«Приеду в Крым и продолжу жить»: возвращение Мемедеминова из российского заключения


Освобожденный из российской тюрьмы крымскотатарский гражданский журналист Мемедеминов возвращается в Крым

Гражданский журналист, блогер и медиакоординатор общественного движения «Крымская солидарность» Нариман Мемедеминов 21 сентября вышел на свободу. Российские силовики задержали его в Крыму еще в марте 2018 года и обвинили в «публичных призывах к осуществлению террористической деятельности с использованием сети Интернет».

Претензии у российских силовиков вызвал видеоблог на YouTube , который Мемедеминов вел с 2013 по 2015 годы. Сам блогер и правозащитники настаивали на том, что преследование связано с его журналистской деятельностью, а именно с освещением российских судебных процессов над крымскими татарами. В октябре 2019 года суд приговорил Мемедеминова к двум с половиной годам заключения в колонии-поселении. Украина считает уголовное дело против него незаконным, а российский правозащитный центр «Мемориал» назвал Наримана Мемедеминова политзаключенным. Об освобождении крымчанина шла речь в эфире Радио .

Гражданский журналист Нариман Мемедеминов сразу после освобождения в Ростовской области России рассказал , как к нему относились в российском заключении.

– И в СИЗО, и в колонии-поселении по признакам «крымский татарин», «крымчанин», или же «несогласный» меня не рассматривали. Многие сотрудники этих учреждений вообще не знают о происходящем, возможно потому, что о наших делах не рассказывают по телевизору. С другой стороны, из-за определенной огласки моего процесса и подобных ему – за что вам отдельное спасибо – причем не только в Украине, из-за сопровождения адвокатов и правозащитников отношение ко мне было более терпимым. Сотрудники правоохранительных органов фиксировали все на бумаге, с подписями. Не было физического давления – только моральное. Состояние моего здоровья удовлетворительное: то, что у меня было – проблемы с поясницей, коленями, желудком – не прошло, но ничего нового, к счастью, не добавилось. Сейчас, вечером, я пока еще не добрался до дома.

Нариман Мемедеминов подчеркивает, что продолжает считать себя гражданским журналистом.

– Но насколько у меня будет возможность заниматься журналистской деятельностью – я думаю, будет видно и понятно по приезду в Крым. Насколько это полезно, насколько это нужно. Я знаю, что, к сожалению, аресты и так называемые уголовные дела – политически мотивированные – продолжаются, и это не только наше мнение, но и оценка мирового сообщества. Действия, в которых меня обвиняют, я не совершал. Это противоречит моим взглядам на жизнь, моей культуре и религии – все это надуманное. Планирую ли я куда-либо уехать? Наш народ не просто так стремился вернуться к себе домой, чтобы потом уезжать. Приеду в Крым и продолжу жить.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Заключенные голоса» Крыма

Крымский адвокат Эдем Семедляев указывает на то, что, согласно приговору российского суда, Нариману Мемедеминову не запрещено заниматься публичной деятельностью после освобождения.

– Единственное, чем он не может заниматься следующие два года – администрирование интернет-сайтов. После вступления его приговора в законную силу мы рассматриваем вопрос о подаче жалобы в Европейский суд по правам человека. Собственно, наши партнеры уже готовят ее. Пока дело Наримана у нас единственное по этой статье, да и, пожалуй, в Крыму вообще. Конечно же обвинение на самом деле было связано с его журналистской деятельностью. После 2014 года российские власти всячески препятствовали работе профессиональных украинских журналистов в Крыму, и потому начали появляться такие люди, как Нариман. Возбуждение против него уголовного дела было определенным сигналом для всех: мол, всех, кто будет освещать то, что действительно происходит в Крыму, будут привлекать к ответственности. Впрочем, гражданских журналистов это не напугало.

По мнению Эдема Семедляева, преследование Наримана Мемедеминова российскими властями привело к обратному эффекту, в итоге на суды над крымскими татарами стало приходить намного больше сочувствующих, чем до этого.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Нариман Мемедеминов: «Два года в нечеловеческих условиях»

Глава Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко объясняет, почему его организация считает таких активистов, как Нариман Мемедеминов, в первую очередь журналистами.

– В Крыму российские власти преследуют любые независимые медиа и независимых журналистов. Сформировавшаяся там гражданская журналистика находится где-то между гражданским активизмом и журналистикой. Эти люди выкристаллизовались из среды крымских татар, которые вели стримы с российских судилищ, информировали крымчан и весь внешний мир о том, что происходит на полуострове. Возможно, это не отвечает каноническим профессиональным стандартам, но они все равно выполняют важную функцию. Нариман – один из тех, кто приложил к этому максимум усилий, поэтому мы в конце прошлого года присудили ему национальную премию за защиту свободы слова. Вообще российские власти преследуют широкий круг крымскотатарских активистов, которые имеют определенное влияние в Крыму. Будем прилагать все усилия, чтобы наших коллег освободили из тюрем.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Незабытые. Фигуранты дел о «терроризме»

Глава аналитического центра «СОВА» Александр Верховский отмечает, что в соседней России дела о «публичных призывах к осуществлению террористической деятельности через Интернет» в последние несколько лет стали встречаться намного чаще.

– В начале 2010-х эта статья фигурировала буквально в единичных приговорах, а с середины десятилетия они стали многократно умножаться. В 2017-м статья фигурировала в делах 96 человек, в 2018-м – у 120 подсудимых, в 2019-м – у 126 подсудимых. Разумеется, эти обвинения могут использоваться как политический инструмент. К сожалению, мы далеко не всегда знаем, что именно инкриминировалось людям, поэтому сложно судить, насколько разумно была применена статья. В некоторых случаях люди действительно прямо призывали к совершению терактов, а в других подобных призывов, по нашему мнению, не было. Сейчас довольно известно дело журналистки Светланы Прокопьевой , которая обсуждала теракт в своей статье и, хотя не выразила ему никакой поддержки, правоохранительные органы восприняли это как оправдание терроризма. Это прямое злоупотребление уголовным кодексом.

По оценке Александра Верховского, по уголовной статье о «публичных призывах к терроризму» российские власти преследуют как несогласных, так и случайных людей, чьи публикации в Интернете показались силовикам подходящими для возбуждения дела. При этом правозащитник констатирует, что подобные дела могут закрываться на стадии следствия, но в случае суда все приговоры – сугубо обвинительные.

Справка: в октябре 2019 годасуд приговорилМемедеминова к двум с половиной годам заключения в колонии-поселении. Защита Мемедеминова заявила о намерении подавать иск в Европейский суд по правам человека.

Ряд украинских правозащитных и медийных организаций призывали международные организации и правительства стран Евросоюза, США, Канады, Японии потребовать от России освобождения Мемедеминова .

Военный апелляционный суд Власихи Московской области 14 мая оставил в силе приговор Мемедеминову по обвинению в публичных призывах к террористической деятельности.

Военный апелляционный суд Власихи Московской области 14 мая оставил в силе приговор Мемедеминову по обвинению в публичных призывах к террористической деятельности.

Дело Наримана Мемедеминова

Нариман Мемедеминов – крымскотатарский блогер, гражданский журналист. Российские силовики задержали его в конце марта 2018 года. Мемедеминову предъявили обвинение по ч.2 ст. 205 Уголовного кодекса России (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, совершенные с использованием сети Интернет)​.

Претензии у российских силовиков вызвал видеоблог на YouTube, который Мемедеминов вел с 2013 по 2015 годы. В нем размещены несколько десятков видеороликов с комментариями политических событий и тем, призывами придерживаться норм ислама и мнениями о российских государственных праздниках: Дне защитника отечества, Международном женском дне, Дне защиты детей и другим.

Прокуратура АРК 23 марта 2018 года внесла в Единый реестр досудебных расследований сведения по признакам уголовных преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146 (незаконное лишение свободы или похищение человека), ч. 2 ст. 162 (нарушение неприкосновенности жилища) Уголовного кодекса Украины.

Национальный союз журналистов Украины (НСЖУ) назвал арест Мемедеминова в Крыму «нарушением прав на свободу мысли, свободное получение и распространение информации, в том числе с помощью сети Интернет».​

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Предыдущая Крымчанин Мемедеминов не исключает, что будет снова заниматься гражданской журналистикой
Следующая «Приеду в Крым и продолжу жить»: возвращение Мемедеминова из российского заключения

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *