Реставрация, реконструкция или вандализм? Как Россия «восстанавливает» Ханский дворец в Бахчисарае


Насколько опасна реставрация, которую проводят подконтрольные Кремлю власти Крыма в Ханском дворце в Бахчисарае? Почему старинную черепицу на Большой ханской мечети меняют на новую? Что может сделать Украина для запрета этих строительных работ на культурной памятке?

На эти и другие вопросы в эфире Радио отвечает крымскотатарский активист и свидетель происходящего с Ханским дворцом Эдем Дудаков .

– Объясните тем, кто не разбирается в теме: почему реставрацию Ханского дворца называют вандализмом?

– Недавно было сообщение ТАСС о том, что на Ханской мечети впервые за 300 лет поменяли черепицу. Это они подают как достижение России, но на самом деле реставрацию не делают таким образом, не меняют всю конструкцию. Вторжения должны быть локальными, в проблемные места. То, что происходит сейчас, можно назвать реконструкцией – очень дешевой, с применением далеких от реставрации, современных материалов. При реставрации всегда работают с оглядкой назад, на историю. Она предусматривает копирование технологий, если уж приходится что-то менять.

Эдем Дудаков

– Поясните на примере черепицы, пожалуйста.

– Во-первых, они врут, что она не была аутентичной. Это определяет место изготовление, технология изготовления. То есть черепица на Большой ханской мечети была аутентичной, даже после того как ее поменяли между 1740 и 1840 годами. Во-вторых, сейчас за работу взялись непрофессиональные фирмы. У них просто нет специалистов по укладке татарки, потому они используют на памятнике 16-го века черепицу, изготовленную заводским методом. Она даже эстетически тяжело воспринимается.

Депутат Госдумы от аннексированного Крыма Руслан Бальбек настаивает, что черепица Ханского дворца – это новодел, не имеющий такой уж ценности:

«Что касается черепицы, еще раз хочу напомнить, что прописаны ее размеры, форма, цвет. И изначально не было вот той аутентичной глазурованной, с зеленым оттенком черепицы. Все, что мы сегодня имеем, это новодел с использованием материалов из близлежащих сел, когда после очередного пожара провели реставрационные работы. В досье ЮНЕСКО это несоответствие отражено. И именно здесь порождаются мифы».

– Правду говорит Руслан Бальбек?

– Начнем с того, что черепица на Ханском дворце охранялась государством и была предметом культурного наследия. Каким наследием можно назвать черепицу заводского изготовления, испанка? Ведь что мы подразумеваем под таким памятником? То, что мы передаем будущему поколению технологию старых мастеров. Мы же можем построить аналогичный памятник по современной технологии в любом месте. Но будет ли это наследием? Философия реставрации гласит: то, что находится в хорошем состоянии, нужно сохранить. Мастерство реставратора как раз заключается в том, чтобы сберечь как можно больше аутентичных материалов или артефактов. Мы же не меняем холсты в картинах Рембрандта на копии. Я могу только догадываться о мотивах тех, кто зимой, варварским методом все это вскрыли, дали стенам набрать влагу. Теперь мы потеряем аутентичные росписи – останутся только копии.

Черепица, снятая в ходе «реконструкции» Ханского дворца в Бахчисарае, февраль 2018 года

– Но почему неопытные российские фирмы допустили до реставрации?

– Мне кажется, перед выборами была команда начать эти работы, чем удачно воспользовались некоторые политики со своими фирмами. Тендера не было. Почему выбор пал на ту же «АТТА-Групп»? Этот генеральный подрядчик получил лицензию только в конце 2013 года. Далее, «АМ-СТРОЙ» основали в 2015-м, лицензию выдали в марте 2017-го. А уже в августе он приступил к работам на памятнике 16-го века. Это нонсенс. Фирма «Кирамет» была вообще неизвестна в реставраторском мире, но ее генеральный директор Юлия Иванишкина – дочь главы департамента и замглавы российской администрации Симферопольского района. То есть там такой междусобойчик. Я не знаю всю кухню, но то, то эти фирмы подобрали не случайно и не по их опыту, свидетельствует о сговоре.

Работы по замене кровли на Большой Ханской мечети, апрель 2018 года

– Между тем работы на Большой ханской мечети во дворце планируют завершить к 15 мая. Уже поздно что-то предпринимать?

– Я думаю, что ЮНЕСКО могла быть обратить внимание того же Министерства культуры России на происходящее с Ханским дворцом. К сожалению, он остается памятником местного уровня, и всем руководит российский комитет по охране культурного наследия Крыма. Что я могу сказать? Думаю, могли бы что-то предпринять, если бы поднимали больше шума, чтобы среагировала даже культурная общественность в России. Но реакция была очень слабая, да и Украина медлила с приданием дворцу статуса памятника национального значения. После конференции в Анкаре я надеюсь на реакцию турецкой стороны. Это будет наиболее ощутимо, если Реджеп Эрдоган на встрече с Владимиром Путиным озвучит проблему.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

  • Сергей МокрушинВедущий 

    Подписаться

Предыдущая Реставрация, реконструкция или вандализм? Как Россия «восстанавливает» Ханский дворец в Бахчисарае
Следующая Аксенов и Константинов на первомайском шествии в Симферополе (видео)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − десять =