«Приватная» история: как национализация крупнейшего банка Украины повлияла на крымских вкладчиков


Можно ли вернуть деньги крымчан, которые до аннексии полуострова лежали на счетах ПриватБанка? Почему жители Крыма не могут отстоять даже незначительные сбережения? Как повлияла на ситуацию национализация ПриватБанка? Об этом в эфире «Дневного шоу на Радио говорим с журналистом, автором книги «Приватная история. Взлет и падение крупнейшего частного банка Украины» Андреем Яницким.

Янковский: О чем ваша книга?

Яницкий: Меня очень интересовало, как такой успешный и технологичный банк был национализирован. Наверное, для всех клиентов это стало сюрпризом, а их 20 миллионов – это каждый второй взрослый житель Украины.

Янковский: Было ли какое-то противодействие, когда вы писали эту книгу? Может, кто-то говорил, что об этом лучше не писать?

Яницкий: Говорили многие. Мол, напишите только о 90-х, не трогайте вопрос национализации. Но я считаю, что тогда история была бы неполной. Многие люди не хотели общаться, говорили, давайте встретимся лет через 30. Один из бывших сотрудников банка сказал мне: предоставьте мне программу по защите свидетелей, тогда я все расскажу.

Пашаев: В первую очередь я ознакомился с главой о том, как вел себя ПриватБанк в Крыму во время аннексии. В ней говорится: «ПриватБанк считал, что не должен возвращать деньги крымским вкладчикам, потому что в 2014 году продал крымские активы на 8 миллиардов 60 миллионов гривен и обязательства на 8 миллиардов 220 миллионов гривен».

Яницкий: Да, это их публичная позиция. Но что интересно, представители ПриватБанка в судах ее не озвучивают. Потому что любой суд скажет: хорошо, вы могли продать кредитный портфель, но не депозитный. Это ваши обязательства, вы должны по ним платить. И поэтому, кстати, многие крымчане выигрывают в судах у ПриватБанка. Но чтобы выиграть, нужно потратить деньги на адвоката, юридическое обслуживание… Это немалые деньги.

Пашаев: Российский Фонд защиты вкладчиков, который создали на полуострове, выплатил крымчанам то, что задолжал ПриватБанк.

Яницкий: Выплатил. Но не всем, а только тем, кто смог доказать, что у них были депозиты. А ПриватБанк – настолько технологичный банк, что бумажными документами мало кто пользовался… Все сохранялось в СМС, онлайн-доступе. Если у вас не было СМС с выпиской по счету, то получить деньги было проблематично.

Книга Андрея Яницкого «Приватная история. Взлет и падение крупнейшего частного банка Украины»

Пашаев: Проблемы возникли у тех, кто выехал из Крыма на материк. Хотя из вашей книги я узнал, что некоторым переселенцам удалось отсудить по 260 тысяч долларов.

Яницкий: Да, но они очень долго судились. В первое время, еще в 2014 году, с личного согласия Александра Дубилета (бывший глава правления ПриватБанка – КР) можно было добиться быстрого получения средств – если кто-то в семье болеет или должен срочно уехать из страны. Всем остальным предлагали отсрочить депозиты под очень низкий процент.

Янковский: Сколько денег ПриватБанк остался должен крымчанам?

Яницкий: Точной суммы мы, к сожалению, не найдем. На мой взгляд, речь идет о нескольких миллиардах гривен. Но не все крымчане могут получить эти деньги, потому что для этого нужно приехать на материк, подать здесь в суд и так далее…

Пашаев: Разве здесь нет поля для мошенничества? Можно получить деньги от России, а потом со справкой переселенца отсудить деньги на материковой Украине. Были такие примеры?

Яницкий: Я знаю такие случаи по другим банкам, которые покинули рынок. Больше 80 банков обанкротились. Некоторые из их вкладчиков смогли и тут, и там получить деньги. Но если вы попытаетесь сейчас так сделать, то не факт, что кто-то уже не получил ваши деньги. Года полтора назад поймали группу мошенников, которые подделывали паспорта и от имени крымчан получали средства.

Слушатель из Евпатории: Мой знакомый тоже положил деньги в ПриватБанк. А когда началась оккупация, деньги пропали… Он пошел их забрать, там уже закрыто.

Янковский: Он смог вернуть деньги через российский Фонд защиты вкладчиков?

Слушатель из Евпатории: Нет, никто ему ничего не дал. Ему сказали: мы тебя освободили от «​бандеровцев»​, а ты еще деньги требуешь?

Янковский: А сколько крымчане должны ПриватБанку?

Яницкий: Я думаю, что эти суммы сопоставимы.

Янковский: Эти долги простили крымчанам?

Яницкий: Нет, не простили. Знаю, что должников ПриватБанка в Крыму навещают коллекторы и требуют вернуть средства. Но это уже российские компании.

Пашаев: ПриватБанк продал свои активы и депозиты украинской компании «Фенелон». Это значит, что крымчане больше не должны деньги банку?

Яницкий: Они уже должны другим компаниям. Я думаю, что «Фенелон» мог продать их кому-то еще. Но это частная финансовая компания, а не банк. Такие компании очень плохо регулируются в Украине. По сути, это была просто попытка снять с баланса банка невозвратные кредитные средства. У меня вызывает подозрение то, что Нацбанк закрыл глаза на эту сделку, потому что она незаконна. Нельзя продавать депозиты, можно продать только активы.

Пашаев: Получается, что теперь непонятно, кому крымчане должны отдавать долг. Ведь это может быть как украинская компания, так и российская – смотря кому продали их кредиты. Не может ли получиться, что деньги будут требовать и там, и там?

Яницкий: Чтобы избежать такой ситуации, крымчане приезжали на материковую Украину, гасили здесь свои кредиты и брали бумаги, подтверждающие, что у них нет долга.

Андрей Яницкий

Янковский: А как из этой ситуации вышли другие банки, которые не обанкротились? Например, «Укрсиббанк», «Укрсоцбанк»? Они же выплатили долги крымчанам…

Яницкий: Видимо, для них доля вкладов крымчан не была так велика в общем их балансе, как для ПриватБанка. Возможно, у них была получше финансовая ситуация в 2014 году. А «Приват» все-таки был и остается самым большим банком Украины.

Янковский: Почему же его тогда купило государство?

Яницкий: В книге есть разные точки зрения – как бывших акционеров, так и государства. Лично я думаю, что здесь комплекс причин, в том числе это связано с тем, что бывшие владельцы банка вели довольно агрессивный и рискованный бизнес в других сферах. И кредитовали этот бизнес за счет средств вкладчиков ПриватБанка. Было это законно или нет, должен решать суд. Если ваши бизнесы растут и вы можете спокойно погашать эти кредиты, то ничего страшного в этом нет. Но если вы сделали неудачные инвестиции и получили убытки вместо прибыли, то нарастает снежный ком проблем. Вообще такое ощущение, что больше 20 лет Украина закрывала глаза на то, как развивается ПриватБанк и позволяла ему больше, чем остальным. Например, у него единственного был филиал на Кипре, другим это было запрещено.

Янковский: Во сколько обошлась государству национализация ПриватБанка?

Яницкий: Первая сумма, которую озвучивала бывшая глава Нацбанка Валерия Гонтарева, – порядка 148 миллиардов гривен.

Янковский: Куда пошли эти деньги?

Яницкий: По версии Нацбанка, такой была «дыра» в ПриватБанке. То есть эти деньги нужно было внести, чтобы банк смог выполнять свои обязательства. Их внесли ценными бумагами, не живыми деньгами. Но, по версии бывших акционеров, такой «дыры» не было.

Янковский: Почему банк не ликвидировали?

Яницкий: Как говорил министр финансов Александр Данилюк, ликвидация обошлась бы дешевле. Но тогда нужно было бы выплатить людям все их вклады сразу, что сильно ударило бы по курсу. К тому же, из банковской системы выпал бы очень важный игрок, который выполнял функцию посредника – многие бизнесы были и продолжают быть завязанными на ПриватБанке.

(Над текстом работала Катерина Коваленко)

  • Александр ЯнковскийКрымский журналист, обозреватель 

    Подписаться

Предыдущая Украинские ученые проведут морские исследования на судах пограничников
Следующая Посольство США призвало Россию немедленно освободить всех украинских политузников

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 3 =