Пытки в делах Ивана Яцкина и других украинцев в Крыму: «Их делают диверсантами и шпионами»


Российский адвокат Николай Полозов подал апелляционную жалобу на приговор крымчанину Ивану Яцкину, осужденного в Крыму по обвинению в госизмене. Еще 21 мая подконтрольный России Верховный суд Крыма приговорил крымчанина Ивана Яцкина к 11 годам колонии строгого режима, причем все заседания были закрытыми.

По версии российского следствия, находясь в Крыму, Иван Яцкин якобы передавал Службе безопасности Украины сведения, которые «составляют государственную тайну России». Адвокаты крымчанина заявляли о нечеловеческом обращении с ним в СИЗО «Лефортово», а правозащитный центр «Мемориал» признал Яцкина политзаключенным. Рассмотрения апелляционной жалобы он ожидает, находясь в следственном изоляторе Симферополя. Это лишь одно из так называемых шпионских дел, открытых ФСБ России против граждан Украины в Крыму. О том, что свойственно подобным преследованиям и судебным процессам, шла речь в эфире Радио .

Адвокат Ивана Яцкина Николай Полозов рассказал , что его подзащитный в заключении подвергся жестокому обращению и подорвал и без того хрупкое здоровье.

– Сразу после ареста его этапировали в Москву, поскольку дело находилось в производстве Следственного управления центрального аппарата ФСБ. Рассмотрение по существу в суде по правилам должно вестись по месту совершения преступления, то есть в Крыму, так что по завершению досудебного расследования Яцкина этапировали в СИЗО Симферополя в апреле этого года. Иван – не очень здоровый человек, у него ряд хронических заболеваний, в том числе нижних конечностей. В Лефортово его подвергли нечеловеческому обращению – выставляли на мороз практически без одежды – и это тоже повлекло определенные последствия. В последний раз я его видел в июне, и тогда состояние здоровья у него было удовлетворительное, однако тут многое зависит от лекарств. По последней информации, что я получал, Ивану не передают необходимые медикаменты, отчего он страдает.

Иван Яцкин

По словам Николая Полозова, в конце июля – начале августа в Крыму ожидается рассмотрение поданной накануне апелляционной жалобы на приговор Ивану Яцкину.

– У него есть смягчающие обстоятельства, в частности наличие несовершеннолетних детей, и, несмотря на то, что ему дали ниже низшего предела по данной 275-й статье, мы все равно полагаем, что срок завышен. По поводу включения Ивана в списки украинских политзаключенных и обменного процесса – тишина полная. Еще в прошлом году он направлял соответствующее заявление в Офис президента на этот счет, и тогда нам пришел ответ, что эти материалы переданы дальше в работу в МИД, в специальные службы. Но с тех пор никакого фидбека не поступало, и достоверной информации о том, включен или не включен Иван в этот список, у нас нет. Все эти переговоры происходят за закрытыми дверями, и ни родственников, ни представителей, не правозащитников не посвящают в это.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: запустили обновленное новостное приложение

Еще в конце 2015 года другой гражданин Украины Валентин Выговский был осужден в России по обвинению в шпионаже к 11 годам лишения свободы. Он был задержан на территории аннексированного Крыма и признал свою вину, однако позднее заявил, что оговорил себя под пытками. Дело украинца засекречено, с адвоката Ильи Новикова , представляющего его интересы, была взята подписка о неразглашении. В Министерстве иностранных дел Украины называли инкриминируемые Выговскому преступления безосновательными, решение Московского областного суда – политизированным, и настаивали на немедленном освобождении украинца и его возвращении на родину. И украинские, и российские правозащитники, и официальный Киев признали Выговского политзаключенным.

Отец Валентина Выговского Петр Выговский объясняет, что его сын был вынужден признать вину, чтобы смягчить длительное давление силовиков.

– В Лефортово против него использовали, в основном, разные средства морального давления, чтобы сломать. Это продолжалось в течение 7-8 месяцев, пока сын не признал вину. Он был вынужден на это пойти, хотя бы для того, чтобы к нему допустили консула, разрешили свидания, чтобы передать какую-то информацию на родину. Однако на предложение сотрудничать с российскими властями Валентин ответил категорическим отказом. Уже потом к нему в колонию приехала жена и заметила шрамы – на голове, на теле – которых раньше не было. Силовики своего добились – для них подобные резонансные дела – это и звездочки на погоны, и зарплаты, и все остальное. Такое отношение у них не только к Ивану Яцкину и к моему сыну – их делают диверсантами, шпионами. С их точки зрения, для выбивания признания, которое нужно следователю, все средства хороши.

Валентин Выговский на Майдане. Фото предоставлено родственниками осужденного

При этом Петр Выговский сетует на то, что в последнее время также не получает известий от украинских властей относительно включения Валентина в обменный процесс.

Глава Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник утверждает, что помимо жестокого обращения, в подобных делах российские силовики даже могут применять к обвиняемым психотропные препараты.

– Это общероссийская практика в разных регионах. О ней, в частности, сообщали мои коллеги из Москвы, с Кавказа. Далее это перекочевало в оккупированный Крым, и мы фиксировали сообщения об использовании психотропных препаратов в делах, связанных со шпионажем или диверсиями. По таким обвинениям в российском заключении сейчас находится минимум 17 человек. В подобных делах обычно используются незаконные методы следствия, в том числе публикуются постановочные видео с якобы признаниями. Мы попросили специалистов прокомментировать состояние политзаключенных по этим кадрам, и они по припухлости лиц заключили, что можно говорить об использовании бессонницы, а также препаратов, которые затрудняют мышление, притупляют реакции и так далее.

Глава Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник

В то же время Ольга Скрипник отмечает, что правозащитникам не удалось найти ни одного уголовного дела в российской практике против сотрудников ФСБ за применение пыток к заключенным или хотя бы за превышение полномочий.

– То есть практика в целом такая, что заявления заключенных о жестоком обращении всегда игнорируются. Тем не менее, для международных организаций, для международных судов это серьезная аргументация. Даже если в России отказываются расследовать пытки, для внешнего мира это лишь подтверждает практику их применения. В общем, международные суды в таких случаях на стороне пострадавших, и бремя доказывания невиновности лежит на государстве, то есть человеку достаточно заявить о применении пыток.

В свою очередь, аналитик украинской общественной организации «КрымSOS» Евгений Ярошенко напоминает, что в начале 2021 года эта организация представила доклад об условиях содержания крымских политзаключенных.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Александра Матвийчук: «В Крыму никого за пытки не наказывают»

– Там рассмотрено 35 случаев применения пыток или жестокого обращения, причем не только в СИЗО Симферополя, но и в пенитенциарных учреждениях на территории Российской Федерации. Если говорить о крымском изоляторе, там очень жестокие, нечеловеческие условия содержания. Капитальный ремонт в СИЗО Симферополя не проводился с 1803 года, камеры переполнены: например, вместо восьми может содержаться 20 человек. Кроме того, есть практика неоказания медицинской помощи под разными предлогами. Бывают случаи, когда администрация изолятора умышленно создает еще более невыносимые условия – это касается фигурантов так называемых дел Хизб ут-Тахрир. Есть неформальная практика, что всех, кто проходит по 205-й, террористической статье Уголовного кодекса, хоть раз помещают в карцер.

По данным Евгения Ярошенко, в российских колониях практика пыток и жестокого обращения распространена шире, чем в крымских пенитенциарных учреждениях, однако в последние годы правозащитники зафиксировали, что российские силовики обучают своих коллег на полуострове жестче обращаться с заключенными.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Жена арестованного в Крыму Есипенко выступила с заявлением в День свободы прессы (+видео)

СПРАВКА: Уроженец села Войково Первомайского района Крыма Иван Яцкин был задержан 16 октября 2019 года в Крыму. Об этом стало известно в декабре 2019 года. Адвокат Николай Полозовсообщал, что после ареста Яцкина перевезли из Крыма в Москву. По его словам, российские силовики оказывали на крымчанина «сильное психологическое давление». На запрос в СБУ проинформировали, что Иван Яцкинне сотрудничал со Службой безопасности Украины.

В конце 2015 года Валентин Выговский был осужден в России по обвинению в шпионаже к 11 годам лишения свободы. Выговский был задержан на территории аннексированного Крыма. Дело украинца засекречено, с адвоката Ильи Новикова , представляющего его интересы, была взята подписка о неразглашении. В МИД Украины называли инкриминируемые Выговскому преступления безосновательными. В июле 2019 года президент Украины Владимир Зеленский подписал указ о назначении государственных стипендий имени Левка Лукьяненко 11 украинским политзаключенным, в частности, Валентину Выговскому.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

ФотогалереяЖизнь семьи крымчанина Ивана Яцкина после его ареста (фотогалерея)

Как проходят будни семьи Ивана Яцкина без отца, сына и мужа – смотрите в фотографиях корреспондента .

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение для iOS і Android.Крымчане в российском заключении

После аннексии Крыма Россией весной 2014 года на полуострове начались аресты российскими силовиками независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенными в России организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джемаат».

В Секретариате Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой сообщили, что по состоянию на ноябрь 2020 года число граждан Украины, которые преследуются Россией по политическим мотивам, составляет 130 человек.

По данным Крымской правозащитной группы , по состоянию на конец октября 2020 года не менее 110 человек лишены свободы в рамках политически мотивированных или религиозных уголовных преследований в Крыму.

Руководитель программы поддержки политзаключенных, член Совета правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис сообщал, что всего в списке их центранаходится 315 человек, 59 из которых – крымчане.​

Правозащитники и адвокаты называют эти уголовные дела преследованием по политическому, национальному или религиозному признаку. Власти России отрицают эти причины преследований.

Предыдущая Росгвардия проводит масштабные учения по нейтрализации угроз безопасности — подробности
Следующая В Ялте и Кореизе остаются закрытыми 16 пляжей – власти

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *