«Приблизить» Крым к материку: что сделало представительство президента в Крыму за полгода?


Еще в мае 2014 года из-за российской аннексии полуострова представительство президента Украины в Крыму перенесли из Симферополя в Херсон. Структуру возглавила Наталья Попович. В 2017 году во время траурного митинга памяти жертв геноцида крымскотатарского народа активисты обвинили чиновницу в бездействии и неэффективности, а позднее организовали акции протеста.

В августе 2017 года Наталья Попович была освобождена от должности, протесты прекратились. Новым представителем президента Украины в Крыму стал юрист-международник Борис Бабин. Его первым заместителем стал Изет Гданов, чью кандидатуру согласовали с Меджлисом крымскотатарского народа.

На главные вопросы про работу ведомства после реорганизации в эфире Радио отвечают постоянный представитель президента Украины в Крыму Борис Бабин и эксперт Крымской правозащитной группы Ирина Седова .

– Сказались ли как-то конфликты вокруг представительства на его работе?

Бабин: Я хочу заверить всех, что это уже история, и за полгода многое изменилось. Можно уже говорить, что государственный орган, который два года после переезда в Херсонскую область пребывал в законсервированном режиме, начинает полноценно работать в соответствии с указами президента относительно деоккупации Крыма. Нам удалось разблокировать кадровую ситуацию в представительстве – она была создана искусственно предыдущим руководством. Состав сотрудников увеличился в два раза, при этом с четким соблюдением законности. Как мы знаем, кадры решают все. Пришли молодые специалисты и создали команду, в которой можно распределять задания и функции.

– Чего вы уже успели добиться за полгода?

Бабин: С первых дней мы поставили вопрос о переводе управления крымской полиции из Одессы поближе к Крыму, в Херсонскую область. На нашу позицию обратили внимание в Национальной полиции, и сегодня, как вы знаете, идет передислокация сотрудников. Уже несколько недель крымские полицейские работают на пунктах пропуска и обустраиваются на новых местах. Во-вторых, мы сдвинули с мертвой точки вопрос о создании центров оказания административных услуг для крымчан. Одна из главных проблем для жителей полуострова – получение украинских документов, прежде всего паспортов. К сожалению, сегодня это затруднено малыми возможностями миграционной службы в Херсонской области. Мы добиваемся того, чтобы разгрузить их и облегчить жизнь крымчанам.

– Центры оказания услуг наконец появятся на административной границе?

Бабин: Те, кто настаивает на размещении центров прямо на админгранице – им для начала стоит там побыть, причем не полчаса, а денек. Увидеть российских снайперов, диверсионные группы, которые ходят вдоль границы. А потом задуматься: можно ли в этом месте создавать очереди, в том числе для детей и для пожилых людей. Что, паспорта они будут получать под пулями российских снайперов? Тут не о чем говорить. Потому мы обратились к территориальным громадам, где расположены пункты пропуска. Уже есть решения в Каховке, в Чаплинке, в Новотроицком, идет закупка оборудования. Это уже необратимый процесс, весной центры предоставления административных услуг должны заработать. Кроме того, уже прошли общественные слушания в Новоалексеевке, в селах Преображенка и Каланчак. В Херсоне госпредприятие «Документ» по нашей просьбе увеличивает пропускную способность в пять раз к лету 2018 года, закупает оборудование, готовит новые помещения. На админгранице будет работать передвижной пункт этой организации, в автомобиле.

Борис Бабин

– Как насчет организации легального транспортного сообщения между материковой Украиной и Крымом?

Бабин: Да, это тоже одна из задач. Однако, к сожалению, мы не наблюдаем желания упорядочить существующие перевозки. Всем, к сожалению, удобно, когда они нелегальны. Мы говорим о доле нелегальных перевозок в 90%. Есть несколько созданных для галочки маршрутов до пункта пропуска «Чонгар» от Геническа, которые фактически не работают. При этом в СБУ признают, что нелегальные перевозки имеют коррупционную составляющую, а также представляют собой контрразведывательную проблему. Подавляющее большинство этих таксистов и прочих перевозчиков работают на ФСБ, потому что иначе никто бы их в Крым не пустил. С украинской стороны главное – допустить на эти маршруты легальных перевозчиков. Их же не пускают! Специально не проводят конкурсы, не разрабатывают маршрутную сеть: мол, на админгранице нет автостанции. Мы будем бороться с нелегальными перевозками, но так, чтобы это не привело к социальному коллапсу. От наших действий не должны пострадать люди. Кроме того, мы обратились в «Укрзалізницю», чтобы та пустила поезда не только до «Новоалексеевки», но и до станции «Вадим» в семи километрах от пункта пропуска «Каланчак». Это могут быть и прицепные вагоны, и прямое сообщение с Киевом. Надеюсь, к лету мы решим этот вопрос.

– Какие проблемы вы бы выделили в работе пунктов пропуска на админгранице с Крымом, Ирина?

Седова: Мы регулярно мониторим пункты пропуска. Там недостаточно информации для людей, которые выезжают из Крыма. Они не могут узнать о правах и обязанностях сотрудников пограничной службы, о том, как получить бесплатную юридическую помощь. Кроме того, пограничники и таможенники постоянно нарушают нормативы проведения проверок. Есть приказ о временных нормативах, но он нигде не распечатан, не доведен до сведения людей. Более того, в этом документе написано, что правила можно нарушать при наличии достаточных оснований. Таможенники и пограничники этим пользуются, держат людей по три-четыре часа, при этом без какой-либо ответственности для себя. Мы предлагаем внести изменения в приказ, чтобы урегулировать проверки и убрать люфт для коррупции. Точный список вещей, которые можно с собой провозить, так и не установлен. Можно создать таможенные склады, чтобы крымчанину было где оставить свое имущество на время посещения материковой Украины. Сейчас людям приходится возвращаться домой с вещами.

Ирина Седова

– Как обстоят дела с пропуском несовершеннолетних крымчан?

Седова: 16-летних из Крыма выпускают, но на обратном пути иногда требуют разрешения от двух родителей. А если они в разводе, и неизвестно где отец? Приходится разбираться в суде, но решение может последовать нескоро. Одна женщина ждала разрешения суда шесть месяцев. Это недопустимо. Нужно внести изменения в законодательство, чтобы было достаточно разрешения одного из родителей. Наконец, на пунктах пропуска следует открыть постоянные пункты «скорой помощи», чтобы в случае чего не вызывать бригаду издалека. Также до сих пор нет комнат матери и ребенка и доступных туалетов. Так что нерешенных проблем еще много.

Бабин: Туалеты, пункты обогрева, комнаты матери и ребенка и постоянные медпункты должны заработать на пунктах пропуска в течение ближайших месяцев. Например, проблема туалетов напрямую связана с организацией легальных пассажирских перевозок. Отдельно хотел бы попросить правозащитников обращаться в представительство со всеми подобными предложениями. Относительно списка разрешенных вещей, мы ждем поправок в закон о свободной экономической зоне в Крыму. Он должен урегулировать этот вопрос.

(Текстовую версию материала подготовил Владислав Ленцев)

  • Сергей МокрушинВедущий 

    Подписаться

Предыдущая «Приблизить» Крым к материку: что сделало представительство президента в Крыму за полгода?
Следующая В парламенте нет единого мнения касательно автономии - Найем

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × два =