«Пришли за Сергеем, придут и за тобой». Россиянин из Англии – об угрозах после отравления Скрипаля


Британская полиция продолжает расследование угроз, поступивших живущему в Англии бывшему российскому бизнесмену Валерию Морозову. Об угрозах Морозов сообщил в начале этой недели газете Sunday Times, рассказав, что получил их по электронной почте. Полиция предоставила ему и его жене Ирине защиту. Морозов получил в Великобритании политическое убежище в 2012 году, заявив, что в России подвергался преследованиям за разоблачение коррупции во время строительства сооружений для зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи.

В России Валерий Морозов с 2000 года возглавлял основанную им самим строительную компанию «Москонверспром». В советское время, как писала газета «Коммерсант», он успел поработать за границей, был главой аналитической службы Агентства печати «Новости», учился в Академии ЦК. Практически сразу после основания «Москонверспрома» бизнесмен стал получать большие государственные заказы. Накануне Олимпиады 2014 года он получил заказ на строительство жилого комплекса для чиновников, которые приедут на Игры в Сочи, а также поселка для переселенцев из Имеретинской долины, где должны были быть построены олимпийские объекты (о скандалах и протестах местных жителей, которыми сопровождалось переселение, можно почитать здесь).

В 2009 году Морозов обвинил заместителя начальника Главного управления капитального строительства управления делами президента Владимира Лещевского в том, что за подряды на строительство в Сочи тот вымогал у него откаты. С тех пор дела у Морозова не заладились: в марте 2010 года строители поселка для имеретинских переселенцев объявили забастовку, заявив, что им не платят зарплату. Корпорация «Олимпстрой» тогда переложила вину за случившееся на компанию Морозова, который якобы не смог уладить конфликт с субподрядчиком, строительной фирмой из Туапсе. Морозов, в свою очередь, обвинил туапсинских строителей в некачественном выполнении работ.

Строительство олимпийских объектов в Сочи

В августе 2010 года, после личного распоряжения тогдашнего президента России Дмитрия Медведева разобраться в конфликте Морозова и Лещевского, в отношении второго все-таки было заведено уголовное дело.

В 2011 году Валерий Морозов покинул Россию и получил политическое убежище в Лондоне, пожаловавшись на преследования себя и своей семьи из-за этой истории. В феврале бизнесмен заявил о создании «Международного антикоррупционного комитета», в рамках которого он вместе с другими россиянами, эмигрировавшими в Англию из-за давления властей, собирался вскрывать факты коррупции среди российских чиновников.

В мае 2012 года Следственный комитет России закрыл уголовное дело против Лещевского.

После отравления бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери, а также последовавшей за этим смерти бывшего российского бизнесмена Николая Глушкова британская полиция не могла не отреагировать на угрозы в адрес Валерия Морозова. В одном из полученных им электронных писем, в частности, говорилось: «Пришли за Сергеем, придут и за тобой». Причем угрозы были и на русском, и на английском языках. Британское правительство заявило, что возобновит расследование дел 14 погибших в Великобритании бывших российских граждан, чьи смерти признаны подозрительными.

При этом сам Морозов уверен, что Россия не имеет отношения к отравлению Скрипаля. В интервью Радио Свобода он рассказывает о содержании угроз в свой адрес, о том, кого он считает их возможным автором и с чем связана его уверенность в непричастности Кремля к смерти бывшего российского разведчика.

– Вы сообщили, что после отравления Сергея Скрипаля и его дочери к вам начали поступать угрозы, в которых вам угрожают повторением судьбы Скрипаля. Что конкретно содержалось в этих угрозах? И есть ли у вас подозрения по поводу их авторства?

– Получилось так, что я несколько месяцев назад разговаривал со Скрипалем. После отравления ко мне обратился Четвертый канал [британского телевидения], потом другие каналы, они взяли у меня интервью и показали их в эфире. После этих интервью я получил на электронную почту письма: сначала одно письмо, на следующий день второе.

Первое письмо, могу сказать по памяти, было таким: «Они пришли за Сергеем, придут и за тобой». Письмо было на русском, но в нем мое имя было написано как «Валери». Это был типичный текст, переведенный с английского с помощью гугл-переводчика. Далее шла фраза «Сэр, лучше всего сейчас соблюдать спокойствие и быть начеку». Ну, тут уже меньше Гугла, это уже больше соответствовало правилам русского языка. А третья фраза – «Будешь теперь ходить по струнке», или «по ниточке» – что-то такое, – уже было понятно, что это написано русскими.

Второе письмо было на английском: «Don’t you care what will happen to you?» («Вам не все равно, что с вами случится?»). На протяжении шести лет, что я здесь живу, у меня было уже несколько таких случаев, когда на меня выходили люди, обычно связанные с приехавшим сюда криминалом, в результате чего возникали какие-то конфликтные ситуации. Это люди, скрывающие, что они принадлежат к криминальному миру, в основном они приезжают [в Англию] как борцы с Путиным. «Кося» под «политических», обвиняя Путина, они получают здесь статус беженцев, многие из них получают даже социальную помощь, то есть неплохие деньги, бесплатное обучение детей, а кроме этого занимаются уже и другими делами, часто незаконно. Но в связи с тем, что система тут совершенно другая, всем, приехавшим сюда, и в том числе мне, приходится работать с привлечением людей из бывшего СССР, потому что нам так как-то легче. Очень часто среди этих людей, с которыми приходится иметь дело и работать, появляются вот такие вот персонажи.

– У вас есть подозрения, кто мог быть автором последних угроз?

– Здесь несколько вариантов. Один из вариантов, что это сделали из России, и это сейчас проверяют [британские] спецслужбы. Если это делалось из Великобритании, то у меня есть два-три варианта, скажем так.

– Действительно ли вы получили защиту от британской полиции?

– Я могу подтвердить, что полиция действительно несколько раз приезжала, вела со мной разговоры, забрала документы, еще что-то, я с ними на связи, и она осуществляет проверку всех касающихся этого эпизода событий и людей.

– Вы упомянули, что недавно разговаривали с Сергеем Скрипалем. Вы с ним были знакомы? У него были опасения за свою жизнь?

– Я его видел один раз. Мы случайно встретились в русском магазине, он меня узнал. Я видел, что лицо знакомое, но честно говоря, тогда даже не вспомнил откуда. Он меня узнал, ну, может быть, потому что привык там в своем Солсбери читать все очень внимательно. Он сразу ко мне обратился, я был с супругой, и мы втроем постояли, там никого не было, в магазине, и минут 20 поговорили. Он дал мне свой телефон, свои координаты, хотел, чтобы я с ним связывался. Даже намекал, что может помочь мне при решении моих проблем с Москвой. Никакого впечатления о том, что он чего-то опасается, не было. Было, наоборот, впечатление, что он на коне, что у него все сложилось хорошо. Он сказал, что возвращается со встречи со своими друзьями из российского посольства, что он с ними встречается ежемесячно. Сказал, что работал в МИДе, но я видел, что он не карьерный дипломат, что он военный, причем даже не из КГБ, видно было, что он из военной разведки, человек, который отслужил офицером приличное количество лет. Еще он сказал, что у него был бизнес в Испании, он его продал, что он занимается кибербезопасностью, занимается аналитикой, разведывательной аналитикой, безопасностью.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй в Солсбери, рядом с местом предполагаемого отравления Сергея Скрипаля

– Он вам прямо сказал, что каждый месяц встречается с кем-то в российском посольстве?

– Да, да. И более того, насколько я понял из его слов, он не особенно это скрывает и от британской стороны (представители российского посольства в Лондоне заявили, что им неизвестно о встречах Скрипаля с кем-либо из сотрудников дипмиссии – РС)

– Вам не приходилось встречаться с Николаем Глушковым?

Николай Глушков

– Нет. Вы знаете, может быть, и приходилось, но как-то не очень. В России он был мне неинтересен. Ну, если уж Березовский был кошельком у Коржакова и Барсукова, а Глушков так и оставался казначеем у Березовского, был близок к нему. Он наверняка знал гораздо больше и о деле Литвиненко, и о Березовском, а когда сейчас сказали, что все это будет подниматься, может быть, и Скотланд-Ярдом, и вообще… Глушков был человеком, как я понимаю, который как раз знал очень много.

– Кто может стоять за его смертью?

– Стоит тот, кто убил Березовского. Понимаете, это все дает возможность очень многим людям, криминалу, с кем-то разобраться, то есть убить человека, а потом все это повесить на Путина, и никто не будет копаться. А так как Глушков знал наверняка слишком много об этих убийствах, я так понимаю, что он готов был, если бы началось нормальное расследование, сказать что-то такое, что могло привести расследование к результату.

– Что вы думаете по поводу Скрипаля?

– Сейчас ничего не известно, потому что нет никакой информации. Англичане не дают никакой информации, как можно сказать, кто его убил? Я исключаю Путина, я практически исключаю российские спецслужбы. Я никак не могу это представить, учитывая, что его могли убить сто раз и тихо, без всякого яда, без вещества, которое нужно применять для убийства армии, города, а не одного человека. Я исключаю, грубо говоря, и британское правительство. А остальные… я не знаю, кто это мог сделать, – говорит Валерий Морозов .

Вечером 21 марта в Москве МИД России провел брифинг для послов иностранных государств, посвященный ситуации с отравлением Сергея Скрипаля. На этом мероприятии, в котором отказались участвовать послы США и Великобритании, глава департамента МИД по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями Владимир Ермаков сказал, что британские власти «либо неспособны обеспечить безопасность граждан, либо сами прямо или косвенно срежиссировали нападение на гражданку РФ Юлию Скрипаль «. Представитель Госдепартамента США Хизер Нойерт назвала в своем твиттере такие предположения «дикими» и «неправдоподобными», заявив, что попытки России отрицать ответственность «идут по знакомому сценарию: Крым, рейс MH17, Донбасс, Литвиненко, допинг и так далее».

  • Радио СвободаОригинал публикации – на сайте Радио Свобода

    Подписаться

Предыдущая Киев: прокуратура просит суд арестовать Савченко без возможности залога (трансляция)
Следующая Названо время «суда» по делу Мемедиминова

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 2 =