Разгром и дискриминация: кто ответит за притеснения украинской церкви в Крыму


Захват российскими силовиками храмов крымской епархии Украинской православной церкви Киевского патриархата и давление на ее священников рассмотрит Европейский суд по правам человека. С 2014 года епархия борется за сохранение своих приходов и храмов, построенных за пожертвования прихожан.

С 2014 года крымская епархия УПЦ Киевского патриархата потеряла два храма. Помещения третьего – храма святых равноапостольных князей Ольги и Владимира в Симферополе – частично опечатаны с августа 2017-го – российские силовики вынесли оттуда все ценное имущество. После аннексии Крыма священники и прихожане УПЦ КП живут в страхе, опасаясь, что каждое богослужение может оказаться последним.

Против «иллюзии религиозных свобод»

Обратиться в ЕСПЧ решили после тщетных попыток восстановить права церкви и ее верующих в российских судах. «Европейский суд – это ключевая инстанция, в которой мы пытаемся получить поддержку и защититься», – говорит архиепископ Климент .

https://flashvideo.rferl.org/Videoroot/Pangeavideo/2018/01/c/c0/c0ea4e8d-482b-40aa-8c80-5d258b782218_manifest.mpd

Эксперт Регионального центра по правам человека Сергей Заец считает, что подача этой жалобы в ЕСПЧ – «тревожный звонок» для российских властей, которые якобы пытается создать на полуострове «иллюзию религиозных свобод». Он не раскрыл подробностей жалобы, поскольку документ является конфиденциальным, но рассказал, что речь идет сразу о нескольких нарушенных статьях Европейской конвенции по правам человека.

«Этот кейс касается нарушения права на свободу вероисповедания, дискриминации УПЦ Киевского патриархата и права собственности на ее имущество, а также права на справедливое судебное рассмотрение», – говорит Сергей Заец.

По его словам, столь специфические кейсы редко доходят до ЕСПЧ, поэтому жалоба крымской епархии УПЦ КП – это прецедент.

«Крымские дела, пожалуй, все уникальны, но такого дела среди них еще не было. Европейский суд по правам человека принимает разные решения: от того, что само по себе признание нарушения является компенсацией до присуждения огромных сумм взысканий в пользу потерпевших. В этом случае вряд ли Европейский суд ограничится признанием факта. Тема очень чувствительная», – отмечает эксперт.

Сергей Заец

«Ощущение, что к бандиту пришли, а не к священнику»

Гонения со стороны пророссийских сил священники УПЦ КП ощутили сразу после аннексии Крыма. Летом 2014 года вооруженные люди захватили храм крымской епархии УПЦ КП, расположенный у воинской части в селе Перевальное Симферопольского района. Они ворвалась в воскресное утро, когда прихожане стали собираться на богослужение.

«Не успели мы войти в храм, как с криком и руганью, выбив двери, ворвались так называемые казаки. В руках у них – пистолеты, нагайки. Такое ощущение, что они к бандиту пришли, а не к священнику», – рассказывает настоятель храма отец Иван .

Ему угрожали, требуя покинуть полуостров. Казаки силой вынудили прихожан покинуть здание храма. Прихожане вызвали полицию, но силовики долго отказывались принимать заявление. Но под давлением местных жителей все-таки приняли и опросили свидетелей.

Еще один храм УПЦ КП пророссийские силы захватили в Севастополе. В нескольких регионах Крыма УПЦ КП вынужденно прекратила свою деятельность.

«Храм, захваченный в Севастополе, прекратил свое существование. Храм, захваченный в селе Перевальное, передан УПЦ Московского патриархата, и там сейчас служит ее священник», – рассказал архиепископ Климент.

Минобороны России, которое теперь контролирует территорию у храма в Перевальном, не против, чтобы там проходили богослужения УПЦ КП, но требует от руководства симферопольской и крымской епархии зарегистрироваться по российскому законодательству, заключить договор о духовной опеке военных российской армии и согласовать с епархией УПЦ Московского патриархата очередность богослужений.

Эти условия архиепископ Климент называет некорректными и неприемлемыми: «Это наш храм, который мы вместе с прихожанами построили, в котором был освящен престол Украинской православной церкви Киевского патриархата, и который забрали у нас, а теперь еще выставляют условия, на которых я могу служить в своем родном храме. Поэтому говорить, что я с кем-то должен заключать договор на пользование украденным у нас имуществом, – это некорректно».

Храм в Перевальном строили в 1996 году на пожертвования прихожан и священника. Государственное предприятие «Черноморнефтегаз» предоставило стройматериалы и цемент, рассказывает архиепископ Климент. Церковное имущество для храма предоставило управление киевской епархии УПЦ Киевского патриархата.

На средства прихожан появился и севастопольский храм.

ФСБ хуже Pussy Riot

С 2015 года местные власти пытаются закрыть кафедральный собор святых равноапостольных князей Ольги и Владимира, расположенный в центральной части Симферополя по улице Севастопольской.

В январе 2016 года Арбитражный суд Крыма обязал крымскую епархию УПЦ КП освободить помещения на первом этаже здания и выплатить властям полмиллиона рублей. Права на эти помещения тогда заявила Ассоциация содействия развитию малого и среднего бизнеса в Крыму «Разум». В августе 2017 года представители ФСБ России заблокировали храм, взломали дверь, вынесли из него всю ценную церковную утварь и опечатали все аварийные выходы. К архиепископу Клименту, который пытался выяснить, что происходит, применили силу.

По словам архиепископа Климента, церковное имущество силовики до сих пор не вернули. Кроме того, они нанесли ущерб собору.

«В соборе раскурочены двери, пробиты стены, оборвана лепнина, поврежден линолеум, выломаны замки и осквернен алтарь. Они осквернили храм, потому что я не знаю, какие нечистые люди заходили туда во время визита силовиков, пока меня там не было. Это подпадает под уголовную ответственность, согласно, в том числе и российского законодательства. Когда в России музыкальная группа (российская панк-рок-группа Pussy Riot, осужденные за танец в храме Христа Спасителя в Москве в 2012 году – КР) только попрыгала перед иконостасом, ее осудили. А эти ворвались в храм и вошли в алтарь, но этот вопрос не рассматривают ни правоохранители, ни суд. И никто не несет за это ответственности», – говорит священник.

После событий в симферопольском храме архиепископ Климент обратился с письмом к руководству правительства Крыма. В ноябре 2017 года ему позвонил Сергей Аксенов и пригласил в общественную приемную. После разговора он поручил Министерству имущественных и земельных отношений Крыма подготовить решить этот вопрос. Но в ведомстве ответили, что это невозможно, пока симферопольская и крымская епархия УПЦ Киевского патриархата не зарегистрируется по российскому законодательству.

Предыдущая Российские силовики провели обыски в двух районах Крыма – «Крымская солидарность»
Следующая Разгром и дискриминация: кто ответит за притеснения украинской церкви в Крыму

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 1 =