«После деоккупации хочу пробежать марафон из Алушты в Ялту»: «Зе Интервьюер» Анатолий Анатолич – о Крыме в своей жизни


Ведущий программы «Ранок з Україною» и автор Youtube-канала «Зе Интервьюер» Анатолий Анатолич считает своим любимым местом в Крыму поселок Гурзуф, но не планирует посещать полуостров до деоккупации. Об этом он заявил в конце августа.

Чтобы расспросить Анатолия Анатолича подробнее – о воспоминаниях, связанных с Крымом, и о планах на время после его деоккупации – ведущая Катерина Некречая пригласила его в эфир Радио .

– Анатолий, почему вы, не будучи крымчанином, следите за происходящим в Крыму?

– Как и у многих украинцев, у меня с Крымом связано очень много приятных воспоминаний, а, начиная с 2014 года – много болезненных эмоций. И вообще, новости Крыма – это новости моей страны. Конечно, в первую очередь это место, куда мы ездили отдыхать – на курорты Южного берега. В то же время Крым, как и Донецк, для многих артистов был местом работы – на корпоративах и так далее. В декабре я бывал на полуострове по нескольку раз, потому что все большие компании отмечали там Новый год. Я помню, как мы с певицей Елкой после корпоратива в гостинице «Ялта-Интурист» невыспавшиеся общались на вечные темы, говорили за жизнь и тому подобное.

– И все же вы выделяете как любимое место в Крыму именно Гурзуф. Почему?

– Во-первых, могу похвастаться, что в детстве я дважды бывал в «Артеке», благодаря бабушке, которая имела отношение к распределению путевок. Так я увидел Гурзуф еще маленьким мальчиком, а уже потом приезжал туда студентом. Во-вторых, мой товарищ работал музыкантом в военном пансионате в центре поселка, и я жил у него в этих старых корпусах. Это было так круто! Уже позднее, когда я стал популярным ведущим, то много работал в «Пальмире Палас» за Ялтой. Последние два новых года перед аннексией я встречал в Крыму, мне очень нравилась такая традиция. Тогда полуостров казался мне эдакой Калифорнией – многонациональным курортом. Скоро будет уже семь лет, как я не был в Крыму.

ФотогалереяГурзуф в июле: пересохшая Авунда, жилье в аренду и малолюдные пляжи (фотогалерея)

– Как вы впервые узнали о крымских татарах?

– Помню, еще студентом пытался познакомиться с девчонкой, а мне говорят: «Ты что, это крымская татарка, там все строго!» Много позже я посмотрел фильм «Хайтарма» Ахтема Сейтаблаева и благодаря ему увлекся изучением этого вопроса, очень много читал о депортации. Я понял, насколько это глубокая трагедия: родители, бабушки и дедушки молодых крымских татар жили мечтой вернуться на свою землю. Они возвращались один раз – их опять выдворяли, но они снова ехали. Надо признать, что до событий 2014 года я очень мало знал о крымских татарах – и думаю, что то же относится к большинству украинцев. Есть истории, есть проблемы, есть люди, о которых можно и нужно рассказывать. Мне особенно радостно, когда у меня на канале именно молодые зрители узнают что-то новое и удивляются: оказывается, в Крыму все вот так!

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Российская империя, СССР веками уничтожали наш народ. Их нет, а народ есть», – режиссер из Крыма Сеитаблаев

– Какое интервью, связанное с Крымом, вы бы выделили?

– Интервью с Джамалой набрало много просмотров, и там было очень много про Крым. Я даже открою секрет, что мы убрали некоторые кусочки интервью из финального монтажа, которые были очень яркими по содержанию, эмоциональными, но некоторые высказывания могли бы навредить близким в Крыму. Это большая проблема со всеми, с кем мы общаемся на этот счет, у многих там остались родственники. Приходится лавировать, чтобы никого не подставить. На самом деле я не переживаю за количество просмотров – скорее за их качество и за людей, которые смотрят. Пусть будет десять тысяч зрителей, но это будут осознанные люди.

– Смотрят ли ваши выпуски на YouTube в России?

– От всей аудитории это где-то 5% – так же, как США. Мы делаем продукт исключительно для украинского рынка. Понятно, что в России аудитория YouTube в десятки раз больше, и стать популярнее там легче, чем в Украине – хотя конкуренция и больше. Если говорить о каналах-миллионниках в нашей стране, значительная доля от этих показателей принадлежит именно российской аудитории. Это и те же интервью Дмитрия Гордона , и каналы, которые делают какие-то пародии – они точно ориентируются на тот рынок.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: О Гордоне, Шарие и будущем журналистики. Интервью с Павлом Казариным

– При этом ваш канал в значительной части русскоязычный.

– Все очень просто: на каком языке говорит гость, на таком мы с ним и общаемся. Понятно, что интервью, скажем, с Сергеем Притулой , с Джамалой мы записываем на украинском. У меня нет привязки к языку, а некоторым гостям, которые недавно перешли на украинский, легче говорить на русском. Вообще, спекуляция на языковой проблеме, как мы помним, и была одним из главных триггеров в Донецке и в Крыму: мол, сейчас придут и будут переучивать нас, чтобы мы говорили на украинском. Разумеется, все это выдумано, никто никого не заставит. Мне кажется, надо делать максимально крутой контент на украинском – это главный способ популяризировать язык.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Стимулировать украинскую песню и контент

– Наш слушатель спрашивает: брали ли вы интервью у украинских звезд, которые выступают в России – Ани Лорак, Светланы Лободы?

– Нет, таких интервью у меня нет. Как бы это прагматично ни звучало, по законодательству Украины украинцы имеют право работать и в Крыму, и в России, но ни один из наших артистов не выступает в оккупированном Крыму, наверное, показывая свою позицию на этот счет. Многим российским звездам после концертов на полуострове запрещают въезд в Украину. Большинство из них говорят, что на полуострове тоже живут люди и что они тоже хотят смотреть выступления. Тогда ты, наверное, должен продемонстрировать свою позицию и, не нарушая законодательство Украины, въехать через Херсонскую область – и никто тогда не запретит тебе въезд.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Артисты в Крыму стали еще одним оружием Кремля»

– Вы уже сказали, что не собираетесь ехать в Крым до деоккупации. А куда бы первым делом поехали после нее в первую очередь?

– Романтичный вопрос! Моя старшая дочка Алиса в 9 лет уже побывала на трех океанах: купалась в Индийском, гуляла возле Тихого, ходила на корабле по Атлантическому. Но ее первое море – Черное, хоть она и не помнит, потому что тогда ей было несколько месяцев. Я очень хочу еще раз поехать с ней в Крым и привезти на то самое место, где она впервые в жизни увидела море. Это, конечно, Гурзуф. А вообще я хотел бы попутешествовать по Крыму на автомобиле, по разным местам. Возьму кабриолет и поеду кататься по Крыму!

– Прогноз: когда это может произойти?

– Вообще, давать прогнозы – неблагодарная вещь. Если бы у меня был какой-то инсайт, я бы с удовольствием рассказал, что это случится уже через год… Скажем так: думаю, что деоккупация произойдет – это лишь вопрос времени. Хочется, конечно, пораньше, пока мы молоды, живы и здоровы. У меня есть мечта – пробежать марафон из Алушты в Ялту. Это как раз 44 километра. Заранее гарантирую крымчанам: когда мы возвращаемся в Крым, я организовываю крутой забег.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Предыдущая «После деоккупации хочу пробежать марафон из Алушты в Ялту»: «Зе Интервьюер» Анатолий Анатолич – о Крыме в своей жизни
Следующая «После деоккупации хочу пробежать марафон из Алушты в Ялту»: «Зе Интервьюер» Анатолий Анатолич – о Крыме в своей жизни

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *