«Просвета и послабления нет»: против чего крымскотатарские активисты протестовали в Москве


Верховный суд России 11 июля изменил приговор фигурантам первого бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир», сократив их многолетние тюремные сроки на несколько месяцев. Поддержать осужденных крымских татар в Москву приехали крымскотатарские активисты, которые 10 июля вышли на Красную площадь, после чего были задержаны.

11 июля еще 45 активистов были задержаны у здания Верховного суда России. Они стояли с плакатами «Наши дети не террористы», «Прекратите репрессии в Крыму». На задержанных в итоге составили административные протоколы о нарушении порядка проведения митингов.

Энверу Мамутову , который был признан «организатором ячейки Хизб ут-Тахрир» в Бахчисарае, Верховный суд России уменьшил срок отбывания наказания на три месяца – с 17 лет в колонии строго режима до 16 лет и 9 месяцев. Остальным фигурантам – Ремзи Меметову , Рустему Абильтарову и Зеври Абсеитову – с 9 лет строгого режима до 8 лет и 9 месяцев соответственно.

Российская правозащитница Александра Крыленкова полагает, что по уголовной статье, связанной с «Хизб ут-Тахрир», крымчан преследуют строже, чем жителей регионов России.

– Крымские татары вышли на Красную площадь, как в 1987 году, пытаясь достучаться до российских властей. Много раз пытались обжаловать решение Верховного суда России от 2003 года о признании «Хизб ут-Тахрир» террористической организацией, и это никому не удавалось. Суд признавал всех ненадлежащей стороной, обращающейся за обжалованием, то есть это такая коллизия: сажать за участие в партии можно, а обжаловать признание ее террористической нельзя. В России сотни таких преследуемых, а с тех пор, как Россия пришла в Крым, это 63 человека здесь – три группы. В целом мы можем говорить, что в Крыму более интенсивные репрессии по этой статье, намного больше людей оказываются в зоне риска.

Александра Крыленкова

Крымскотатарский активист, участник акции в Москве Синавер Ниметуллаев убежден, что в позднесоветское время протестовать против политики Кремля крымским татарам было легче, чем сейчас.

– Наверное, страшно было, если честно сказать, но пришлось все равно выйти. Это крик отчаянья – здесь, в Крыму, нас никто не видит, не слышит, репрессии продолжаются. Мы решили заявить, что мы как народ никогда не будем поддаваться провокациям и будем отстаивать свои права. На Красной площади все было нормально, как раз большая делегация из Китая там ходила, фильм какой-то снимали. Нас не сразу заметили, мы продержались шесть минут. В средствах массовой информации написали, что было 6-7 человек – нет, намного больше было, где-то 40 человек. Мы уже в Старый Крым приехали, нас встречают… Если сравнивать с 1987 годом, положение все-таки было тогда другое, оттепель горбачевская. Было ясно, что шло указание крымских татар не трогать. Но сегодня в жесточайших условиях наши старички действительно совершили героический поступок.

Синавер Ниметуллаев отмечает, что задержанных обязали явиться на суд в Москве 24 июля. Российский адвокат Александр Пиховкин рассуждает, какое наказание может назначить суд и о спорности положений российского закона о митингах.

– Складывается такая практика, что при первичном привлечении к ответственности по статье 20.2 Кодекса об административных правонарушениях, часть 5 – это нарушение установленного порядка организации или проведения массового публичного мероприятия – предусматривается санкция от 10 до 20 тысяч рублей. Закон о митингах может считаться несправедливым и, возможно, таким является, но с несправедливыми законами надо все-таки бороться правовыми, законными методами. Если этот закон устанавливает требование о нахождении на расстоянии 50 метров от соответствующих зданий или между пикетчиками, это необходимо толковать буквально. Иначе формальное нарушение закона порождает возможность привлечения к административной ответственности.

Александр Пиховкин подчеркивает, что, по словам самих задержанных, московские полицейские не применяли к ним силу.

– Но я все-таки отметил нарушения в отношении задержанных лиц. Речь идет о трех нормах для процесса: в частности, о нарушении права на участие в производстве на родном языке или предоставление переводчика, а также права на защитника, на участие адвоката в производстве по делу. Письменные ходатайства об этом были оставлены без рассмотрения, без внимания. Кроме того, кодекс предусматривает необходимость рассматривать письменные ходатайства немедленно после их подачи – это самостоятельное нарушение.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Крымский адвокат Эмиль Курбединов утверждает, что в ходе самого процесса по бахчисарайскому «делу Хизб ут-Тахрир» также были допущены нарушения.

– Когда в военные суды вывозят людей, там есть такие институты, как скрытые свидетели, как экспертизы. Там кроется самое страшное, потому что эти свидетели говорят абсолютную ложь, и мы доказываем, что экспертизы не выдерживают никакой критики. Более мелких проблем тоже огромное количество – об этом мы сегодня говорили и в Верховном суде Российской Федерации, но, к сожалению, это политически мотивированные дела против активистов, поэтому они оставляют эти страшные приговоры с сумасшедшими сроками в колонии строгого режима. В Крыму более 30 арестованных по «делам Хизб ут-Тахрир», поэтому какого-то просвета, послабления в этом нет. Продолжаются массовые аресты по этой категории дел, хотя ФСБ до настоящего момента не доказала подготовку членов этой организации к террористическим актам.

Эмиль КурбединовКрымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Задержания крымскотатарских активистов на Красной площади

Семерых крымскотатарских активистов, участников пикета на Красной площади в Москве 10 июля, после задержания увезли в отделение полиции Китай-города. По словам российской правозащитницы Александры Крыленковой, были задержаны Февзи Абдураманов, Эскендер Люманов, Синавер Ниметуллаев, Решат Эмирусеинов, Сияр Гафаров, Энвер Сейтумеров и Сейран Джемилев. Всем семерым задержанным вменяют нарушение установленного порядка проведения митинга (статья 20.2 КоАП России).

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Предыдущая Крымская зона. Кто отдыхает на пляжах полуострова?
Следующая Президент Зеленский назначил стипендии 11 украинским политзаключенным

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *