«Потешные процессы в отсутствие обвиняемых»: как в Крыму идут российские суды над Джемилевым и Чубаровым


В российских судах аннексированного Крыму продолжается заочное рассмотрение уголовных дел против лидеров крымских татар. Так, 10 сентября возобновился судебный процесс, в котором Мустафу Джемилева обвиняют сразу по трем статьям – в том числе в «незаконном пересечении государственной границы России» на полуострове 3 мая 2014 года.

В то же время в Крыму судят главу Меджлиса крымскотатарского народа Рефата Чубарова . Его обвиняют в «организации массовых беспорядков» и «публичных призывах к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России» по следам проукраинского митинга 26 февраля 2014 года в Симферополе. И Рефат Чубаров, и Мустафа Джемилев не признают свою вину и называют обвинения против них политически мотивированными. О том, как идут эти процессы на полуострове, шла речь в эфире Радио .

Российский адвокат Николай Полозов рассказал о двух последних судебных заседаниях по делу Мустафы Джемилева.

– Идут допросы свидетелей обвинения – мы выслушали уже четырех. Все они касаются событий 3 мая 2014 года и обвинения в незаконном пересечении границы. Эти люди присутствовали там в тот момент по разным причинам: двое говорят, что пришли встретить Мустафу Джемилева , потому что уважают его, третий – что оказался там случайно. Защита задала вопрос: была ли в тот момент обозначена граница как таковая?

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Суд по «делу Джемилева»: первый свидетель

Свидетели затруднились ответить, потому что никто не видел пограничных знаков, столбов, полос и так далее. Большинство сказали, что это дорога – трасса Армянск-Херсон, чистое поле, где около поста ГАИ стояло несколько вагончиков с вооруженными людьми в форме. То есть, никто не извещал людей о том, что там находится граница. Что самое главное: никто из свидетелей не дал показания, что Мустафа Джемилев пытался каким-либо образом прорваться сквозь оцепление в Армянск.

Николай Полозов

Таким образом, Николай Полозов приходит к выводу, что установить, пересекал ли его подзащитный линию, которую Россия считает государственной границей, пока невозможно.

– Один из свидетелей рассказал, что эти вооруженные люди стреляли в воздух одиночными и очередями, и в то же время все в один голос утверждают: собрание людей во главе с Мустафой Джемилевым было абсолютно мирным, и у них не было никаких предметов, которые можно было бы использовать в качестве оружия. Словом, зачем было стрелять воздух, неизвестно. Мы считаем обвинение абсурдным: ведь граница это не просто линия, прочерченная на земле, а определенный материально-технический комплекс, но свидетели ничего такого там не наблюдали. С нормативной же точки зрения, по состоянию на 3 мая 2014 года в той местности отсутствовал пограничный режим. По российскому законодательству он вводится приказом ФСБ, а таковой в отношение окрестностей Армянска последовал только в декабре 2014 года. Таким образом свидетели обвинения на деле оказались свидетелями защиты.

Крымские татары встречают своего национального лидера Мустафу Джемилева на въезде в Крым. Херсонская область, 3 мая 2014 года

Николай Полозов также планировал защищать Рефата Чубарова, однако российское следствие добилось его отстранения в связи с конфликтом интересов – из-за того, что адвокат ранее представлял интересы Ахтема Чийгоза по «делу 26 февраля». Николай Полозов назвал это решение необоснованным и обжаловал его.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Приближение Гааги. Главные иски Украины против России

Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров подчеркивает, что его собственное участие как обвиняемого в российском суде обусловлено исключительно желанием впоследствии обратиться в международные инстанции и поддержать претензии Украины к России.

– Обвинение против меня опирается на материалы, которые российские следователи собрали во время суда над Ахтемом Чийгозом. Слушания начались при назначенном адвокате – я поддерживаю с ним связь, чтобы получать информацию о состоявшихся судебных заседаниях. Сейчас объявлен перерыв, продолжить обещают в октябре. Мы уже подали жалобу на то, что Николая Полозова не допустили в качестве моего защитника. Они всячески стараются провести процесс без него и очень спешат – ведь он очень хорошо знает материалы дела. Наше участие в суде связано не с надеждами отстоять справедливость и доказать, что российская оккупационная сторона сфальсифицировала все дело – это и так понятно. Мы занимаемся этим, чтобы в дальнейшем довести это дело до международного суда – хоть Россия и не выполняет решения, не соответствующие ее интересам.

Рефат Чубаров

Российский журналист и диссидент Александр Подрабинек видит в этих преследованиях желание силовиков в Крыму впечатлить руководство.

– На мой взгляд, эти уголовные дела говорят не о том, что российские марионеточные органы власти в Крыму хотят донести что-то до лидеров крымскотатарского народа – они скорее стремятся выслужиться перед московским начальством. Показать свое рвение, нетерпимость, патриотизм, как они его понимают – это и есть основная цель. Кто-то хочет продвинуться по службе, получить новые звездочки и должности. Мне кажется, особенно для Мустафы Джемилева, который отсидел полтора десятка лет в советских тюрьмах, такое заочное преследование должно казаться комичным. Российские власти создают эдакий потешный процесс, на котором нет подсудимых и предъявляют совершенно идиотские обвинения с надеждой, что тщательность этой игры заметят и оценят в Москве.

Александр Подрабинек

Александр Подрабинек также не исключает, что российские судебные процессы над Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым вызваны и их намерениями весной этого года провести мирное шествие на Крым, которое пока так и не состоялось из-за эпидемии новой коронавирусной инфекции.

– Марш на Крым – это хорошая идея, но со стороны российской власти ответ будет не мирным, а репрессивным, так что это рискованная затея, участники могут серьезно пострадать. Для крымских татар ничего нового в этом нет, они десятилетиями боролись за право вернуться в Крым и теперь вынуждены продолжать борьбу. Вполне возможно, что из этих судебных процессов над Джемилевым и Чубаровым будут выделены другие дела – уже против тех, кто находится в Крыму.

Украинский политический аналитик Юлия Тищенко полагает, что международные инстанции недостаточно жестко реагируют на преследования крымских татар российскими силовиками.

– Эти дела – часть общей кампании по дискредитации крымскотатарских национальных органов и один из сигналов об устойчивости позиции российского руководства относительно Крыма. Хотелось бы напомнить, что сейчас в российском заключении находится порядка 70 крымских татар, которых правозащитники называют политзаключенными. Реакция международных структур на эти процессы носит сугубо политический характер: резолюции Генассамблеи ООН, заявления Совета Европы и так далее. Однако нет непосредственной связи этих уголовных дел с усилением санкций против России – все же это нарушения прав человека. Сейчас анонсируется очередное расширение санкционного списка Евросоюза, но там упоминаются лица, причастные к строительству моста через Керченский пролив. Мне кажется, это недостаточная реакция на то, что происходит в Крыму.

Юлия Тищенко

Международный правозащитный центр «Мемориал» считает крымских татар – фигурантов уголовных дел по обвинениям в причастности к терроризму и экстремизму политическими узниками Кремля.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

В свою очередь, в украинской прокуратуре Автономной Республики Крым выдвигают обвинения организаторам этих судебных процессов и ходатайствуют об их внесении в украинские санкционные списки.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Предыдущая «Потешные процессы в отсутствие обвиняемых»: как в Крыму идут российские суды над Джемилевым и Чубаровым
Следующая В Турции отреагировали на возможные санкции ЕС

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *