«Политическое самоубийство» в Хабаровске. Как депутаты вышли из ЛДПР и тут же вернулись


17 депутатов гордумы Хабаровска, которые 23 ноября объявили о выходе из ЛДПР, передумали это делать. Свое решение они изменили после встречи с врио губернатора Хабаровского края Михаилом Дегтяревым. Есть версия, что об этом их попросила сестра Сергея Фургала, а ее в свою очередь сподвигли на это другие люди.

Всего в городской думе 35 депутатов: один справедливоросс и 34 – члены ЛДПР. Ровно половина из них решили выйти из партии, в том числе спикер думы Михаил Сидоров и глава комитета по бюджету Наталья Жирякова.

Заявили о своем выходе следующие депутаты гордумы Хабаровска:

Михаил Сидоров, Владимир Майсак, Владимир Матвеев, Михаил Мурылев, Арсен Клычев, Константин Головко, Иван Фоменко, Сергей Перепечкин, Ольга Ващенко, Дарья Зубкова, Денис Куратов, Семен Гнутик, Денис Выходцев, Кристина Корнеева, Евгений Шепета, Антон Никольский, Наталья Жирякова.

Иван Фоменко (справа)

В понедельник вечером, после объявления о том, что они покидают ЛДПР, депутаты уклонялись от комментариев, большинство из них не отвечали на звонки. Потом выяснилось, что они находятся на встрече с Михаилом Дегтяревым, который является не только врио губернатора края, но и координатором местного отделения ЛДПР. На следующий день депутаты все еще были недоступны для комментариев, лишь один из них на условиях анонимности сообщил корреспонденту Сибирь.Реалии, что «региональное отделение услышало претензии депутатов, выхода не будет». Позднее это официально подтвердил Михаил Сидоров .

– Решение не выходить из партии мы приняли после встречи с губернатором края Михаилом Дегтяревым, – говорит Сидоров. – Нам пообещали «пойти на встречу» и решить все проблемы, которые мы озвучили, наладить диалог. При условии исполнения всех этих договоренностей мы решили остаться в партии. Больше всего нас беспокоило то, что мы никак не можем договориться с исполнительной властью города Хабаровска. Есть вопросы к прозрачности финансовых потоков в бюджете города.

Арсен Клычев

Да, ранее мы заявили, что причина – несогласие с политикой регионального отделения партии. Главное, что нам нужно, чтобы хабаровские депутаты могли самостоятельно (подчеркиваю, самостоятельно!) принимать решения. Пока же фракция партии спускала свои указания депутатам сверху, требуя их безусловного исполнения. И не всегда эти решения принимаются людьми, компетентными в вопросе. В частности, нас беспокоит решение с муниципальным имуществом, которое чиновники пытаются передать одной организации в бессрочное пользование (речь идет о муниципальном спортивном комплексе «Будь здоров» – власти планировали его передать в безвозмездное пользование чеченской общественной организации «Башлам», которая собиралась там открыть бойцовский клуб. Во вторник на заседании думы представители общественности выступили против этой идеи, и вопрос был снят с повестки заседяния думы – прим. С.Р.). В этом и состоит наше несогласие с политикой партии, которая поддерживает чиновников. Этот момент губернатор нам тоже пообещал уладить. Завтра лечу в Москву обсуждать все договоренности с лидером фракции партии ЛДПР Владимиром Жириновским. Что касается протестного движения края, здесь наши настроения не меняются. Я, в частности, по-прежнему поддерживаю арестованного губернатора края Сергея Фургала, – заявил Сидоров.

Владимир Майсак

На губернаторских выборах 2018 года действующий на тот момент глава региона единоросс Вячеслав Шпорт проиграл члену ЛДПР Сергею Фургалу. С тех пор ЛДПР стала лидирующей политической силой в крае: помимо поста губернатора она сумела получить абсолютное большинство в городской и краевой думах. Однако, после того как либерал-демократы дистанцировались от массовых протестов против ареста Сергея Фургала, многие эксперты сомневаются в том, что партия сохранит свой электорат в Хабаровском крае. В следующем году должны состояться досрочные выборы губернатора. Корреспонденты Сибирь.Реалии спросили экспертов, как все последние политические события повлияют на шансы партии Жириновского остаться у власти в этом регионе.

Антон Никольский»Для ЛДПР отношения с Кремлём важнее, чем поддержка избирателей»

– Очевидно, что история с Сергеем Фургалом в Хабаровском крае сложилась так, что ЛДПР фактически бросила его в этой ситуации, – считает политолог Александр Кынев . – И эта история нанесла партии существенный имиджевый ущерб. Показательно, что на акциях протеста, которые идут в Хабаровске пятый месяц, изначально не было никаких лозунгов в защиту ЛДПР, а очень быстро появились лозунги против Жириновского и против ЛДПР – как партии, которая не поддерживает людей, избранных от неё. Можно сказать, что партия в регионе впала в анабиоз. Часть людей из неё вышли ещё летом. Никакой массовой поддержки нет ни Фургалу от партии, ни от населения в адрес партии – в ответ. Учитывая, что Дальний Восток был электоральной базой ЛДПР с момента её выхода на первые партийные выборы в 1993 году, для неё это, мягко говоря, тревожный сигнал. Но это вопрос приоритетов. Для ЛДПР отношения с Кремлём важнее, чем поддержка избирателей.

В свете этого демарш депутатов выглядит как постепенное разложение политического трупа ЛДПР в Хабаровском крае. Постепенно те люди, которые приходили под знамёна Сергея Фургала, потихонечку дистанцируются – посылают публичные сигналы о том, что им все это не нравится. У Дегтярёва с рейтингами всё плохо, антирейтинг бешеный, он ведёт себя грубо. Силовые акции в адрес протестующих, журналистов, блогеров не могут добавить никакой популярности. Ситуация, на мой взгляд, находится в одном и том же состоянии всё последнее время. Только власть ведёт себя всё более жёстко, но это не тот регион, где на этом можно получить какую-то поддержку. Мне кажется, что этот демарш, дезавуирован он или нет, он всё равно сыграл свою роль. Это заявление символической позиции, показывающей, что ЛДПР – это одно, а люди, избранные в регионе, – это нечто другое, это команда Фургала. Я думаю, так надо это оценивать, – считает Кынев.

Сергей Перепечкин»Это, безусловно, очень странно»

Гражданский активист из Хабаровска Виталий Блажевич считает всю ситуацию с выходом 17 депутатов из ЛДПР и их последующим возвращением смехотворной.

– По мне, так это очень смешно. А почему они ещё летом не вышли и почему не поддержали протестующих? В любом случае вся эта суета, политическая возня, она ведь только из-за протестов. Я надеюсь, что репутация ЛДПР со всей этой историей окончательно разрушена в крае, вслед за «Единой Россией».

Политолог Аббас Галлямов полагает, что на депутатов городской думы Хабаровска могли оказать давление, поэтому они изменили своё решение.

– Можно предположить, что на депутатов было оказано давление. У каждого есть работа, бизнес, семья – зацепки и подходы можно найти практически к любому. Федералов, работающих в интересах Дегтярёва, там сейчас много – силовики, полпредство, сам Кремль – так что неудивительно, что депутатов удалось запугать. В конце концов, это не несистемная оппозиция, в ЛДПР героев нет.

По мнению Галлямова, демарш депутатов существенно повлияет на горожан и их отношение к либерал-демократам.

– Настроения местных жителей радикализуются, рейтинги ЛДПР упадут. Возникнет вакуум, который заполнит собой та сила, которая покажет себя наиболее непримиримым критиком системы, – считает политолог.

Наталья Жирякова

С тем, что на пытавшихся покинуть ЛДПР депутатов могли надавить и даже угрожать им, согласен и руководитель Центра развития региональной политики политолог Илья Гращенков .

– Это, безусловно, очень странно – сначала заявить о выходе из партии, а потом тут же – принять обратное решение. Возможно, им предложили что-то серьезное взамен на их недавней встрече с главой региона, а может, это предложение было таким, от которого не отказываются. Да, может, угрожали. У каждого же депутата есть свои интересы в крае, мало ли.

Пока трудно прогнозировать, как это скажется на рейтинге партии, – все зависит от того, как будет представлено это решение, как они сами его объяснят. Пока этот рейтинг еще высок, он, конечно, снизился серьезно после того, как в ряды ЛДРП вошел губернатор Дегтярев, но политический вес местное отделение еще имеет. Надолго ли? В политике нет такой мгновенной волатильности, как на фондовом рынке, – будет видно в перспективе. Если депутаты продолжат отмалчиваться о причинах смены решения, безусловно, мнение о них в крае серьезно изменится в худшую сторону. Если скажут, мол, решение о выходе принимали по таким-то причинам, и вот так нам предложили их изменить, – часть жителей могут их понять. Но если обещанное не исполнят, повторить такой ход они, конечно, не смогут – он просто не будет иметь эффекта. Но если правильно разыграют карты – мол, согласились ради жителей, могут и нормально принять. Тем более, произошло это как-то очень стремительно.

Александр Каян

Депутат гордумы Александр Каян, который вышел из ЛДПР еще в июле, сразу после ареста Сергея Фургала, признался, что решение коллег «вернуться» в партию вызвало у него недоумение:

– Я сам только узнал об этом. Сижу, недоумеваю. Я знаю этих людей, знаю, что они долго думали перед тем, как объявить о своем решении выйти из партии, они взвесили хорошо все риски, возможные последствия, и это решение не было шантажом. И причины у них были серьезные, хоть и отличные от моих: когда я в июле выходил из партии, это было исключительно политическое решение, поскольку ЛДПР у меня ассоциировалась с Фургалом и его политикой, а после его ареста – перестала. У коллег, насколько я понял, причины были больше рабочего характера – указания партийного руководства мешали их работе депутатов. Но, тем не менее, они же понимали, что отказ от выхода – политическое самоубийство: даже если их договоренности выполнят, люди за них уже все равно не проголосуют.

То есть, видимо, речь не просто о договоренностях, может, в ход пошли угрозы. Что неудивительно, ведь для федерального центра выпустить из-под контроля 17 депутатов – это, по сути, потерять целый город. Это полдумы, половина представительного органа власти, решающего вопросы бюджета. Это безусловно повестка федерального уровня! Возможно, этим 17 депутатам объяснили внятно и доходчиво, что вертикаль власти у нас непоколебима. Когда я объявлял о выходе, что только ни делали – и угрожали, и уговаривали, и купить пытались. Даже лично Владимир Вольфович Жириновский позвонил – просил, точнее, требовал сдать мандат. На что я спокойно отказался, и в работе мне это, к слову, не мешает. Однако меня тогда спасла огласка, я заявил о проблемах в своем блоге, и общественность за меня вступилась. Может, потому и не тронули, что был на виду. У них же сейчас другая ситуация – что там происходит на самом деле, кто знает.

Дарья Зубкова

Петр Емельянов , депутат законодательной думы Хабаровского края, заявил о своем выходе из партии ЛДПР сразу после ареста бывшего губернатора региона Сергея Фургала. За коллегами из городской думы он наблюдал внимательно, но такой развязки не ожидал.

– Я с большим интересом наблюдал за этим процессом. Сейчас я в командировке, в другом городе, но активно читал все сообщения в прессе. И сначала для меня это был сильный ход, как будто мальчик становится мужчиной. Еще и декларация была такая: не предадим Фургала, еще какие-то громкие заявления. Более того, ребята обозначили свою позицию, четко сказали, что это не саботаж, и они продолжат работать на благо людей, но без оглядки на региональное руководство. Я посчитал это сильным ходом. Но потом их вечером вызвали к Дегтяреву на ковер. Что он им там сказал, я не знаю, но на следующий день все решили резко передумать. Для меня это было определенным шоком.

Если человек со стержнем заявляет что-то, то нужно идти до конца, держаться своей позиции. Я не знаю, что они будут говорить избирателям. Ведь ни партийное руководство, ни Кремль: именно избиратели – главный цензор. А избиратели после такого отзовутся только негативом. Что ими двигало, когда они входили-выходили, я не знаю. Но совершено точно, авторитета они себе не добавили. Это ж определенный шаг, уйти в самостоятельное плавание. Тут нужна не только политическая воля, но и собственная. Я, кончено, предполагал, что кто-то вернется: мол, передумал, не захотел. Но что все разом – я просто не понимаю. Они что единый организм, или коллективный разум?

Они свою судьбу уже решили. Мне как-то сказал один политолог, что если прешь, то при до конца. Иначе ты политический труп. И вот мы родили 17 политических трупов.

– Некоторые считают, что они могли бы заработать политических очков, выйдя на площадь к протестующим. Так ли это и поможет ли что-то сейчас их имиджу?

– Я изначально к протестующим не вышел. Проявил слабость, трусость, может. Я чувствую, что не прав был. И дальше я не хожу к ним, потому что надо было с первого дня быть с людьми, а сейчас я буду ни кто иной как хайпожор. Если бы эти депутаты вышли, да, они бы забрали себе некоторую аудиторию. Но кому и для чего? Так что посмотрим, как будут развиваться события. Оперативно решили с ними вопрос, конечно, Дегтяреву – пятерка, ребятам – минус. Все это реально печально. Лучше бы они вообще не делали этого шага.

UPD:

Как стало известно, депутатов гордумы попросила не выходить из ЛДПР сестра Сергея Фургала. Об этом корреспонденту Сибирь.Реалии рассказал Александр Каян.

– Информацию о звонке сестры Сергея Фургала подтвердил Михаил Сидоров в соцсетях и Наталья Жирякова. Насколько мне известно, она звонила председателю гордумы Михаилу Сидорову на следующий день после всех событий, получается, вчера утром. По ее мнению, у защиты Сергея Фургала могут быть проблемы при оплате адвокатов, и Галина Ивановна переживала, что могут быть последствия после такого массового выхода из партии ЛДПР городских депутатов. Сложно провести логическую цепочку, но партия действительно сильно помогает с оплатой адвокатов.

– Вы думаете, это ее идея или ее попросили обратиться к депутатам?

– Как я понимаю, это шантаж на шантаж. Нашли болевые точки, на которые можно надавить и экстренно решить проблему. Она не лезет в политику, ей, в принципе, все равно на политику. Об этой ситуации она могла узнать, только если ее кто-то попросил, рассказал, намекнул. Она сама как женщина не понимает, что это такое, когда 17 депутатов вышли из партии. Ну, вышли и вышли. Вряд ли бы она сама разбиралась в этой ситуации. Сама бы она до такой мысли точно не дошла.

Предыдущая «Дух у него боевой!»: как правозащитники и родственники борются за здоровье Олега Приходько в СИЗО
Следующая Для фрегата «Херсонес» в Крыму планируют пошить паруса за 23 млн рублей

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *