рот, чтобы он не озвучивал то, что не должны услышать. Он действительно является очень неудобным и очень токсичным для суда. В том числе благодаря его бэкграунду, его активной позиции, нарушения становятся яркими, публичными и привлекают внимание всех правозащитных организаций.

Лиля Гемеджи

По мнению адвоката, медийность Мустафаева не повлияет на приговор, но она привлекает внимание правозащитных организаций к процессу.

– В других процессах нарушений не меньше. И отношение суда к нашим подзащитным не является другим, чем в деле второй бахчисарайской группы («Хизб ут-Тахрир» – КР), но это не становится настолько заметным, как в деле Сервера Мустафаева. Я думаю, на исход конкретного судебного процесса в отношении второй бахчисарайской группы и в отношении Сервера Мустафаева данная публичная медийность, известность Сервера, его позиция вряд ли повлияет, и скорее всего будут вынесены жесткие приговоры в отношении всех фигурантов дела. Но его медийность способна изменить в целом вектор по этим делам.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Не дать повесить на крымских татар ярлык террористов»

Директор Amnesty International Украина Оксана Покальчук рассказала , как организация выбирает, в чью поддержку проводить информационную кампанию.

– Есть несколько факторов, которые мы включаем в анализ, когда принимаем решение. И первый из них – это ресурсы. Мы за последний год претерпели достаточно много финансовых кризисов. Количество наших независимых экспертов значительно уменьшилось. И сейчас выбор делается на основании того, как быстро и кто вообще сможет просмотреть материалы. Второй вопрос – то, что мы стараемся выбирать стратегические дела. То есть мы верим в то, что если мы в этом деле сможем повлиять на ситуацию, то эта ситуация повлияет системно на другие дела. Это не значит, что нам какое-то дело кажется более правильным. Это скорее вопрос того, что у нас на какой-то момент есть больше информации, контактов и знаний.

Оксана Покальчук

Оксана Покальчук также отметила, что письма, которые организация отправляет тем или иным учреждениям, в которых удерживаются политзаключенные, помогают контролировать ситуацию.

Ошибка сервера

Этот URL-адрес был отправлен в нашу службу поддержки. Наши извинения.

Пожалуйста, используйте поиск, чтобы найти его в другом месте

– Если говорить о властях Российской Федерации, то мы не будем ожидать, что они в ответ на наши письма выйдут с заявлением, и прокурор сам по своей воле заберет свои обвинения. Наша задача зависит от ситуации. Например, когда у Сервера Мустафаева обнаружили респираторное заболевание, задача была – забросать письмами учреждение, где он удерживался. Наш опыт говорит, что если место заключения человека забрасывать письмами на высоком уровне, это дает больше шансов, что к человеку не будут применять пытки, например, что его не будут держать в одиночке, что не будут кормить свининой, когда для человека это неприемлемо. Наши действия помогают не ухудшить ситуацию заключенного.

В Киеве 21 мая на странице правозащитной организации «КрымSOS» в Facebook презентуют книгу Сервера Мустафаева, написанную в СИЗО Симферополя. Книга называется «Життя в камері під камерою. Щоденник Сервера Мустафаєва» («Жизнь в камере под камерой. Дневник Сервера Мустафаева»). Презентация пройдет в годовщину задержания Сервера.

(Текст подготовила Иванна Ткачук)

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая ЧФ РФ усилят 6 МРК проекта «Каракурт» с «Калибрами»
Следующая В больницах Крыма удвоилось число пациентов с ОРВИ и подозрением на COVID-19 – медики

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *