Псевдореабилитация 1967 года: депортация и возвращение крымских татар


(Продолжение, предыдущая часть здесь)

Депортация крымских татар и их возвращение на родину – неразрывно связанные темы, но с противоположной судьбой. Депортация, с одной стороны, у всех на слуху, но с другой – вокруг нее нагромождены горы лжи и стереотипов. О возвращении же, наоборот, говорят слишком мало. Чтобы рассказать правду и разрушить мифы о жизни крымских татар с 1941 по 1991 год подготовили эксклюзивный цикл материалов «Депортация и возвращение крымских татар: ликбез».

А что же в это время происходило в Крыму? Пытались ли крымские татары, по примеру других депортированных народов, например чеченцев, самостоятельно вернуться домой из мест ссылки?

Еще одной важной особенностью периода середины 1960-х годов стал резко возросший интерес крымских татар к истории и культуре своего народа, свидетельствовавший о подъеме национального самосознания. Исторические разыскания для молодежи во многом были связаны с поиском самоидентификации, а для стариков – с попыткой избавиться от клейма «предателя» и «врага». В сентябре 1965 года активисты национального движения крымских татар начали собирать данные о потерях в ходе депортации и в местах ссылки. Несмотря на усиление движения и многократные обещания решить «крымскотатарский вопрос», к 1966 году проблема крымских татар так и не разрешилась.

К началу 1967 года национальное движение достигает большого размаха и высокой степени организованности, представляет собой значительную общественную силу. 21 июля 1967 года состоялась встреча делегации активистов движения с представителями политического руководства страны. 20 из 415 находившихся в Москве посланцев народа были приняты в зале заседаний Президиума Верховного Совета СССР. Прием вел кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, председатель КГБ СССР Ю. Андропов , во встрече приняли участие также секретарь ПВС СССР М. Георгадзе , министр внутренних дел СССР Н. Щелоков , генеральный прокурор СССР Р. Руденко . Андропов сообщил, что вскоре будет издан Указ о реабилитации крымскотатарского народа, а вопрос о возвращении народа в Крым требует дополнительного изучения.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Инициативные группы»: депортация и возвращение крымских татар

И вот 17 августа 1967 года было принято Постановление Политбюро ЦК КПСС. Основной тезис этого документа – крымские татары «укоренились в местах нынешнего жительства», а возвращение их в Крым нецелесообразно. Партийные решения были оформлены Указом Президиума Верховного Совета СССР № 493 от 5 сентября 1967 года «О гражданах татарской национальности, ранее проживавших в Крыму». Он отменял решения государственных органов в части, содержавшей огульные обвинения в отношении «граждан татарской национальности, проживавших в Крыму», но утверждал, что они «укоренились на территории Узбекской и других союзных республик». В Постановлении Президиума Верховного Совета № 494, которое следовало непосредственно за Указом, говорилось о том, что «граждане татарской национальности… и члены их семей пользуются правом, как и все граждане СССР, проживать на всей территории Советского Союза в соответствии с действующим законодательством о трудоустройстве и паспортном режиме». Оговорка насчет «паспортного режима» заключала в себе подвох, ибо предполагала создание административных препятствий на пути в Крым. К концу сентября 1967 года на полуостров прибыли около 2000 крымских татар, однако практически никто из приехавших прописан не был. Указ от 5 сентября не решал крымскотатарскую проблему, а лишь имитировал ее решение.

Весной 1968 года началось тесное взаимодействие демократического и крымскотатарского движений. На банкете, устроенном представителями крымскотатарского движения в честь писателя Алексея Костерина , защитника репрессированных народов, генерал Петр Григоренко призвал крымских татар не замыкаться в «узко национальной скорлупе», посоветовал им обращаться за помощью к советской и мировой общественности. Тогда же было решено провести массовую манифестацию с требованием возвратить крымских татар на родину и возродить Крымскую АССР. Демонстрация, состоявшаяся 21 апреля 1968 года в Чирчике Ташкентской области, была жестоко разогнана, десять ее участников предстали перед судом. Впервые в истории крымскототатарского движения подсудимых защищали (по инициативе П. Григоренко) московские адвокаты – Софья Каллистратова, Леонид Попов, Юрий Поздеев, Владимир Ромм . 17 мая 1968 года в Москве состоялась демонстрация, приуроченная к очередной годовщине депортации. Для участия в демонстрации прибыло около 800 крымских татар из всех регионов. Большинство участников, в том числе женщины и пожилые ветераны войны, были задержаны и избиты милиционерами и сотрудниками КГБ, под конвоем погружены в поезда и отправлены к местам проживания. События весны 1968 года во многом определили новое отношение крымских татар к власти, развеяв последние иллюзии относительно скорого и мирного решения национальной проблемы. В 1968-1970 годы прошли процессы над теми, кто открыто критиковал Указ от 5 сентября. Несмотря на кампанию выселений и судов по обвинению в нарушении паспортного режима, в 1967-1970 годы в Крыму поселились 3026 крымских татар. Некоторые – пройдя через одно или несколько повторных изгнаний.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Крым с «русским укладом»: депортация и возвращение крымских татар

Как и в 1960-е годы, в этот период инициативные группы оставались формой организации крымскотатарского движения, их деятельность все так же находила отражение в крымскотатарском самиздате: «Информациях», «Отчетах», – экземпляры которых направлялись в партийные и правительственные органы, различные государственные учреждения. Инициативные группы занимались информированием крымскотатарского населения, подготовкой и проведением собраний, митингов, сбором подписей и денежных средств для отправки делегатов в Москву, помощи семьям политзаключенных и т.д. Однако масштабы этой деятельности были уже не столь велики, как ранее, что позволило исследователям обозначить данный период в развитии движения как «кризис» или «виток развития в условиях реакции».

В 1970-е годы активизация работы карательных органов, любыми способами стремившихся разобщить национальное движение, способствовала отходу от интенсивной деятельности большого числа его участников. Неудачные попытки части крымскотатарской общины обосноваться в Крыму и ожесточенные репрессии против «инициативников» породили у многих ощущение бессмысленности борьбы с государственной машиной.

Определенные успехи имела продолжавшаяся в Узбекистане политика «укоренения», включавшая в себя такие меры «социального подкупа», как продвижение по службе, снятие негласных запретов, связанных с получением образования по доселе недоступным для крымских татар специальностям (юриспруденция, государственное управление, дисциплины гуманитарного цикла) и др.

Тем не менее, инициативные группы продолжали составлять и отправлять письма и обращения в адрес руководства страны. Правда, их количество, как и число подписей под ними, существенно сократилось.

Многие активисты движения предпринимали настойчивые попытки явочным порядком обосноваться на родине. Представители старшего поколения ( Джеппар Акимов, Амза Аблаев, Мустафа Халилов и др.), осознававшие происходящий спад, сосредоточились на воспитании молодежи, с которой были связаны их надежды. Поколение же, вышедшее на первый план в 1970-е, в большинстве своем было идеологически близким к правозащитникам и считало необходимым продолжать давление на власть (наиболее заметные представители этого крыла – Мустафа Джемилев, Решат Джемилев, Эльдар Шабанов, Айше Сеитмуратова и др.). Несмотря на противоречия и различие тактик, национальное движение в 1970-е годы еще сохраняло единство, хотя рождение последнего крупного всенародного документа движения – «Кассационного заявления» – сопровождалось серьезными дискуссиями.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Без права на Родину: депортация и возвращение крымских татар

Основным требованием адресованного Л. Брежневу «Кассационного заявления» была отмена всех законодательных актов, касающихся крымских татар, изданных с 1944 по 1976 год. Говорилось также о том, что в случае невыполнения требования решить «крымскотатарский вопрос», народ оставляет за собой право обратиться в Международный суд в Гааге. Экземпляры «Кассационного заявления» с 15-20 подписями отправлялись в Москву по почте с обратным адресом одного из подписавших. Всего было собрано около 14 тысяч подписей. Представителям народа, отправившимся в Москву за ответом, в августе 1977 года в ЦК КПСС было заявлено, что «крымскотатарский вопрос» решен Указом от 5 сентября 1967 года, и только «кучка людей искусственно будоражит народ».

Продолжение следует.

  • Гульнара БекироваКрымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

    Подписаться

  • Сергей ГроменкоКрымский историк, обозреватель

    GromenkoS-FL@rferl.org Автора Подписаться

Предыдущая Ураган «Флоренс» в США: количество жертв увеличилось до семи
Следующая Псевдореабилитация 1967 года: депортация и возвращение крымских татар

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + двенадцать =