«Правозащитная» риторика крымского омбудсмена


Специально для

На минувших выходных на сайте российского уполномоченного по правам человека в Крыму Людмилы Лубиной появился отчет о работе омбудсмена за прошедший год. Как оценивает российская власть ситуацию с правами человека на полуострове, какие нарушения упорно не замечает и где видит положительную динамику?

«Вы все врете»

Именно такая роль изначально была отведена «крымскому омбудсмену» Людмиле Лубиной – ретранслировать пропаганду о счастливом выборе крымчан на фоне непрекращающихся арестов, обысков, пыток и других преследований. Этой задаче посвящена вся первая глава ее отчета с красноречивым названием «Ложь и правда о жизни в Республике Крым».

В этой главе «омбудсмен» дает свой, местами чересчур гневный ответ на международную оценку событий, происходящих в Крыму. Лубина расправляется с заявлениями представителя Миссии ООН в Украине, насмехается над резолюцией ООН о положении прав человека в Крыму, иронизирует по поводу обращения в Международный уголовный суд.

«Почему же крымские свобода и мир вызывают такую злобу, такое неприятие в «очагах мировой демократии» – США и Европейском союзе? Не потому ли, что «Крымская Весна» сорвала их собственные планы по размещению в Крыму военных баз НАТО и превращению Крыма в очередной антироссийский плацдарм? Не в бровь, а в глаз?! Верно?! Не потому ли одна за другой выплескиваются в информационное пространство волны лжи о России и Крыме?» – пишет Лубина в своем докладе и сообщает о том, что на Россию идет наступление по всем фронтам «информационной войны».

​Именно этим, а не беспрецедентным за последние 70 лет нарушением международных норм, она объясняет позицию мировой общественности. Все сообщения об ущемлениях прав украинцев и крымских татар в докладе названы «политической спекуляцией и «раздуванием», заявления мониторинговой миссии ООН о незаконных арестах и задержаниях, насильственных похищениях, пытках – «достаточно странными» и «нелегитимными». По мнению Лубиной, в массовом недовольстве населения действиями оккупантов мировую общественность пытаются убедить лидеры запрещенного в России Меджлиса, «которые потеряли свою власть и влияние в Крыму и теперь в бессильной злобе пытаются посеять семена вражды между народами Крыма».

Целью всех этих «странных», «спекулятивных», «нелегитимных», «бессильно-злобных» и прочих «раздуваемых» оценок о ситуации с правами человека в Крыму, по мнению «омбудсмена», является раскачивание и дестабилизация ситуации в регионе. «А дальше – завопят, брызжа отравленной слюной по российским «майданам», доморощенные вожди, заскачут их, купленные за тридцать монет сторонники, запылают покрышки и дома. И все! Нет больше России!» – прогнозирует Лубина.

«Ихтамнет»

При всей одиозности этого заявления, которое как-то не сочетается с представлениями о роли и функциях уполномоченного по правам человека, чиновница отмечает, что в Крыму нет политических преследований и политзаключенных. «Несомненно, за убеждения, взгляды, мнения крымчан никто не преследует. В Крыму, как и в России, нет и не может быть «политических заключенных», так как это понятие не соответствует российскому законодательству и правовой системе РФ в целом», – отмечается в докладе.

Чуть ниже говорится, что «уполномоченный в который раз высказала убеждение, что преследования крымских татар за «инакомыслие» в Крыму нет. Подавляющее большинство крымских татар поддерживало и поддерживает воссоединение Крыма с Россией».

Также в Крыму «нет» нарушений в сфере свободы слова. «Каких-либо обращений о нарушении прав средств массовой информации либо отдельных журналистов к уполномоченному по правам человека в Республике Крым, а также в Министерство внутренней политики, информации и связи Республики Крым не поступало», – сообщается в докладе.

Опасные факты

Чтобы как-то подкрепить гипнотические повторения о том, что крымчане зажили счастливой дружной семьей на оккупированной территории без всякой дискриминации, «уполномоченный» вынуждена изредка обращаться к фактам. В результате мы имеем несколько официальных цифр от «органов власти» по некоторым аспектам нарушений прав человека в Крыму.

Так, в докладе приводятся цифры о том, сколько учеников в прошлом году получали образование на украинском и крымскотатарском языках. Согласно данным из отчета, в Крыму работает 1 школа с украинским языком преподавания, в которой учатся 132 ребенка. Также на весь полуостров насчитывается 19 украинских классов, в которых учится 239 школьников. Ранее эти же данные озвучивал украинский МИД, отмечая, что 371 ребенок – это всего 0,1% от общего числа учащихся в школьных учреждениях.

​Таким образом, «омбудсмен» фактически подтвердила выводы о том, что за годы оккупации полуострова число украинских классов уменьшилось в 31 раз, а численность учеников, получающих образование на украинском языке, снизилась в 36 раз. Также в докладе официально подтверждена реорганизация двух факультетов украинской филологии до размеров двух кафедр.

Кроме того, согласно данным из отчета, на конец прошлого года на полуострове функционировало 16 школ с крымскотатарским языком обучения, в то время как на начало прошлого года таких школ, судя по выступлению «министра образования Крыма» Натальи Гончаровой , было на одну больше. Также Лубина отмечает, что факультативно крымскотатарский язык изучает 10402 ребенка, в то время как до оккупации этот показатель составлял 18 200 человек.

Среди других красноречивых показателей «равенства» крымских народов – число религиозных организаций, зарегистрированных на полуострове. По данным из отчета Лубиной, на конец минувшего года их было 715. Примечательно, что на момент оккупации таких объединений насчитывалось 2083.

Таким образом, в попытке как-то доказательно подкрепить рассуждения про «лживость» обвинений в ущемлениях этнических и религиозных прав на территории полуострова «омбудсмен» сослалась на факты, которые на самом деле могут и будут служить доказательствами (в том числе и в Международном уголовном суде) действий страны-оккупанта в этой сфере.

Умирать стали меньше

Среди других цифр, которые заслуживают особого внимания, – четвертая глава доклада под названием «Соблюдения прав человека в местах принудительного содержания». Согласно представленной информации, за минувший год в пенитенциарных учреждениях на оккупированной территории умерло 14 человек, включая 1 факт самоубийства. Еще один суицид и одна смерть произошли в изоляторах временного содержания МВД. Примечательно, что данная тенденция Лубиной отмечается как положительная в сравнении с показателями прошлого года. Однако эти показатели в докладе не приводятся, а в аналогичном разделе отчета за предыдущий год также никаких цифр нет. Но теперь хотя бы очевидно, что в позапрошлом году в СИЗО скончалось по меньшей мере 17 арестантов.

Среди других положительных тенденций – утверждения Лубиной о том, что переполненность единственного на полуострове следственного изолятора существенно снизилась. Если в позапрошлом году там содержалось на 80-90 процентов заключенных больше, чем предусмотрено нормативами, то в минувшем году этот показатель составил 40-60 процентов. Насколько это соответствует действительности – неизвестно. Однако, судя по заявлениям целого ряда обвиняемых по политически мотивированным процессам, переполненность камер по-прежнему приближена к показателю «два человека на одни нары».

​С чем не удалось справиться за два года аппарату «уполномоченной», так это с жалобами на медицинскую помощь в местах заключения. Число таких жалоб, судя по докладу Лубиной, возросло, а проблема с медицинскими кадрами ФСИН остается по-прежнему нерешенной. Впрочем, в этой сфере «омбудсмен» ограничивается лишь констатацией факта, без эмоциональных оценок и уж тем более конкретных предложений по решению проблемы.

На самом деле, вопросы прав людей, содержащихся под стражей, явно не в фокусе крымского омбудсмена. Она сама отметила, что наибольшее количество обращений связано с нарушением социальных прав – на медицинскую помощь, труд, пенсионное обеспечение и образование. Впрочем, все эти аспекты социальных прав перечислены, скорее всего, для создания полноты отчета. На деле в главах, посвященных этим проблемам, лишь приводятся статистические данные да число обращений к Лубиной по этим вопросам. Оно и не удивительно – трудно ждать чего-то другого от человека, в годовом докладе которого больше восклицательных знаков, чем фактов.

Игорь Воротников ,крымский блогер

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

Предыдущая Состояние здоровья Узеира Абдуллаева улучшилось – адвокат Полозов
Следующая «Правозащитная» риторика крымского омбудсмена

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *