Путин не понимает по-татарски


8 ноября депутаты Госсовета Татарстана обсуждают дальнейшую судьбу преподавания в школах республики татарского языка. Попытка регионального Минобрнауки оставить в классах с 1-го по 9-й два часа обязательного татарского в неделю столкнулась с противодействием прокуратуры Татарстана. Вместе с тем в Казани недовольные родители уже начали обращаться в суд с требованием компенсации морального вреда за «принуждение» изучать татарский язык в минувшие годы.

До 1 декабря власти Татарстана должны выполнить поручение Владимира Путина и довести объем изучения русского языка до уровня, рекомендуемого Минобрнауки России. Кроме того, президент Татарстана Рустам Минниханов должен проконтролировать, чтобы изучение национального языка в школах проходило исключительно на добровольной основе по выбору родителей, как этого требуют федеральные власти.

«Идель.Реалии» сообщает, что власти Татарстана подготовили новые образовательные программы преподавания татарского языка. Речь идет о «Методических рекомендациях с примерными вариантами учебных планов для образовательных организаций Республики Татарстан, реализующих программы начального общего, основного общего и среднего общего образования». В Министерстве образования и науки предполагали, что татарский язык останется обязательным в количестве двух часов в неделю для учеников 1-9-х классов, еще 2-3 часа родного языка и литературы планировалось перевести на факультативную основу, а в старших классах рекомендовано сделать изучение татарского языка и литературы добровольным.

Об этом ли хотели сообщить власти Татарстана на сессии Госсовета – неизвестно, однако реакция республиканской прокуратуры последовала незамедлительно. В надзорном ведомстве «в ходе юридического анализа» рекомендаций Минобрнауки республики пришли к выводу, что «установление в качестве обязательного для изучения государственного языка республики на момент издания рекомендаций не соответствует закону и федеральным образовательным стандартам, определенным Министерством образования и науки России».

На следующий день после заявления прокуратуры в Министерстве образования и науки Татарстана решили сдать назад, разъяснив, что «направленные начальникам отделов (управлений) образования муниципальных образований РТ методические рекомендации с приложением примерных недельных учебных планов начального общего и основного общего образования для образовательных организаций Республики Татарстан не подлежат применению до внесения соответствующих изменений в федеральную нормативно-правовую базу».

Еще в июле президент России Владимир Путин, выступая в Йошкар-Оле на заседании совета по межнациональным отношениям, заявил, что «заставлять человека изучать язык, который родным для него не является, так же недопустимо, как и снижать уровень преподавания русского». Тогда же Путин поручил Генеральной прокуратуре провести проверку добровольности изучения национальных и государственных языков в школах национальных регионов.

Согласно Конституции Татарстана, в республике два государственных языка – русский и татарский. С 1990-х годов они изучаются в здешних школах в равных объемах. Однако после заявления Владимира Путина в октябре школы Татарстана стали получать представления региональной прокуратуры с требованием исключить татарский язык из обязательной программы и перевода его в факультатив. По мнению представителей надзорного ведомства Татарстана, русский язык преподается в школах в недостаточных объемах. После этого образовательные учреждения приступили к корректировке учебных планов.

Во многих школах решили заменить татарский язык предметом «родной язык или литература», а родителям предложили самостоятельно решить, какой язык будут изучать их дети в качестве родного. По данным «Комитета русскоязычных родителей Татарии» – сообщества в соцсети «ВКонтакте», участники которого выступают за введение добровольного изучения татарского языка, – на начало октября было подано не менее 2800 заявлений родителей, которые потребовали у директоров школ отменить обязательное преподавание татарского языка. Официальных данных по этому вопросу на данный момент нет.

Отметим, что не все школы решили исполнять требование прокуратуры Татарстана. Так, директор школы-интерната «Солнце» Павел Шмаков рассказал местным СМИ, что в его учреждении учебный план остался без изменений. По мнению директора школы «Солнце», «незаконно выкидывать на улицу учителей татарского языка в середине учебного года». Шмаков заявил, что готов «бороться» за сохранение преподавательских кадров.

Защищать учителей татарского языка планирует и казанский адвокат Руслан Нагиев , который намерен подать несколько исковых заявлений в Верховный суд России от имени директоров школ Казани и Набережных Челнов с целью сохранить обязательное изучение татарского языка в школах Татарстана.

После предписаний прокуратуры республики Татарстанская организация профсоюза работников народного образования и науки РФ опубликовала рекомендации директорам школ о порядке сокращения учителей татарского языка. Организация на своем сайте разместила образцы официальных уведомлений, в которых указана дата предполагаемого увольнения – 27 декабря. Подобные уведомления учителя татарского языка уже начали получать. В них сказано, что преподавателя могут перевести на другую работу в образовательном учреждении либо уменьшить его учебную нагрузку. Если педагог не согласится с предложением руководства школы, он будет уволен в течение двух месяцев после получения такого уведомления, согласно Трудовому кодексу России. Так, учителю татарского языка в казанской школе №170 в связи с переходом на новый учебный план​ предложили перейти на работу дворника. Директор школы сообщила, что в соответствии с законом она обязана была озвучить имеющиеся вакансии на сегодняшний момент.

Некоторые учителя ранее сообщали Радио Азатлык, что их намерены уволить, однако прокуратура Татарстана опровергла такие сообщения и начала соответствующую проверку.

Власти Татарстана на протяжении трех месяцев хранили молчание в вопросе обязательного преподавания татарского языка. Лишь 26 октября на сессии Госсовета Татарстана президент Рустам Миннихановзаявил, что «мы зашли слишком далеко и вернулись в 90-е годы», после чего задался вопросом, «как можно было сделать так, чтобы общество разделить?»

В преддверии президентских выборов в 2018 году президент Татарстана напомнил, что именно школы «проводят все выборные процессы».

– Или специально это так делается, чтобы в Татарстане было плохое отношение к нашему президенту Владимиру Путину? – задался вопросом Минниханов. В тот же день татарстанское отделение партии «Яблоко» распространило пресс-релиз, в котором назвало «неприемлемыми» его высказывания об участии учителей в выборах.

26 октября перед сессией Госсовета несколько десятков активистов собрались у здания парламента. Они исполнили неофициальный гимн татарского народа «Туган тел» («Родной язык») и раздали татарскую азбуку депутатам республиканского парламента. Отметим, что в республике пытались провести митинг в поддержку татарского языка, однако городские власти отказались его согласовывать, ссылаясь на недоработки в поданном уведомлении.

18 октября прокуратура Татарстана вынесла предупреждение председателю Всетатарского общественного центра (ВТОЦ) Фариту Закиеву «о недопустимости осуществления экстремистской деятельности».

Политолог Дмитрий Орешкин полагает, что твердая позиция федеральных властей и президента России Владимира Путина по поводу увеличения объемов изучения русского языка – лишь одна из форм торга между федеральными властями и Татарстаном:

– Думаю, что в ближайшей перспективе ситуация будет развиваться в сторону ужимания прав регионов, в частности Татарстана, и их перевода на государственное содержание, по образцу Чечни. В Чечне, как известно, экономики нет, и все, что она получает, она получает из центра, и поэтому ходит на цыпочках и заглядывает Аллаху в рот, а Аллах дает деньги. (В одном из интервью глава Чечни Рамзан Кадыров на вопрос, откуда у его республики берутся немалые средства на разные проекты, ответил «Аллах дает» – КР). Татарстан отличается от Чечни тем, что он представляет самостоятельную экономическую ценность, поэтому он так заискивать перед Москвой не хочет. Значит, задача Москвы – отобрать у Татарстана побольше денег, сделать его беднее и послушнее. Татарстан будет сопротивляться, а Москва будет давить, – полагает эксперт.

Причиной нового обострения отношений между Татарстаном и федеральным центром могло стать истечение летом этого года срока договора о разграничении предметов ведения между Татарстаном и Россией, подписанного еще Борисом Ельциным. В те времена отношения между республикой и центром также складывались непросто, вспоминает Дмитрий Орешкин:

– Когда элиты Татарстана бодались с московским Кремлем, чтобы поднять свой статус, они хотели даже брать таможенную пошлину для прохождения поездов из Москвы во Владивосток через территорию суверенного Татарстана. Казанскому Кремлю надо было как-то надавить на московский Кремль, и вот тогда странным образом в Татарстане, как бы стихийно, всколыхнулось движение татарских националистов. А на выборах 1993 года в Госдуму Российской Федерации явка в Татарстане составила всего 14 процентов. Как выяснилось, это было сделано с помощью местных элит, которые просто в день голосования не выдавали бюллетени на предмет голосования в общероссийскую Думу, но зато выдавали бюллетени на предмет голосования по внутренним татарстанским вопросам, – рассказывает политолог.

По его мнению, татарский национализм, которым в последнее время все чаще пугают федеральные власти, – это всего лишь один из инструментов диалога между Казанью и Москвой:

– Как всегда, казанский Кремль хочет от московского Кремля большей самостоятельности и лучшего статуса. Тут все очень просто. Татарстан – один из десяти, может быть, двенадцати субъектов РФ с отчетливо профицитным бюджетом, и московский Кремль, естественно, хочет побольше «соскоблить» с бюджета Татарстана для решения своих державных задач. Ну, в Сирии надо воевать, «ДНР» и «ЛНР» надо поддерживать, на Крым надо больше денег, а тут рядом такой богатенький Татарстан, и неплохо было бы ему поделиться. А Татарстану это не нравится, он бы хотел тратить больше денег на свое собственное развитие. Какие у них есть способы давления на Кремль? Вот неожиданный и непредсказуемый всплеск татарского национализма, например, или даже экстремизма. Точно то же самое мы наблюдали в Каталонии, когда каталонским элитам надо было приподнять свой статус и они аккуратно, но последовательно подогревали национализм. Здесь аналогия, мне кажется, довольно ясная, и в Москве это понимают и поэтому пытаются задавить этот регион, сделать его более подчиненным.

Предыдущая Що втратила туристична галузь України через анексію Криму
Следующая Путин не понимает по-татарски

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 2 =