«Ремейк позднего сталинизма». Рунет – о театральной цензуре в России


Россия на пороге полноценной театральной цензуры? Или еще нет? Еще в конце июля общественная организация «Офицеры России» пожаловалась в прокуратуру на спектакль театра «Современник» с якобы оскорбляющим ветеранов монологом Лии Ахеджаковой.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: запустили обновленное новостное приложение

Вскоре офицеры были услышаны другим силовым ведомством, о проверке спектакля заявил Александр Бастрыкин .

Михаил Зеленский:

Они реально пишут, что главное ведомство по расследованию тяжких преступлений будет проверять театральный репертуар.

Николай Подосокорский:

Если у кого-то до сих пор оставались сомнения в том, самостоятельно ли или по указке властей действуют хунвейбины вроде «Офицеров России» и движения SERB, усмотревшие «оскорбление ветеранов» в спектакле «Первый хлеб» театра «Современник» и устроившие настоящую травлю задействованной в нем народной артистке РФ Лии Ахеджаковой, то теперь они должны окончательно разрешиться. Председатель Следственного комитета России, генерал юстиции Александр Бастрыкин, ввиду недостатка важных дел и малого объема работы, лично поручил изучить самым тщательным образом поступившие доносы на спектакль «Современника», в котором усмотрели оскорбление ветеранов.

Анастасия Букреева:

То, что происходит сейчас вокруг Современника, все эти обвинения и грубость – очень больно и страшно наблюдать. Театр – живой, он с таким названием не имеет права быть вне времени. И в своих шестидесятых собирал современных драматургов с пьесами, непривычными, новыми. Такова как раз старая традиция или вечная миссия его. И поиски нового языка, тем и новых решений – это естественный ход жизни не только для театра. Нет развития без эксперимента и движения. Как почувствовать себя живым, когда плаваешь в остывшем киселе? Когда внутри нет внутренней борьбы, когда боишься сталкивать смыслы и выслушать Другого, потому что он на тебя не похож. Так можно пройти мимо чего-то очень важного. Нельзя превращать театр в мумию из отдела древностей. Невозможно не дышать, пока мы живы.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Россия: в театрах намерены проверить репертуар на соответствие «стратегии нацбезопасности»

Ну и еще одна новость на ту же тему: общественный совет при Министерстве культуры проверит репертуар российских театров на предмет его соответствия «стратегии национальной безопасности».

Кристина Астафурова:

– МХАТ им. Горького готовит к постановке спектакль по мотивам статьи В.В. Путина «Об историческом единстве русских и украинцев».
– Минкультуры проверит репертуар театров на соответствие стратегии нацбезопасности.
Вот и думайте теперь, где здесь настоящая новость.

Марат Гельман:

МУЗЕЯМ И ГАЛЕРЕЯМ ПРИГОТОВИТЬСЯ

Дмитрий Колезев:

Скоро и до книг доберутся.

Дмитрий Курляндский:

Ждем, когда до музыки дойдут – там сплошь несоответствия и параллельные квинты, пора полоть. про балет даже не говорю. но вообще это все полумеры – надо само понятие культуры проверить, очевидно же, что она генерирует все эти несоответствия.

Дмитрий Гудков:

Увидел у Алексея Венедиктова, что общественный совет при Минкульте рассмотрит репертуар театров на соответствие стратегии нацбезопасности.
Посмотрел, что за совет. Оказалось, его возглавляет Михаил Лермонтов. Лично.
Вспомнил, что ещё несколько лет назад Путину нашли своих Лермонтова, Толстого и прочих, чтобы почувствал себя совсем царем.
И не понял только одного.
А почему до сих пор не реализован «Проект о введении единомыслия в России». Козьмы Пруткова? Он писал, старался.
Переименуйте Мединского – и вводите.

Антон Орехъ:

Я теперь жду, когда чиновник по имени Александр Пушкин потребует проверить на соответствие национальной безопасности книжные магазины, например. Это будет красиво. А пока председатель общественного совета при Минкульте Михаил Лермонтов извещает нас о слушаниях по театральному репертуару. И проверят слуг Мельпомены не абы на что, а именно на соответствие стратегии национальной безопасности.

Потому что заходить надо сразу с козырей. Пока Бузова во МХАТе играется в Сталина, мы тут поглядим, нет ли на подмостках угрозы стране? Вдруг каждый второй режиссер – иноагент? Или актеришка какой жертвовал Навальному копеечку?

Мы плавно вошли в эпоху, когда мелочей уже не осталось. Любой поступок может стать предательством или шпионажем, угрозой государству и покушением на конституционный строй.

Думаю, что скандал с постановкой про «Первый хлеб» в «Современнике» был неслучаен. И объявленные Лермонтовым слушания возникли не потому, что Лия Ахеджакова как-то не так декламировала в зал. Всё это было заранее задумано – просто ждали повода, кляузы каких-нибудь офицеров, казачков, верующих. Тем более что штат кляузников подобран, там уже профессиональные жалобщики давно точат перья по всем вопросам и дербанят клавиатуру.

Дошла очередь до театров. Которые, наверное, не всё поняли после дела «Седьмой студии». Но ничего, Лермонтов им объяснит в ходе дискуссии. Прощай, как говорится, немытая Россия. Страна, так сказать, рабов, страна, в некотором смысле, господ.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Искусство или госзаказ?

Игорь Яковенко:

Происходящее в культуре сегодня – ремейк позднего сталинизма с несколькими поправками вроде появления универсальной формулировки про «оскорбленные чувства» и того, что роль коллективного ЦК сегодня играют то РПЦ, то «Офицеры России», то СКР с Генпрокуратурой.

Важный вопрос: почему они пошли громить театр именно сейчас? Не потому ли, почему Сталин послал Жданова на погром театров, кино и журналов именно в конце 40-х?

Сталин уничтожал деятелей культуры всегда, но в довоенные годы это не было отдельным и главным направлением удара, а в конце 40-х погромные антикультурные постановления пошли косяком. И тому были причины.

Поздний Сталин сосредоточился на зачистке культуры, во-первых, потому, что к тому времени уже никакой политической оппозиции в СССР не осталось. Все троцкие-бухарины и зиновьевы-каменевы давно были убиты, а их сторонники превращены в лагерную пыль. А вот культурная, эстетическая, стилистическая оппозиция сталинской культуре, сталинской эстетике и сталинскому стилю осталась, а значит, ее надо было искоренять.

Во-вторых, вернувшиеся с войны фронтовики-победители получили возможность посмотреть, как живут люди в «загнивающей» Европе и это у многих из них вызвало вопросы к «единственно верному» учению. Чтобы эти вопросы не звучали со сцены театров и со страниц прессы, культуре срочно надо было надеть намордник.

Вызовы, стоящие перед путинским режимом сегодня, несколько напоминают те, что стояли перед сталинским режимом в конце 40-х прошлого столетия. Политической оппозиции нет. Кто в тюрьме, кто в эмиграции, кто переключился на личную жизнь. В стране все большую роль стали играть поколения, выросшие при Путине, но к Путину относящиеся негативно. Для них он – отстойный злой дед, который мешает жить. Песенку «Я хочу такого как Путин!» сегодня не рискуют ставить на федеральных каналах во избежание насмешек.

На первый план выходит культурная, эстетическая и стилистическая оппозиция путинскому официозу, путинскому стилю и путинской официальной мифологии. По ней и наносится главный удар. «Современник» и Ахеджакова явно не последние…

Леонид Лялин:

Наша Родина прекрасна и цветет как маков цвет,
Чтоб не выдал Дядя Ваня коды запусков ракет,
Не купить чтоб супостатам милый наш Вишнёвый сад,
Специальные ребята тщательно за этим бдят.
Даже чеховская Чайка нам родное существо,
И следят за ней специально сквозь прицелы ПВО.
Совершили перехваты в рамках радио игры,
И с поличным были взяты рано утром Три сестры.
Все: Раневская, Лопахин, даже престарелый Фирс,
Натовского ждут десанта в Севастополе на пирс,
Чтобы враг не взял Саратов, Красноярск и Краснодар,
Специальные ребята ворошат репертуар.

Крым, читай нас в Google News Подписаться

Предыдущая Полицейские в Керчи задержали находящегося в федеральном розыске гражданина
Следующая Театральный фестиваль под руководством Сергея Безрукова открылся в Севастополе

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *