Референдумы, репрессии, цензура. Как Лукашенко 26 лет удается удерживать власть в Беларуси


Принимая присягу в качестве президента в свой самый первый раз, положа руку на Конституцию, Лукашенко говорил, что в Беларуси единственной диктатурой может быть только диктатура закона, перед которым должны быть равны все: от школьника до президента. Не прошло и года, как новоизбранный глава государства стал перестраивать страну под себя. Диктатура осталась, закон – нет.

Настоящее Время вспоминает, что сделал Александр Лукашенко за 26 лет президентства, чтобы закрепиться у власти.

Переписал Конституцию

Пренебрегать законом новоизбранный президент начал практически с самого начала своего правления. Три референдума, инициированные им и проведенные с многочисленными нарушениями законодательства и прав человека, расширили максимально возможно полномочия Александра Лукашенко.

После референдума 1995 года президент получил право распускать парламент «в случаях систематического или грубого нарушения Конституции». Этот референдум также дал русскому языку статус государственного и изменил национальную символику – бело-красно-белый флаг и герб «Погоню» на флаг и герб, мало чем отличающиеся от символов Белорусской ССР. Еще одним вопросом на голосование выносилась «поддержка действий президента, направленных на экономическую интеграцию с Российской Федерацией». Ходило мнение, что таким образом Лукашенко хочет завоевать популярность среди россиян и при удобном случае стать президентом России или возглавить Союзное государство.

Депутаты Верховного Совета отказались утвердить три вопроса из четырех и пытались протестовать против предложенных Лукашенко вопросов для голосования: за месяц до референдума они объявили голодовку и остались в зале заседаний парламента на ночь. Однако ночью их в буквальном смысле выкинули из здания и вывезли в автозаках в разные части Минска. Референдум состоялся.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Выборы в Беларуси: «Как раньше не будет»

Второе «волеизъявление народа» прошло в 1996 году с еще более жестким противостоянием президента и парламента. Кроме вопросов о смертной казни, купле-продаже земель и переносе Дня независимости, Лукашенко предлагал в ходе нового референдума значительно изменить Конституцию и предоставить президенту право назначать судей Конституционного суда и министров, издавать декреты, равные по силе законам. Норма, согласно которой президент мог быть отправлен в отставку из-за нарушения Конституции, была исключена.

Глава Центризбиркома Виктор Гончар отказался утвердить итоги референдума: он говорил об аномальной вечерней явке (с 18 до 22 часов проголосовали 20% избирателей, хотя в это время обычно на участки приходят 7-9% белорусов), о подозрительно высоком проценте проголосовавших досрочно (в некоторых регионах – 50%) и, наконец, о том, что досрочное голосование началось уже 9 ноября, а окончательный текст поправок появился лишь 21-го.

В тот же день Лукашенко президентским указом освободил Гончара от должности председателя ЦИК. Это также было нарушением законодательства, поскольку назначать и снимать главу Центризбиркома мог только парламент. Несколько министров и глава Конституционного суда уволились в знак протеста. Однако референдум состоялся, Лукашенко получил «царские», как он позже говорил сам, полномочия. Республика из президентско-парламентской фактически превратилась в президентскую.

На референдуме 2004 года белорусам предложили всего один вопрос: можно ли Александру Лукашенко участвовать в выборах президента (по Конституции, он не мог стать президентом в третий раз), а также закрепить неограниченное количество сроков президентства для одного и того же человека в Конституции. Избирательный кодекс Беларуси запрещает выносить на референдум вопросы, связанные с избранием и освобождением от должности президента, однако голосование состоялось и в этот раз – положительно ответили 87,9% белорусов.

Президентская гвардия

Лукашенко защищал себя не только юридически, он также сразу же постарался окружить себя преданной охраной. На пост главы государства он вступил 20 июля 1994 года, а уже в октябре была создана Служба безопасности президента. В нее вошли силовики из группы КГБ «Альфа» и главного управления госохраны МВД.

В конце 1990-х, когда в стране стали исчезать известные оппоненты Лукашенко (подробнее об этом – в следующей главе), в Беларуси заговорили об «эскадроне смерти»: туда якобы вошли бойцы из специального отряда быстрого реагирования (СОБР), созданного в 1999 году во внутренних войсках МВД Беларуси.

Косвенно наличие отрядов, которые чинили самосуд, подтверждал и сам президент. Он рассказывал, как в 90-е посылал «надежных людей с автоматами», чтобы «навести порядок». И как «вынужден был принять радикальное решение», избавляясь от преступных группировок «на этой трассе – от вашей границы до Бреста»: «Всех, кто сопротивлялся из бандитов, расстреливали на месте. Три группы таких уничтожили. Четвертой не было. И до сих пор тихо и спокойно», – говорил Лукашенко.

Лукашенко угрожает убийством

Тот момент, когда твой президент чокнутый псих 😬 #agl24

Publiée par Мая Краіна Беларусь sur Mardi 24 avril 2018

В 2020 году, менее чем за два месяца до выборов президент подписал указ о создании частной охранной компании с правом ношения и применения оружия. В Беларуси это первый случай, когда частная компания получает возможность широко использовать оружие и физическую силу.

Похищения в центре Минска

В течение 1999-2000 годов в Беларуси были похищены несколько видных политиков. Все они когда-то работали вместе с Лукашенко, но позже из-за расхождения взглядов ушли в оппозицию.

В апреле 1999 года при загадочных обстоятельствах в возрасте 49 лет умер Геннадий Карпенко . В 1996 году он был одним из инициаторов импичмента Лукашенко, затем возглавил альтернативный властям Национальный исполнительный комитет и считался потенциальным конкурентом Лукашенко на выборах 2001 года. Но 31 марта 1999 года Карпенко забрали в больницу с диагнозом «кровоизлияние в мозг», где он сутки пролежал без медицинской помощи. Затем ему сделали операцию по удалению гематомы. Через пять дней Карпенко умер. Ранее он никогда не жаловался на здоровье: родственники и представители оппозиции сомневаются в естественных причинах его смерти. Вдова и дети Геннадия Карпенко из-за постоянного преследования и прессинга со стороны властей вынуждены были уехать в Германию, где получили статус политических беженцев.

Через месяц бесследно исчез один из ближайших соратников Карпенко – бывший глава МВД Беларуси Юрий Захаренко . Накануне референдума 1996 года Захаренко был отправлен в отставку и понижен в звании: по официальной версии, «за грубые финансовые нарушения и упущения в работе». Однако сам он рассказывал, что отказался исполнять преступные приказы Лукашенко. Захаренко перешел в оппозицию, создал Союз белорусских офицеров и стал организатором Конгресса демократических сил. Вечером 7 мая 1999 года неизвестные силой затолкали Юрия Захаренко в автомобиль и увезли.

Еще через полгода в центре Минска был похищен бывший глава ЦИК Виктор Гончар . После смещения с должности из-за отказа признать референдум 1996 года он возглавил альтернативный Центризбирком и собирал доказательства нарушения президентом Лукашенко законов Республики Беларусь, чтобы впоследствии отстранить его от власти. Виктор Гончар и его друг бизнесмен Анатолий Красовский исчезли вечером 16 сентября 1999 года, когда возвращались из бани. Позже на предполагаемом месте похищения обнаружили осколки стекла автомобиля и кровь похищенных (это подтвердила ДНК-экспертиза).

В декабре 2019 года бывший сотрудник спецотряда МВД Беларуси (СОБР) Юрий Гаравский в интервью Deutsche Welle рассказал, что участвовал в убийстве оппозиционных политиков – оппонентов Лукашенко в конце 1990-х годов. По его словам, Гончара и Красовского расстрелял в Витебской области создатель СОБРа подполковник Дмитрий Павличенко: якобы «у Гончара был 100-процентный компромат для отстранения Лукашенко», и «в верхах сказали: его надо убрать».

Преследования журналистов

Похищали в этот период не только политических оппонентов Лукашенко, но и журналистов. В июле 2000 года в Минске по дороге в аэропорт исчез оператор Дмитрий Завадский – с 1994 года он был участником президентского пула Лукашенко, затем перешел в корпункт российского ОРТ и работал с Павлом Шереметом (тот за три года до этих событий был выслан из страны за репортажи, содержавшие, по мнению властей, “заведомые искажения информации о событиях в Республике Беларусь, оскорбительные для чувств всего белорусского народа“).

Машину Завадского позже нашли в аэропорту. В марте 2002 года за похищение и убийство (на суде оно доказано не было) Завадского осудили двух бывших офицеров МВД Беларуси и приговорили к 10 годам лишения свободы. Осужденные свою вину не признали.

Положение свободной прессы в Беларуси начало ухудшаться сразу после прихода Лукашенко к власти. Практически все телеканалы – государственные, они занимают пропрезидентскую позицию, хотя в 1993 году будущий глава государства обещал, что заняв пост, никогда не будет зажимать свободу СМИ, несмотря на «сплошное вранье на госканалах».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Выборы в Беларуси: «Действия Лукашенко говорят, что он боится»

В 1994 году белорусские газеты вышли с “белыми пятнами”: на этом месте должен быть доклад о коррупции в окружении президента, подготовленный одним из депутатов. Но в последний момент типографиям запретили его печатать.

С 1997-го по 2004 год были закрыты более 10 крупных негосударственных изданий. В 2005 году из государственной системы распространения исключили негосударственную прессу – 15 республиканских и местных общественно-политических изданий.

В 2018 году в независимых изданиях БелаПАН, TUT.BY прошли обыски, всего было задержано 16 журналистов, включая главных редакторов изданий. У 10 журналистов обыски прошли дома, сами они были задержаны на трое суток. Поводом стал иск государственного агентства БелТА о якобы краже информации. Единственной обвиняемой по делу проходила главный редактор TUT.BY Марина Золотова. В итоге журналисты вынуждены были выплатить штрафы. Правозащитники и международные медиа назвали «дело БелТА» политически мотивированным.

С декабря 2018 года в стране законом запрещены анонимные комментарии и обсуждения. Желающие высказаться обязаны подтвердить свою личность с помощью мобильного телефона.

В 2019 году в рейтинге свободы прессы Беларусь заняла 153-е место из 180.

Преследования активистов и оппозиции

Любая политическая активность в Беларуси преследуется. Особенно жесткими были разгоны несогласных с итогами президентских выборов в 2006-м и 2010 годах.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Выборы в Беларуси: удержит ли власть Александр Лукашенко?

Первый жесткий разгон демонстраций при Лукашенко прошел в 1996 году. Тогда в марте в Минске прошел многотысячный День Воли, в апреле – марш против соглашения о содружестве Беларуси и России, а 26 апреля от 30 до 60 тысяч человек вышли на «Чернобыльский шлях». Около 200 человек были задержаны.

В 2006-м протестовать против фальсификаций вышли около 30 тысяч человек, на главной площади Минска несогласные с итогами голосования поставили палатки. На четвертые сутки протестующих жестоко разогнал ОМОН: экскаваторы снесли палатки (их было около 35), людей побросали в автозаки. Более 500 человек арестовали, десятки участников акции пострадали.

В 2010-м по разным оценкам от 30 до 50 тысяч человек требовали повторных выборов без Лукашенко. Но силовики разогнали протестующих, сотни человек были задержаны, в том числе семь кандидатов в президенты. Всего за один вечер за решеткой оказались как минимум 780 человек.

В 2011 году по всей Беларуси прошли «молчаливые акции протеста». Граждане, недовольные действиями властей, выходили на улицы и площади городов и молча, без скандирования лозунгов, без призывов и требований, выражали протест аплодисментами. Акции проходили еженедельно практически все лето, координировались через фейсбук и «Вконтакте», поэтому получили название «Революция через социальные сети». Первая акция прошла мирно, но на остальных белорусов стали жестко задерживать. Например, 3 июля, в государственный День независимости, задержали и бросили в автозак беременную женщину. Ее мужа арестовали, он получил «сутки», она сама после акции потеряла ребенка.

В это время едва ли не впервые в Беларуси хватать и задерживать мирных граждан на улицах без объяснения причин стали люди в штатском. После «мирных акций» такая «традиция» в стране закрепилась.

Лукашенко, высказываясь о «молчаливых» акциях протеста, заявил, что у государства есть «ресурсы и силы для того, чтобы поставить на место всех тех, кто нарушает законы и Конституцию»: «Топаньем, хлопаньем, мычанием, рычанием на площадях, на улицах проблем не решишь. И самое главное – денег-то не заработаешь. И все, кто рычат и мычат на площадях, мы посмотрели на них. Это не бедные люди, так что же им нужно? Нужен хаос и безобразия в стране. Этого мы допустить не можем».

С конца 2016 года налоговые инспекции стали брать так называемый «налог на тунеядство»: под специальный декрет президента попали более 400 тысяч человек. Декрет обязал их оплачивать все коммунальные услуги без государственных субсидий. Безработные также должны были выплатить сбор суммой равно примерно $180. В феврале 2017 года в Минске и других городах Беларуси стали проходить протестные «Марши нетунеядцев». Всего в течение года в 12 городах прошло 20 акций протеста. Как минимум 200 человек было задержано.

За месяц до шестых президентских выборов в стране насчитывалось 25 политзаключенных. Среди них – блогеры, потенциальные кандидаты в президенты и обычные граждане, которые выходили на мирные акции солидарности.

Предыдущая ЧФ РФ провел антидиверсионные учения на аэродроме
Следующая Короновирусом в Крыму заболели еще 36 человек – Аксенов

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *