Репрессии вместо праздника: крымских татар судят в Курбан-байрам


21 августа, в первый день мусульманского праздника Курбан-байрам, в судах Крыма и российского Ростова-на-Дону прошли четыре судебных заседания в отношении крымских татар. Суды рассматривали дела ялтинцев и бахчисарайцев, обвиняемых в членстве в организации «Хизб ут-Тахрир» и террористической деятельности, блогера Наримана Мемедеминова и «дело Веджие Кашка». О ходе этих процессов и общих тенденциях в Крыму рассказал крымскотатарский активист Заир Смедляев.

«Конечно, эти заседания можно было бы перенести на другие дни, не создавая дополнительного дискомфорта людям, которые и так лишены свободы. Даже пророссийское правительство Крыма признало этот день выходным, но судебная система продемонстрировала, что ничто для них не указ. Похоже, они получают удовольствие от того, что судят нас в наши праздники. Другие процессы также, как правило, назначают на пятницу на время, близкое к пятничному намазу – как будто специально. Здесь все четыре дела рассматривались в один день, и это, на мой взгляд, было сделано для того, чтобы уменьшить количество людей, поддерживающих заключенных, поскольку сочувствующие просто не могут быть в четырех местах одновременно», – отмечает Смедляев.

Заир Смедляев

В Ростове-на-Дону состоялись два процесса по «делу Хизб ут-Тахрир». При этом материалы ялтинского «дела Хизб ут-Тахрир» суд вернул в прокуратуру, чтобы ужесточить обвинение против одного из фигурантов – Инвера Бекирова . Обвинителей попросили квалифицировать его действия по ч.1 ст. 205.5 Уголовного дела России («организация террористической организации»). Российский адвокат Алексей Ладин , комментируя это решение, назвал его «юридическим нонсенсом», добавив, что суд фактически взял на себя функции гособвинения.

«На самом деле, обвинением и судом не доказано не только никакой «террористической деятельности», но и факта принадлежности этих людей к этой религиозной организации. Родители двоих арестованных ребят сообщали, что те вообще не состояли в каких-либо организациях. К ним пришли силовики с требованием дать обвинительные показания против Инвера Бекирова, но они отказались. После этого их арестовали. Что касается остальных, я тоже не могу утверждать, что они состояли в «Хизб ут-Тахрир». По такому же принципу выстроено дело «бахчисарайской группы». Уже сейчас можно не сомневаться, что его результатом будут обвинительные приговоры», – говорит Смедляев.

Фигуранты «ялтинского дела Хизб ут-Тахрир»

Активист признает: в Крыму арестовывают не только крымских татар, но и других практикующих мусульман (как Вадима Сирука) и любых людей, не одобряющих политику российских властей, независимо от их религии и национальности. Крымские татары также проявляют солидарность с семьями других политзаключенных, регулярно общаются с близкими Олега Сенцова , Евгения Панова и Владимира Балуха .

«Что касается «дела Веджие Кашка», оно, исходя из формулировки обвинения, не относится к категории тех, заседание по которым должно проводиться в закрытом режиме. Тем не менее, обвиняемых не доставили в зал судебных заседаний, общение с ними организовали в режиме видеоконференции. Из-за этого близкие арестованных не получили возможность еще раз увидеть их вживую – хотя бы через тюремные решетки. Связь в тот день была просто ужасной, звук и изображение периодически пропадали. Обвиняемые часто не могли расслышать вопросы судьи и прокурора и даже речь своих защитников. Кроме этого, арестованных не уведомили должным образом о времени заседания, и они просто не могли надлежаще к нему подготовиться», – отмечает Заир Смедляев.

При этом адвокат Николай Полозов , который проводит независимое расследование гибели ветерана крымскотатарского национального движения Веджие Кашка , сообщил , что следователь отказал ему в доступе к видео оперативной съемки ФСБ задержания крымскотатарских активистов Асана Чапуха и Бекира Дегерменджи и видео вскрытия погибшей Веджие Кашка. Полозов также подал запрос в посольство Турции в Украине с просьбой предоставить информацию о личности гражданина Турции Юсуфа Айтана , который проходит «потерпевшим» по делу о вымогательстве в Симферополе. «Учитывая биографию этого персонажа, не исключаю, что за ним может тянуться «грязный шлейф» из Турции. По крайней мере, в Крыму он достаточно наследил», – поведал адвокат.

Адвокат Николай Полозов

Ему вторит и Заир Смедляев.

«Известно, что сегодня этот аферист сожительствует с вдовой одного из крымскотатарских активистов. Я не исключаю, что и она впоследствии может стать его новой жертвой», – предполагает Смедляев.

Четвертым процессом стало рассмотрение апелляционной жалобы крымскотатарского активиста и блогера Наримана Мемедеминова . По ходатайству защиты суд перенес заседание по делу на 23 августа.

Также 22 августа стало известно, что еще 26 июля вынесли приговор харьковчанину Александра Стешенко . Его признали виновным в поджоге дома муфтия Крыма Эмирали Аблаева и приговорили к двум годам колонии-поселения.

«Стешенко дал показания, обвинив в организации поджога помощника Мустафы Джемилева Эрола Велиева , который, по его сообщениям, на самом деле с сентября 2017-го физически не был в Крыму. Вполне возможно, что его вынудили оговорить Велиева под пытками», – предполагает Заир Смедляев.

При этом активист отмечает: назначение судебных заседаний на мусульманские праздники – это не единственный способ подчеркнуть неуважение к крымским татарам.

«В Крыму устанавливают памятники сомнительным историческим деятелям, таким, как Екатерина II и Потемкин, чья политика в отношении крымских татар была репрессивной. При этом нет ни одного памятника крымскотатарским ханам. В мечетях и единственной в Крыму мусульманской молельной комнате при больнице проводятся обыски, изымается литература, не имеющая экстремистской направленности. Для сохранения и развития крымскотатарской культуры не создается никаких условий – напротив, она планомерно уничтожается. Активно разрабатываются земельные программы, создающие льготные условия для переселения в Крым псевдо-казаков, но не для коренных народов полуострова. Отдельным группам создают специальные условия, с увеличением их полномочий и предоставлением преференций, но крымские татары, безусловно, в них не входят», – рассказывает Заир.

Показательным примером целенаправленного притеснения активист считает доследственную проверку в отношении крымскотатарской поэтессы Алие Кенжалиевой по ст. 354.1 УК России (реабилитация нацизма). В стихах Алие сетует на то, как современные российские парады по поводу 9 мая и культ войны перечеркивают реальную трагедию и память о погибших, а также ценность хрупкого мира. Именно в этом следователям показалась «реабилитация нацизма».

Крымскотатарская поэтесса Алие Кенжалиева

«Сейчас, когда популяризуется сталинизм и устраиваются «пляски на костях», любое мнение, отличное от этого, уже воспринимается как преступление. Между прочим, празднования «Дня Победы» как такового не было даже при Сталине, эту традицию ввели во времена Брежнева. К слову, 23 августа – это Европейский день памяти жертв сталинизма и нацизма, то есть цивилизованные народы воспринимают одинаково эти два преступных режима. Крымские татары воспринимают их также. Разумеется, Алие никогда и нигде не оправдывала нацизм, она всего лишь высказала свое отношение к тому, во что теперь превратили празднование 9 мая», – пояснил Заир Смедляев.

  • Ксения КирилловаОбозреватель 

    Подписаться

Предыдущая Репрессии вместо праздника: крымских татар судят в Курбан-байрам
Следующая Чубаров: к домам крымских татар в Симферополе ночью отправились полицейские

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *