Путин в «серой зоне». Обещания российского президента в Крыму


Президент России Владимир Путин 18 марта прилетел в аннексированный Крым. Он запустил в эксплуатацию две теплоэлектростанции и заявил, что теперь проблем с электроэнергией в Крыму не будет. По его словам, эти ТЭС будут давать полуострову суммарную мощность в 940 киловатт – почти столько же, сколько пять лет назад поставлялось с материковой Украины.

На праздничном концерте в Симферополе, посвященном пятилетию российской аннексии полуострова, Владимир Путин сравнил крымчан в 2014 году с бойцами Красной армии в 1941-м, «когда они, прорываясь к своим, выносили на себе поближе к сердцу боевые знамена своих частей».

Украинский политолог Олеся Яхно видит в визите Путина в Крым, прежде всего, пропагандистскую мотивацию.

– Стандартно – демонстрировать значимость аннексии Крыма. То, что исторически, как говорит Путин, «вопрос Крыма закрыт». Кроме того, чтобы показать, что большое и значительное внимание уделяется полуострову, ведь он лично приезжает на открытие тех или иных проектов. Тут целый набор пропагандистских (тезисов – КР). Для многих с аннексии началось «вставание России с колен», хотя в экономическом, геополитическом смысле это не так, эффект прямо обратный. Тем не менее российская власть выдает это за значимое событие. Поэтому, конечно, Путин будет и дальше использовать этот миф, капитализировать его. Ничего другого и нет. Если бы Россия думала о Крыме, то заботилась бы об экономическом развитии, о дополнительных возможностях, а по факту Крым – это серая зона.

Что до запуска новых ТЭС большой мощности, Олеся Яхно полагает, что они нужны не для развития Крыма, которое затруднено в условиях санкций, а для наращивания военной базы.

– Я считаю, что в таких условиях позиция Запада по Крыму будет только ужесточаться, потому что есть угроза самим этим странам. В недавней резолюции Европарламента есть пункт о создании Россией угрозы в ряде акваторий – и там указано не только Черное море, но и Балтийское, Средиземное. Там отмечается, что если Россия ведет себя деструктивно в одном регионе, по отношению к Украине – речь об агрессии в Керченском проливе – то на каком-то этапе никто не знает, что может стукнуть голову российской власти, и она может повести себя так же в другой акватории. Возможно, в России рассчитывали, что в итоге Европа закроет глаза на аннексию Крыма, но закрывать глаза на это не будут, позиция будет ужесточаться.

На праздничном концерте в Симферополе Владимир Путин заверил крымчан, что развитие полуострова только начинается:

«События пятилетней давности не только привели к невероятному подъему патриотизма во всей России, но и показали нам огромную силу правды и справедливости. Именно поэтому Россия распахнула объятия, свои сердце и душу и с радостью и восторгом приняла вас в свою огромную многонациональную семью. Мы много сделали за последние пять лет, но предстоит сделать гораздо больше. Созданы только базовые условия для развития. Но мы сделаем все, добьемся всех поставленных перед собой целей, решим все задачи. Потому что есть главное условие. Оно заключается в том, что мы вместе!».

Украинский экономист, директор Международного фонда Блейзера в Украине Олег Устенко комментирует подсчеты издания Bloomberg Economics , согласно которому экономика России в результате аннексии Крыма за 5 лет потеряла более 150 миллиардов долларов.

– Насколько я понимаю, считали как реальные потери, так и то, что было недополучено, так называемую упущенную выгоду. То, что было потеряно моментально и сразу, это возможности реализации части продукции российского экспорта на мировом рынке – здесь они пострадали, но не так значительно, потому что, по большей части, это энергетический экспорт. Пострадала часть отраслей, где была большая доля продукции с более высоким уровнем добавленной стоимости – не сырье. Но это не самый большой удар – инвестиции начали резко уменьшаться, а это достаточно важный фактор и основа будущего экономического развития страны. Россия продолжает задыхаться от так называемой голландской болезни, когда большая часть инвестиций до сих пор вкладывалась в энергетический сектор, а остальные игнорировались.

Олег Устенко полагает, что Крым со всеми инфраструктурными объектами, которые строит Россия, не сможет стать интересной площадкой для производства и торговли.

– Я игнорирую системные риски, которые есть в России, – незащищенность собственности, высокий уровень коррупции, нереформированная судебная система – кроме них в Крыму есть очень серьезная проблема. Любой инвестор здесь находится в условиях повышенной турбулентности, ты не знаешь, что будет завтра или послезавтра. В бизнесе и так сложно прогнозировать, но в данном случае – а вдруг будет изменен статус? Ты вкладываешь деньги, а в какой-то момент вам скажут: «Извините, теперь это предмет новой договоренности». В Балтийских странах после падения Советского Союза действовала реституция, когда бывшие владельцы после возвращения на родину реально могли претендовать на свою собственность. Где гарантии, что такого не произойдет в Крыму? Для покрытия таких рисков нужна невероятно высокая прибыльность, которой там просто нет.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Предыдущая Путин: «Крымчане – как бойцы Красной армии» (видео)
Следующая Путин в своем окружении признал, что аннексия Крыма была ошибкой – Джемилев

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *