«Пьющие вздрогнули». В России хотят вернуть вытрезвители


В Госдуме России 5 ноября прошли первые чтения законопроектов о возрождении в России вытрезвителей. Предлагается, во-первых, дать регионам право самим открывать такие структуры. А во-вторых, подразумевается, что полицейские смогут доставлять подвыпивших граждан не только в медицинские, но и в специальные социальные учреждения.

Пока у документа нет статуса закона. Продолжаются его обсуждения и корректировки, окончательное решение будет принято в декабре. Если документ одобрят, он начнет действовать уже с января 2020 года.

Из истории вопроса

Первые «приюты для опьяневших» открылись в России в 1902 году и через 10 лет работали уже во всех губернских городах. А в 1917-м были упразднены. Систему медвытрезвителей в СССР восстановили в 1931 году, а в 1940-м перевели их в ведение НКВД. В 1985 году, когда в стране началась антиалкогольная кампания, вступило в силу новое «Положение о медицинском вытрезвителе». Этот закон действовал на протяжении следующих 25 лет.

В «Положении» вытрезвители, несмотря на определение «медицинские», описываются исключительно как подразделения МВД, при этом действовать сотрудники правоохранительных органов могут довольно жестко. Так, доставлять в вытрезвители разрешается не только людей, которые нарушают правопорядок, но и просто «находятся в виде, унижающем человеческое достоинство». «Клиенты» вытрезвителей обязаны раздеться до нижнего белья, а если они отказываются это сделать, их раздевают принудительно. Обязателен и их обыск. В вытрезвителях, согласно этому регламенту, разрешается использовать «спецкресла» и «спецтопчаны» – для «фиксации» тех, кто сопротивляется сотрудникам учреждения. При этом пребывание в вытрезвителе – платное: тем, у кого с собой нет денег, выдается квитанция, по которой нужно рассчитаться. Кроме того, сотрудники вытрезвителя обязаны уведомить работодателя попавшего к ним человека о его «ненадлежащем поведении».

Как отмечается в пояснительной записке к нынешнему законопроекту, который сейчас обсуждается в Госдуме, в советское время в медвытрезвители доставлялись ежегодно от 2,5 до 5 млн человек.

С 1 января 2010 года вступило в силу распоряжение тогдашнего президента России Дмитрия Медведева о закрытии вытрезвителей. Ликвидировались эти учреждения постепенно. К 2011 году закрылись те, которые финансировала федерация, к 2012-му – работавшие за счет средств региональных бюджетов.

Ровно через два дня после того, как начал действовать этот закон, в одном из томских вытрезвителей травмы, не совместимые с жизнью, получил журналист Константин Попов . Милиция его увезла из собственной квартиры с согласия жены. В вытрезвителе Попова избил 26-летний сотрудник Алексей Митаев . По некоторым данным, Попов был изнасилован черенком от швабры или же гардиной. Официально (во всяком случае публично) эти данные не были подтверждены: сообщается лишь о том, что у Константина Попова были разрывы мочевого пузыря и кишечника. Все случилось в ночь с 3 на 4 января. Утром Попова забрала из вытрезвителя жена, из дома вызвали скорую. 20 января он умер в больнице. Митаев все случившееся объяснил «неприятностями в семье». Его приговорили к 12 годам лишения свободы. Дело об убийстве Попова имело большой общественный резонанс: томичи выходили на митинги «Против полицейского произвола», в том числе и тогда, когда уже шел суд над Митаевым, и требовали переквалифицировать статью, по которой он обвинялся (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего), на статью об умышленном убийстве.

Сейчас «принудительное вытрезвление» выпивших граждан, если они не нарушают правопорядок, запрещено.

– Возвращение к вытрезвителю в первозданном виде невозможно ввиду отсутствия законодательной базы (она изменилась со времен СССР). Сегодня закон позволяет создавать места временного пребывания граждан исключительно на добровольных основаниях – только с согласия гражданина, принудительного отрезвления больше нет. В этом главное отличие от того формата, который существовал ранее, – комментирует руководитель пресс-службы минздрава Красноярского края Зоя Масленникова .

Почему хотят возродить вытрезвители?

Авторы инициативы ссылаются на статистику: по их данным, в стране в 2018 году было выявлено около миллиона граждан, находившихся в общественных местах в нетрезвом состоянии, из них примерно 180 тысяч были не в состоянии ориентироваться и самостоятельно передвигаться. Каждый год, отмечают законодатели, в России из-за употребления алкоголя гибнет около 50 тысяч человек. В том числе до 10 тысяч умирают от переохлаждения на улицах. Упоминают они и о «пьяной» преступности – по их данным, до 35% всех преступлений в России в прошлом году были совершены в состоянии опьянения.

В беседе с изданием Сибирь. Реалии в пресс-службе УВД по региону привели еще более серьезные цифры: 67% преступлений в крае совершено в 2018 году пьяными людьми. А счет административным правонарушениям, связанным со спиртным, в регионе идет на десятки тысяч в течение года.

Кстати, в Красноярском крае вытрезвители в «тестовом режиме» работали весной 2019 года, во время Универсиады. За месяц туда угодили 300 человек.

«Запрос на принуждение»

Авторы законопроекта приводят и такие цифры: по данным соцопросов, 80% жителей России выступают за восстановление системы медвытрезвителей в стране.

– В обществе, действительно, существует определенный «запрос на вытрезвление». И, к огромному сожалению, это запрос именно на принудительное вытрезвление, без учета желания самого опьяненного, – говорит Евгений Абакумов , заместитель главного врача Красноярского краевого наркологического диспансера №1 по экспертной работе.

Тому, что подобный «социальный запрос» действительно высок, подтверждений масса. Так, весной этого года на сайте заксобрания Красноярского края запустили опрос «Нужны ли вытрезвители?» – тогда некоторые депутаты предлагали открыть их в крупных городах региона. За воссоздание вытрезвителей высказались почти 74% опрошенных.

Большинство опрошенных красноярцев проголосовали за вытрезвители

Поддерживают инициативу и некоторые интернет-пользователи.

«Глупая идея была отменить медвытрезвители!» – считает, например, Татьяна Максимова .

«Мой сын работает на скорой, и он в теме. Сколько он таких граждан перевез в приемный покой за свое десятилетие, не знаю. Но знаю точно, медвытрезвители нужны», – поддерживает ее Ирина Осипова .

«Пьющие вздрогнули, непьющие вдохнули с облегчением», – пишет Александра Сторожук.

– Если подобные учреждения работают без перегибов, они однозначно нужны, – уверена жительница Читы Анна Герасимова . – У нас в регионе пьянство – самый больной вопрос. И ладно бы люди просто тихо спивались. Но ведь чаще всего это оборачивается или преступлениями, или гибелью самих же выпивох. Лучше доставить их куда надо, чем ждать, пока они кого прихлопнут – ну или их кто-нибудь.

– Я не за и не против возрождения вытрезвителей. Я врач, и, по идее, для меня все пациенты должны быть равны. И нетрезвые люди имеют право на такую же медпомощь, как и трезвые, – на условиях анонимности рассказывает сайту Сибирь.Реалии врач красноярской службы скорой помощи. – Но при этом всем известны случаи нападений на медиков, приехавших по вызову. И совершают их, конечно, не пациенты, находящиеся в коматозном состоянии. А если и не нападают, то с тем, чтобы помощь оказать такому «больному», и двое взрослых мужиков не справятся. Тут, конечно, наличие или отсутствие вытрезвителей ни при чем. Скорее, родственники «путают», кого вызывать: нас или полицию. Да и не всегда предскажешь, как пьяный человек поведет себя через несколько минут. Но нам от этого не легче. Конечно, не всегда это обязательно агрессия, иногда просто по-человечески противно везти существо, которое привело себя в животное состояние. Но если человек ничего не нарушал, а просто вот так, простите, «нахрюкался», то дорога ему в больницу, а не куда-то еще.

«Все и так работает!»

Между тем эксперты видят явные «пробелы» в тексте законопроекта. Идея воссоздания вытрезвителей, например, никак не вяжется с принципом добровольности пребывания людей в медучреждениях, подчеркивает заместитель главврача ККНД Евгений Абакумов .

– У нас в стране вытрезвителями называют учреждения, куда граждан доставляют принудительно. Но как только эти учреждения были выведены из системы МВД, они сразу же и перестали быть вытрезвителями, – говорит он. – Медики не имеют права увозить людей в стационар насильно. Удерживать нетрезвого человека могут сотрудники МВД – но не потому, что он просто нетрезв, а потому, что нарушил законодательство и общественный порядок. Так что не вполне понятно, что же сейчас пытаются восстановить. В какую структуру – медицинскую, социальную – будут входить «возрожденные» вытрезвители? Соответственно, какими нормативными актами будет регламентироваться их работа? Ответа пока нет.

Вообще, отмечает Евгений Абакумов, с точки зрения законодательства эта «ниша» в стране сейчас полностью закрыта, полномочия между структурами распределены, и все вполне эффективно работает. «Если бы эта система была ущербна, ее за 10 лет уж как-нибудь поправили бы», – замечает он.

– Если выпивший человек находится в состоянии, угрожающем его жизни и здоровью, значит, ему нужен врач. Кстати, это не обязательно означает, что он впал в кому или заснул в сугробе и получил переохлаждение – если человек не ориентируется в пространстве, не может целенаправленно передвигаться, ему уже нужна медицинская помощь. И на этот счет существуют четко прописанные регламенты, – объясняет Абакумов. – Но, когда люди ратуют за возрождение вытрезвителей, они обычно имеют в виду другие ситуации. Если человек в тысячный раз напивается и абсолютно сознательно выходит на улицу «отрываться» или беспокоит соседей, значит, надо обращаться в полицию.

Ну и главный момент: кто же отправится в вытрезвители добровольно? А ведь этот принцип пока никто не отменял.

– Если человек перебрал и не лег спать у себя дома, а отправился «на гастроли», он явно делает это не для того, чтобы прийти в казенный дом и переночевать там, – замечает Абакумов.

«Это точно не ради здоровья»

В законопроекте отмечается, что сотрудники полиции обязаны будут оценивать состояние здоровья задержанных нетрезвых людей и в случае чего вызывать к ним скорую. Но полицейские и сейчас обязаны это делать – это особо подчеркивают и в минздраве Красноярского края, и в ККНД.

Но если вытрезвители будут не медицинскими, а «полицейскими», за здоровьем людей вряд ли кто-то будет следить, уверен красноярец Николай Карагозов (фамилия по его просьбе изменена).

– Я загремел в «трезвяк» в 2008 году. В моем случае история похожа на анекдот. Я возвращался из гостей, был выпивши, но не до потери сознания. Разговаривал по мобильнику и, почти не глядя, «голосовал», ну то есть такси пытался остановить. Ну вот вместо такси меня и подобрала полицейская машина, привезла в вытрезвитель. В общем-то, нужды в этом не было никакой, – рассказывает Николай. – Продержали меня там три часа, потом отпустили. Моей девушке, которая прибежала меня «спасать», показали через камеры видеонаблюдения, что со мной все в порядке. Но я не помню, чтобы там проводились какие-то медосмотры. А ведь рядом со мной в комнате лежали совсем «тяжелые» мужики. К ним ни разу никто не подошел. Был и такой случай. У меня друг попал в вытрезвитель. А у него с сердечно-сосудистой системой нелады. Продержали его до утра. Несколько раз ему становилось плохо, он буквально кричал об этом, но реакции не последовало. В общем, эти новые трезвяки точно не ради здоровья создаются.

О том, что перегибы неизбежны, пишут и пользователи соцсетей, комментирующие новость о законопроекте.

«Это закон не для целой страны»

Новый законопроект не обязывает возрождать вытрезвители – он дает такое право регионам и муниципалитетам. И финансироваться эти учреждения также будут из региональных и муниципальных бюджетов. Разрешается работать и в контакте с бизнес-структурами. Но затрат из федерального бюджета на реализацию этого закона точно не будет.

– Я довольно скептически отношусь к этой идее и против того, чтобы людей, которые ничего не нарушили, куда-либо доставляли против их воли. Да, в наших медучреждениях дефицит мест, но эти люди ничем не отличаются от других пациентов, которым, например, просто стало плохо на улице, – говорит Алексей Кулеш , вице-спикер заксобрания Красноярского края. – Но, к слову, и у органов внутренних дел колоссальный дефицит помещений. Мы постоянно слышим о переполненных ИВС и спецприемниках, а тут еще и новую структуру предлагается создать. Причем, поскольку МВД – федеральная структура, и помещение должно находиться в федеральной собственности. Быстро этот вопрос не решится.

Алексей Кулеш: Депутаты Госдумы опять всё решили «одним росчерком пера»

Но главное, подчеркивает Алексей Кулеш, что и у регионов, а тем более муниципалитетов просто нет возможности воплощать подобные идеи. Для них это неподъемная нагрузка.

– Прямо скажем: муниципалитеты – нищие. Взять хотя бы хорошо знакомый мне Сухобузимский район Красноярского края. Там расстояния между сельскими поселениями – десятки, а то и больше сотни километров, – говорит Алексей Кулеш. – Во многих деревнях и участковых полицейских-то нет: они работают в селах, что покрупнее, и раз в месяц наезжают в подшефные населенные пункты. Далеко не во всех селах есть фельдшерско-акушерские пункты: нет ни подходящих помещений, ни кадров, ни денег, ни нужной по нынешним нормативам численности жителей. Медики там бывают раз в недели: приезжают на автобусе, чтобы местных проконсультировать да лекарства им выписать. А тут предлагается вытрезвители обустроить!

И даже региональный бюджет сейчас вряд ли сможет выделить деньги на такие цели, замечает Кулеш. Денег, может, и хватило бы, но бюджет на ближайшие три года уже в целом сформирован, и выделить средства на новые расходы значит просто забрать их откуда-то.

– А ведь чтобы создать описанную законодателями инфраструктуру по всему Красноярскому краю, нужны миллиарды рублей. Поэтому, думаю, в ближайшее десятилетие у нас ее и не будет, – говорит Алексей Кулеш. – Вообще, как мне кажется, лучше вообще никакого закона не принимать, чем принимать такой, который будет распространяться на одних людей и не коснется других. Очередная сомнительная инициатива Госдумы. Рассчитанная явно не на всю страну.

Предыдущая Траурный митинг в Ялте: школьники падали в обморок из-за жары
Следующая На админгранице Крыма с Херсонщиной нет очередей – Госпогранслужба Украины

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *