«Подвесили к березе вниз головой». Полицейские пытки в России


Новосибирское управление СК возбудило уголовное дело против четверых сотрудников полиции Венегеровского района. Это произошло после видеообращения жителя села Усть-Изес, в котором он обвинил полицейских в пытках. Трое других возможных жертв находятся под арестом, а полицейские – на свободе. Корреспондент сайта Сибирь.Реалии пообщался с потерпевшим и другими жертвами полицейского насилия в Усть-Изесе.

Житель села Усть-Изес Венегеровского района Новосибирской области скотник Михаил Бондаренко опубликовал в соцсетях видеообращение, в котором рассказал, что его пытали полицейские. По его словам, 19 сентября сотрудники МВД ворвались к нему в дом, избили его, а затем вывезли в лес. Полицейские якобы искали некоего Мыльникова, а в ходе этих поисков избили Бондаренко и еще троих односельчан, Александра Дунаева и братьев Романа и Евгения Унзеров.

Error rendering VK.»Саньку выволокли в ограду, били, убивали, он там визжал»

– Когда записывали обращение, вы думали, что дойдет до уголовного дела?

– Изначально я вообще думал, что все с рук им сойдет, что ничего им не будет. Это уже не первый случай, о котором я знаю. Я сам уже жаловался неоднократно. Виновные не были наказаны. А тут, думаю, попробую – вдруг правда поможет. Получилось.

Где сейчас находятся полицейские, на которых вы написали заявление ?

– Сейчас спросил у одного полицейского, который приезжал на следственный эксперимент. Мы показывали, как и где нас били. Полицейский говорит, что их куда-то спрятали. Раньше их по району было видно, а сейчас нет. Знает, наверное, но не говорит.

– Что произошло в день избиения?

– Я собирался на работу. Я скотник, дойное стадо, сдаем молоко – на том и держимся. Я уже вывел коня, запрягал. Подъехали полицейские – показывай, мол, дом. Показал дом. Они того, кого искали, Мыльникова то есть, не нашли, нашли его пасынка. Решили оторваться на нем. Я заступился за него, попросил документы у них. Увидел, что они его начали бить. Сказал: «Что вы творите вообще?» Ну, и сам пострадал.

– То есть вы вмешались, когда они начали бить другого человека?

– Не совсем. Они приехали ко мне на двух “Нивах”, я попросил ордер на обыск. Они сказали: «Ты шибко умный или как?» Я посчитал их действия незаконными. Я тоже сталкивался [с полицией], какие-то же бумаги должны быть. Просто хотелось по закону. На их наглость я ответил не то что наглостью, а вежливостью – попросил документы.

Изначально было: «Открывай машину, показывай багажник». Я привязал коня, открыл машину, показал багажник. Пошли в дом, я продолжил требовать документы. Мне сразу пояснили, чтобы не выпендривался. Я торопился на работу, они прошли в дом, увидели, что у меня находится Санька (Александр Дунаев – сын сожительницы Мыльникова. – Прим. С.Р). Попросили сначала вежливо выйти. До коридора дошли, а там другой полицейский Саньке сразу в лицо, потом на меня набросились. Повалили на пол, начали бить, пока дети не выскочили из комнаты. Как только выскочили, они потащили меня на улицу. Вытащили в сенки, налетели, там побили. Всем, чем попадется под руку. О бетонное крыльцо, сапогами, уздой, всем, чем только можно. Ребятишки также вышли, сына зашвырнули в дом и продолжили меня бить. Саньку выволокли в ограду, били, убивали, он там визжал. Потом нас связали, вытащили за ограду. Там загрузили, запихали в багажник: Александра в одну машину, меня в другую. Было не очень приятно, еще все соседи это видели, как будто мы тут реально кого-то убили. По дороге останавливали, пару раз меня пнули и спросили про Мыльникова. Я сказал, что не знаю. Потом полчасика покатали, привезли в лес, по-человечески стали разговаривать. Разрешили из багажника вылезти, покурить. Я им объяснил, что я с этими людьми не здороваюсь даже больше года, у меня с ними конфликт.

Михаил Бондаренко

– Вы видели, как били Унзеров?

– Когда меня запихнули в машину, там уже был Евгений с разбитой головой. Александра в другую машину затолкали. В лесу еще Романа видел.

– А кто такой Мыльников?

– Юрий Мыльников, житель села. Мы общаемся с Александром – его пасынком, с Мыльниковым его мать живет.

– Почему полицейские его искали?

– Якобы он дом поджег бывшего председателя колхоза (экс-директора ЗАО «Усть-Изесское» Василия Тихонова). Они давно его ищут, к нему было много претензий со стороны полиции всегда. Когда пожар произошел, они начали активнее искать его. Именно его, они уже конкретно утверждают, что он поджигатель. Он до сих пор прячется.

– МВД, когда начало проверку после вашего обращения, заявило, что вы неоднократно судимы. Это так?

– Я судим, отбывал реальное наказание. Я после этого человеком быть перестал? У меня нет никаких прав? Меня нужно избивать, возить в багажнике по любому поводу, по любому шороху? Я понять вот этого не могу. Люди как-то судят интересно. Если сидел или был судим, значит все, конченый человек? Нет, конечно. Судим я в детстве за кражу, после этого за оскорбление сотрудника полиции, потом пьяное вождение на мотоцикле. Остановили – я остановился. Прав лишили, осудили.

– Сейчас, когда вы потерпевший, не замечаете предвзятого отношения со стороны СК в связи с вашими судимостями?

– Они относятся так, как и должны относиться сотрудники правоохранительных органов. Корректно, все ясно, понятно, популярно. Все, как и должно быть. Никакой предвзятости абсолютно.

– В видеообращении вы называете полицейских, которых обвиняете в избиении, по именам. Вы их знаете лично?

– У нас район маленький, каждого полицейского знаешь в лицо, по фамилии, по имени. У них контингент маленький. Все их знают. Если не знаю я, знают мои знакомые. Это же не город, здесь в лицо друг друга знают. Все свои кругом. Они из Венгерово (райцентр. – С.Р), работают в полиции там. Раньше был пункт участкового в селе, но теперь он только приезжает из Венгерово.

Как вы думаете, почему, если их все знают, они не боялись вас бить?

– Раньше такого прям не было. Если подтолкнут, подпихнут, грубые какие-то действия, пару раз ударят. Никаких увечий не было, просто физическая боль. По лицу не били – по телу только. Мы и не обращались по этому поводу. Люди привыкли, что они так работают. А здесь просто в открытую, ссылаясь на какую-то отмашку сверху вплоть до отстрела. «Какие тебе документы, давай, открывай багажник, двери открывай!» – это было с матами, с побоями. И руками, и ногами, и палками. И в лицо, и куда попадут – вообще без разбора били. Как будто реально какая-то пьяная драка. Я такое только в кино видел. Не мог предположить, что такое себе могут позволить сотрудники полиции, да еще и при исполнении.

Обращались ли вы к врачам? Какой диагноз они поставили?

– Я два дня в больницах. Меня хирург в первый день осмотрел, было воскресенье, больше врачей не было. В понедельник прошел всех врачей. Сейчас посадили на больничный на две недели, таблеток навыписывали. То ли подозрение на сотрясение, что-то там с дном глаза. Я в этих терминах не шибко понимаю.

Планируете добиваться какой-то компенсации от полицейских, может, денежной?

– Если честно, я о компенсации пока не думал. Хотелось бы, чтобы их просто наказали хотя бы. Рано об этом еще думать. Мне будет достаточно того, что их просто накажут.

Не боитесь, что отомстят?

– Не то чтобы я боюсь, что отомстят. Будь что будет. Если бы их так не наказали, я бы дальше страдал. Когда-то же должно было это прекратиться.

Под наказанием вы подразумеваете возбуждение уголовного дела? Но ведь суда же еще не было.

– Раньше и такого даже не было. А тут хоть дело возбудили.

Что говорят ваши соседи, жители села про ситуацию?

– Про меня говорят, что я ни за что пострадал. Все знают, что я по деревне не болтаюсь, не гуляю, не бухаю. Я не святой, но в последнее время некогда этим даже заниматься. В интернете часть людей сочувствует, многие пишут свои истории, что эти люди довели одного человека, другого. Но не хотят огласки. Говорят, много времени прошло, боимся. Так, в принципе, большинство на нашей стороне, многие сталкивались с этими людьми. Но есть и те, кто осуждает. Типа, мы сами плохие, судимые, надо вас всех пересажать.

То есть люди пишут свои истории об этих же полицейских? Они и раньше так себя вели?

– В свое время у меня был конфликт с полицейским из этого же отдела. Словесно конфликтовали. Я жаловался в нашу прокуратуру по этому поводу. Мне потом позвонили и сказали, что с ним поговорили и он больше так не будет, ты ничего не пиши больше.

Что за конфликт?

– Один из полицейских приехал ко мне: типа давай начинай стучать на соседей, либо я тебя детей лишу, либо наркотики подкину. До этого он вымогал деньги у парня, чтобы замять дело. Парню платить нечем было – дали год и восемь. Это в порядке вещей, об этом знает вся деревня. У него [полицейского] какой-то родственник в Новосибирске, какая-то шишка. Его даже из полиции не убрали. У нас никто наказаний никаких не несет, каждый друг другу брат, сват, товарищ. Все связано, все завязано. Захочешь пожаловаться – пожаловаться некому. У нас когда захотят закрыть, найдут, за что закрыть.

Где сейчас Унзеры и Дунаев?

– Нас всех на разных машинах развозили, мы были только с Евгением. Где остальные, я не знаю. Сейчас их привозили на следственный эксперимент. Вроде им дали по семь суток, якобы они сматерились. В Усть-Тарку куда-то возили на суд.

«Моего сына держали в багажнике «Нивы» избитым»

В картотеках Венгеровского и Усть-Таркского районных судов Сибирь.Реалии не обнаружили административных дел в отношении Александра Дунаева, Евгения и Романа Унзеров. Однако мать Дунаева и сестра Унзеров Ангелина сообщила, что они действительно под арестом до 28 сентября.

Где находятся ваши сын и братья сейчас?

– Под арестом они находятся, так их никто и не отпустил. И в больницу их так никто и не отправил. Я вчера их видела, вроде им полегче.

Роман Унзер и Александр Дунаев

Кого видели?

– Романа. Его привозили, делали обыск дома. Там были наши полицейские.

Те, которые его били?

– Двое из тех, которые били, вчера сидели в машине во время обыска. Одетые в форму, сидели там, улыбались. Смотрят мне в глаза и хохочут надо мной, как над дурой. У меня синяк под глазом – это я ударилась сама. Они говорят: «Че у тебя за синяк?». Я говорю: «Взяла да упала». Они мне с усмешкой: «Может, и твои братья тоже так взяли и упали». Сразу трое никак не упадут. И Мишка Бондаренко еще попал.

За что ваши родственники сейчас сидят?

– Что-то административное. Не сказали, за что. И думают, что поджог они сделали, подозревают их. Врача им так и не вызывали с 19-го числа. Полицейские еще поулыбались и сказали, что побоев никаких нету. Роман мне рассказал во время обыска, что у него все болит, что его в лес увозили, повесили там на березе вниз головой и он так висел.

Что именно с ними произошло 19 сентября?

– Сначала задержали Романа. Он позвонил, попросил принести сигарет. Мы с Евгением пошли в магазин, а он закрыт. Вернулись по домам. А потом Женя звонит, говорит, что его задержали. Через полчаса где-то прибежала дочь моя, говорит, что и Сашеньку полицейские избили и увезли в лес в багажнике. Я побежала к конторе (бывший пункт участкового. – Прим. С.Р) с сестрой. Там увидели Евгения, у него голова была вся разбита, а остальных я не видела. Мы с сестрой побежали за фельдшером. Когда фельдшер уже шел, брата взяли и увезли. Мы пытались не дать увезти, но нас оторвали – их там несколько мужиков было. Мне потом рассказали, что Роман был тогда в «собачатнике» (так называют бывший пункт участкового. – Прим. С.Р), а Сашеньку, моего сына, держали в багажнике «Нивы» избитым, прямо рядом с этим пунктом.

Сестра Ангелины Анастасия говорит, что полицейские несколько раз ударили и ее, когда она обнимала брата, чтобы его не увозили.

– Они меня по плечам, по рукам били, за пальцы щипали, чтобы я от брата отцепилась. Я кричала им, что беременна, у меня живот виден. А один [полицейский] еще орал, что я шлюха, – рассказала она.

Евгений Унзер

На следующий день после интервью Анастасия рассказала редакции Сибирь.Реалии, что ее ночью привезли в отдел полиции, где родственники сообщили ей, что от них требуют признаться в поджоге дома.

«Брат сказал, что если они не признаются, им пообещали подсунуть героин», – утверждает Анастасия.

По словам жителей Усть-Изеса, полицейские использовали незаконные методы и раньше. Один из сельчан на условиях анонимности рассказал, что около двух месяцев его избили по пути на допрос, требуя признаться в участии в драке.

СК возбудил уголовное дело по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ (Превышение полномочий с применением насилия и оружия), сообщили в новосибирском управлении ведомства. Подозреваемыми стали четверо полицейских.

«По версии следствия, 19 сентября 2020 года в дневное время в селе Усть-Изесс Венгеровского района сотрудники Межмуниципального отдела МВД России «Венгеровский» превысили должностные полномочия с применением насилия и оружия в отношении четырех местных жителей», – рассказали в СК.

ГУ МВД по Новосибирской области начало собственную служебную проверку. В полиции заявили, что «в случае подтверждения противоправных действий сотрудников органов внутренних дел они будет уволены из органов внутренних дел и понесут наказание в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, а их непосредственные руководители будут привлечены к строгой дисциплинарной ответственности».

Предыдущая В Беларуси во время протестов силовики задержали сотни людей
Следующая Некому водить: в России не могут поставить на вооружение «Армату»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *