Пыток нет? С чем связан иск бывшей заключенной против российских правозащитников


Суд в Москве сегодня рассматривал иск о защите чести и достоинства к лидеру движения «За права человека» Льву Пономареву и главе движения «Русь сидящая» Ольге Романовой. В суд обратилась бывшая заключенная мордовской исправительной колонии №2 Инга Кривицкая, недовольная высказываниями правозащитников о пытках в исправительных учреждениях. Она требует моральную компенсацию в размере 2 миллиона рублей. В 2017 году Инга Кривицкая участвовала в срыве пресс-конференции правозащитников, посвященной пыткам, а осенью 2018 года основала собственную организацию под названием «Русь сидящая».

Инга Кривицкая провела в исправительной колонии №2 в Мордовии более 16 лет и утверждает, что пыток в ней нет, а люди, которые говорят обратное, «обливают грязью свою страну», – написала на своей странице в фейсбуке адвокат Наталья Трубачева, представляющая интересы Льва Пономарева и Ольги Романовой.

Пыток нет ? Иск о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда к Ольга Романова и Лев Пономарев подала…

Publiée par Наталия Трубачева sur Mardi 8 janvier 2019

Глава движения «За права человека» Лев Пономарев рассказал в интервью Радио Свобода, что впервые столкнулся с Ингой Кривицкой в июне 2017 года во время пресс-конференции, посвященной суровым условиям содержания в мордовских колониях:

– Она работала бригадиром в женской колонии №2 в Мордовии, колония страшная, пыточная, там работали женщины по 14 часов, если не больше. Женщины, когда выходили из колонии, приходили к нам и рассказывали, насколько там страшно. А женские колонии, на самом деле, даже меньше находятся под общественным контролем, чем мужские, потому что женщины меньше жалуются, возмущаются, бунтуют. Мы набрали нужное количество материалов, у нас были две дамы, которые вышли из ИК-2 и готовы были выступить публично, и мы провели довольно шумную пресс-конференцию в пресс-центре «Новой газеты». Туда пришла и Инга Кривицкая. Выступили две женщины, которые рассказывали о пытках, и она стала требовать, чтобы ей тоже дали выступить. Я ей не дал слова, сказал: «Пожалуйста, проводите собственную пресс-конференцию». Там также был телеканал РЕН ТВ, они тоже активно провоцировали все эти истории, снимали Кривицкую. Потом эта самая Кривицкая звонила двум нашим дамам, которые выступали там, это Ольга Шиляева и Татьяна Гаврилова. К ним обратилось РЕН ТВ, сказали: «Мы хотим взять у вас интервью, мы готовы заплатить деньги». Они надеялись, что они наговорят гадостей про меня, и та и другая, но они дали нормальные интервью, никаких денег в результате им не заплатили. Канал РЕН ТВ показал очередной фильм обо мне, назывался он «Грантоеды на голубом глазу». Там я был одним из основных героев, и они показали Татьяну Гаврилову в чудовищном виде, убийцей и так далее. Все это некая сознательная кампания, есть ее режиссеры, и они этой Кривицкой сказали: «Подавай в суд». И вот она подает в суд, хотя иск слабый, и я надеюсь, что мои юристы отобьют этот иск. Так или иначе идет общая кампания против движения «За права человека», против Фонда защиты прав заключенных, против меня лично. И этот иск – просто часть этой кампании.

Лев Пономарёв

​– На ваш взгляд, это месть со стороны ФСИН?

– Это месть со стороны ФСИН тоже, но я не думаю, что они главные инициаторы кампании. Это месть со стороны ФСБ. РЕН ТВ, например, снимает фильм – это же не ФСИН ими руководит. Бесспорно, это от спецслужб идет.

– Как бы вы охарактеризовали условия содержания в мордовской колонии?

– Я всегда привожу в пример всего одну деталь из этой женской колонии. Когда там были длительные свидания с родственниками, заключенные всегда заказывали прочные пакеты из полиэтилена. Зачем? Чтобы, когда они работают на станках и им не разрешают выходить по нужде, они прямо там, на рабочем месте, это делали в прочные пакеты, чтобы те не порвались. Это в ХХI веке происходило в ИК-2! После нашей пресс-конференции ситуация там улучшилась. Но в последнее время до меня стали доходить слухи, что там опять хуже стало.

Женская ИК-22 в Красноярском крае

​– Есть ли какие-то перспективы у иска Кривицкой?

– Я думаю, что нет перспектив. Я подробно не входил в это дело, я разговаривал с юристом, и она мне сказала, что перспективы маленькие. Должен сказать, что ФСИН семь раз с нами судилась в связи с нашими публикациями, и все семь исков она проиграла, – полагает глава движения «За права человека» Лев Пономарев.

Юрист организации «Русь сидящая» Алексей Федяров также уверен, что шансы Инги Кривицкой выиграть дело против правозащитников невелики:

Алексей Федяров

– Инга Кривицкая – это такой суетливый персонаж, который неизвестно откуда взялся и активно пытается нам мешать. Получается у нее плохо, тем не менее она зарегистрировала фонд с названием «Русь сидящая», она использует активно нашу символику – герб, шрифты, которые нам разработал наш большой друг Алексей Меринов, и это наша авторская собственность по договору. Сейчас вот она пытается любыми способами влезть в тяжбы с нами, чтобы каким-то образом заявить о себе. Видимо, хочет продать себя подороже. Но это выглядит очень смешно.

– Вы считаете, это ее личная инициатива? Или это связано с «вышестоящими организациями»?

– У меня абсолютное убеждение, что это оперативная комбинация, при этом очень смешная, не имеющая каких-либо перспектив. Исключительная цель – постараться навредить нам. Но нашей деятельности это никак не вредит, просто немножко отвлекает. Думаю, что им это скоро надоест, потому что ничего они не добьются.

– То есть вы считаете, что перспективы у этого иска слабые?

– А какие там перспективы могут быть? Ольга Евгеньевна сделала репост статьи Льва Пономарева. Пономарев рассказал о том, что сделала Кривицкая на его пресс-конференции. Ну, даже если суд удовлетворит этот иск, даже если в полном объеме удовлетворит, в ЕСПЧ это не пройдет никогда, ни при каких обстоятельствах, – говорит Алексей Федяров.

В октябре 2018 года глава «Руси сидящей» Ольга Романова сообщила о том, что Минюст России зарегистрировал одноименную некоммерческую организацию. Среди ее учредителей оказалась бывшая заключенная Инга Кварацхелия (настоящая фамилия Кривицкой). По словам Романовой, пока Кривицкая сидела в мордовской колонии, она «сотрудничала с администрацией, принимала участие в избиении других заключенных женщин и отбирала посылки», а когда вышла на свободу – пришла в прокремлевское движение НОД и стала сотрудничать с телеканалом РЕН ТВ. Романова заявила, что у нее нет никаких сомнений в том, что в Минюст Кривицкую привели за руку оперативные сотрудники ФСИН. По словам Алексея Федярова, у «Руси сидящей» давно сложились непростые отношения с ФСИН:

Ольга Романова

– Мы уже давно во ФСИН объявлены врагами. Мне абсолютно достоверно известно, что приказом руководителя ФСИН мы объявлены нежелательными, и контактировать с нами вообще запрещено. Будет делаться все что угодно для того, чтобы мы свою деятельность не продолжали. Как это технически осуществимо, подо что они выбивают оперативный бюджет на борьбу с нами – мне абсолютно непонятно. Мы действуем строго в рамках правового поля, вся наша информация, все наши расследования – это анализ открытых источников, который мы предъявляем, направляем в Генеральную прокуратуру, в Следственный комитет. Иногда это находит определенное понимание, чаще всего нет. Но мы в любом случае будем этим заниматься. Вода камень точит.

– На днях главу филиала «Руси сидящей» в Ярославле, бывшего заключенного Руслана Вахапова обвинили в нарушении правил административного надзора. Можно ли рассматривать его злоключения и иск Инги Кривицкой как части одной кампании, направленной против вашей организации?

– Да, конечно, все это звенья одной цепи.

– Но пока все это стоит рассматривать как какие-то мелкие препоны для работы организации?

– Мелкие, конечно. Потому что никаких оснований для крупных нет, будут просто по мелочи пытаться отвлекать нас от работы, не более того, – полагает юрист Алексей Федяров.

Координатор «Руси сидящей», правозащитник Сергей Шаров-Делоне уверен, что Инга Кривицкая так или иначе связана с ФСИН.

Сергей Шаров-Делоне

– Имя Кривицкой стало нам известно несколько месяцев назад, когда началась вся эта история с появлением фейковой «Руси сидящей». Она бывшая заключенная, которая сидела в мордовских лагерях, и по всем отзывам заключенных, сотрудничала с администрацией. Всякое сотрудничество с администрацией боком выходит остальным заключенным, потому что администрация перекладывает на «активистов» разные функции, чтобы не марать руки и прессовать заключенных руками самих заключенных. Вот она относилась к такому типу заключенных. Где-то полгода назад она совершенно стремительным образом, буквально за пару дней (почему мы и уверены, что не обошлось без содействия ФСИН) зарегистрировала организацию под названием «Русь сидящая». Кривицкая говорила, что никогда не слышала, что такая организация уже есть, хотя в лагерях про настоящую «Русь сидящую» знают. Потом она попыталась пойти с нами на контакт, но контакт был очень смешной. Она была готова, чтобы мы вошли в ее организацию учредителями, а ей платили зарплату. Сами понимаете, что это невозможно. А позже она подала иск на нас, на Олю Романову и Льва Пономарева, за их высказывания. Она была одной из тех, кто срывал в 2017 году пресс-конференцию Льва Пономарева по поводу пыток.

​– А какие цели заявлены у этой фейковой «Руси сидящей»?

– Ну, заявлены те же самые, помощь заключенным и так далее. Я думаю, что это чисто ФСИНовская история. У нас отношения с ФСИН давние, сложные и болезненные, потому что понятно, что ФСИН нас чрезвычайно не любит и всячески против нас борется. Но посмотрим, что будет. Кривицкая – барышня наглая и наверное, по-своему, не дура полная, но и не особо осторожная. Поэтому она изначально на своем сайте использовала логотип «Руси сидящей», у которого есть известный автор – Алексей Меринов, который передал все права на дизайн «Руси сидящей» и Ольге Романовой. Кривицкая логотип убрала, когда все это всплыло. Но, как говорится, интернет помнит все, так что мы можем представить доказательства, что она его использовала.

Сергей Шаров-Делоне, Ольга Романова и Алексей Федяров у входа в офис «Руси сидящей»

​– То есть возможен какой-то встречный иск? Или пока это просто один из аргументов в суде?

– Нет, мы пока не хотим даже особенно на встречные иски идти, но если на нас нападают, мы будем защищаться.

– Суть претензий Кривицкой, я так понимаю, состоит в том, что Ольга Евгеньевна и Лев Александрович говорили, что в мордовской колонии есть пытки, а она утверждает, что там все замечательно, никаких пыток нет?

– Нет, суть иска в защите ее чести и достоинства. Там ситуация парадоксальная. Ей не понравилось, что Лев Пономарев и Ольга Романова заявили, что она сотрудничала с ФСИН. По закону считается, что порочить честь и достоинство может сотрудничество только с преступными организациями или лицами, нарушающими закон. То есть Кривицкая считает, что ФСИН – это преступная организация? В общем, смешная ситуация.

– Какова сейчас ситуация в мордовских исправительных колониях и какое место они занимают на пыточной карте России?

– Как ни странно, не самое страшное все-таки. Это плохие колонии, тяжелые, особенно женские, но не самые страшные. У нас есть страшнее – вот сейчас несколько поубавленный Ярославль, есть очень страшный Омск, причем все колонии Омска. Есть с каждым днем все страшнеющий Крым. На юге России и в Саратове очень плохие колонии. Так что мордовские плохие, но они традиционно плохие, я бы не сказал, что они сейчас самые страшные.

ИК-6 в Омске

​– Наличие фейковой «Руси сидящей» как-то мешает работе настоящей «Руси сидящей» и чем-то грозит вам?

– Ну, не все люди разбираются, могут туда и пожертвования перевести какие-нибудь. Но если они будут помогать хоть как-то заключенным, то и бог бы с ними, хотя я подозреваю, что такая цель не очень и ставится. А так, ну, некоторая потеря репутации… Но «Русь сидящая» до такой степени связана в общественном сознании с Олей Романовой, что эту связь очень трудно разорвать.

Предыдущая Десять крымчан, которые удивили нас в 2018 году
Следующая Чийгоз на встрече с семьями захваченных Россией военных: «Мы их освободим» (+видео)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *