«России есть чему поучиться»: как Украина открывает крымские архивы


Государственная архивная служба Украины опубликовала копии метрических книг из архивов Автономной Республики Крым и города Севастополя. Это документы, где фиксируются рождения, смерти и браки, их чаще всего используют для составления генеалогических древ. После 2014 года прямой доступ к этим данным в Крыму заблокирован Россией.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: запустили обновленное новостное приложение

В последние годы на территории материковой Украины все чаще публикуют архивные документы из Крыма, которые ранее были засекречены. Так, в 2020 году Государственный архив опубликовал «Украинский мартиролог ХХ века», содержащий информацию о почти 70 тысячах репрессированных на временно неподконтрольных Украине территориях. В то же время в Крыму также публикуют ранее засекреченные документы, однако они рассказывают не о репрессиях, а об истории Второй мировой войны или же быте советских руководителей. О разных подходах к архивам и значении публикации подобных документов шла речь в эфире Радио .

Глава Государственной архивной службы Украины Анатолий Хромов рассказал , как именно специалистам удалось восстановить ранее недоступные крымские метрики.

– Один из приоритетов нашей работы – обеспечить доступ пользователей к ретроспективной информации архивных учреждений, оставшихся в 2014 году на оккупированных территориях Донбасса, Автономной Республики Крым и города Севастополя. В мае мы сделали первый шаг и на сайте Государственного архива Луганской области – он был перемещен, но большинство материалов осталось в Луганске – мы с микропленок страхового фонда документации воссоздали цифровые копии и разместили их для свободного доступа. Потом провели еще одну ревизию имеющихся у нас копий и точно так же, с помощью микропленок воссоздали копии двух метрических книг, хранившихся в Государственном архиве города Севастополя. После этого мы обратились к нашим партнерам, американской неправительственной организации FamilySearch International.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение для iOS і Android.

По словам Анатолия Хромова, эта организация ранее работала с фондами государственного архива Автономной Республики Крым и оцифровала около 1700 документов.

– В основном это были метрические книги разных конфессий: по синагогам, по православным церквям, частично по лютеранам, также по мечетям. В итоге мы презентовали отдельную рубрику на сайте Государственной архивной службы, ее очень легко найти: внизу есть отдельный баннер с надписью «Документы архивов Крыма», и по этой ссылке можно ознакомиться с копиями. Пока туда загружена примерно треть, но специалисты Центрального государственного электронного архива Украины продолжают загрузки. Как минимум там будет находиться вся сумма копий – приблизительно 400 тысяч. Мы также направили официальные обращения другим партнерам – в частности, в музей Холокоста в Вашингтоне, в институт «Яд Вашем» в Израиле, к немецким и греческим исследователям, чтобы они предоставили имеющиеся у них копии документов национального архивного фонда из крымских архивов.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Укргосархив хочет через суд заставить Россию вернуть крымские архивы

Анатолий Хромов отмечает, что на подобные метрические документы есть постоянный спрос со стороны украинцев, которые хотят отследить свою генеалогию. Глава Государственной архивной службы Украины анонсирует, что его ведомство совместно с Отраслевым архивом Службы безопасности Украины готовится выпустить большой массив документов про коммунистические репрессии на территории Крымского полуострова.

Между тем в 2017 году в Крыму прошла выставка архивных документов НКВД, которые касались не репрессий, а, в частности, подчеркивали скромность основателя ВЧК Феликса Дзержинского. Ему был посвящен отдельный стенд, и в материале в «Российской газете» автор Сергей Винник так описывает эту экспозицию:

«На другом стенде редкое фото Феликса Дзержинского на отдыхе в Крыму. На снимке «железный Феликс» запечатлен совсем уж по-курортному в шортах и за столиком в санатории. В 1926 году больной туберкулезом создатель ВЧК поправлял здоровье в крымской Мухалатке. Его восторженные отзывы об этих днях представлены на стендах выставки в музее «Таврида» короткими, написанными его рукой записками. «У нас здесь прекрасно, – пишет Дзержинский из Крыма. – Не захочется уезжать. Головных болей не было вовсе, сплю много, купаюсь, ничего не делаю, хожу в горы». А вот записка, написанная Дзержинским и адресованная Ягоде. Этот небольшой штрих характеризует «железного Феликса» как человека скромного: «Прошу распорядиться (распорядиться зачеркнуто и заменено на просить) во всех помещениях мне подведомственных, снять мои портреты, оставив только групповые снимки. Неприлично».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Крым – это Украина»: проект против исторических мифов о полуострове

Российский активист, исследователь, координатор проекта «Бессмертный барак» Андрей Шалаев указывает на то, что на фоне подобных выставок российские архивы о репрессиях всячески скрываются.

– К сожалению, в Крыму происходит все то же самое, что и в России: архивы закрываются, все закрывается, открываются только какие-то явно ненужные и ни о чем не говорящие документы. Для примера просто можно зайти на сайт «Архивы Крыма», который был создан в Российской Федерации, и посмотреть, что там есть по теме репрессий – ничего, ни слова. Зато есть куча документов к 75-летию победы. Есть исключения: так, в Челябинской области и некоторых других можно получить документы за деньги или при наличии полного комплекта документов от родственников. В случае с Крымом все намного проблемнее – такое ощущение, что там работа совсем приостановлена. Ответы из архивов не приходят – это либо отписки, либо предложения представить нотариальные доверенности от родственников. То есть активистам или историкам получить какие-либо документы практически невозможно.

Крым, читай нас в Google News Подписаться

Андрей Шалаев также сетует на то, что архивы в последние полтора года стали ссылаться на эпидемию коронавируса, чтобы не предоставлять документы.

– По сравнению с тем, как отвечает Государственная архивная служба Украины – это совершенно разные вещи, то есть нам есть с чего брать пример в будущем, когда, возможно, в России сменится власть. В Украине были созданы книги памяти из серии «Реабилитированные историей», там около 15 томов. В Крыму же сейчас никаких дальнейших действий по сохранению памяти о жертвах репрессий, мне кажется, не ведется. По крайней мере, мы не видим этого ничего ни на сайте архива, ни в социальных сетях. А выставка с Дзержинским – это очеловечивание преступников. Им пытаются создать некий образ из разряда «принял с сохой, оставил с атомной бомбой». Но если тот же Чикатило был преступником, ему уже ничего не поможет – даже то, что он был учителем и любил детей.

В свою очередь, крымский историк Андрей Иванец убежден, что рассекречивание архивов помогает бороться с историческими мифами, которые активно использует российская власть, в том числе и в отношении Крыма.

– Публикация первоисточников – это очень важно, особенно в условиях, когда Россия использует квазиисторические аргументы для оправдания своей агрессивной политики. Документы же дают возможность и специалистам, и неспециалистам получить представление о реальных процессах. За последние годы после нападения России на Украину я могу назвать два сборника документов об истории Крыма, которые вышли на материке и имеют принципиальное значение: это «Крым в условиях общественно-политических трансформаций 1940-2015 годов», где собрано более 300 документов, а также «Крымскотатарское национальное движение 1917-1920 годов по архивам коммунистических спецслужб». К выходу последней причастен и я: вместе с работниками Отраслевого архива СБУ мы нашли важные документы, которые десятилетиями были засекречены.

Андрей Иванец

По оценке Андрея Иванца, в Крыму сохраняется приблизительно два миллиона документов украинского национального архивного фонда по различным периодам истории Крыма и соседних регионов – и весь этот массив данных остается недоступным.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

КР в FacebookКР в TelegramКР в мобильном

Предыдущая «Одним приговором признали виновными двух человек». Апелляционный суд не оправдал Энвера Топчи
Следующая «России есть чему поучиться»: как Украина открывает крымские архивы

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *