Россия: китайский вирус, кризис и рубль


Сколько стоит эпидемия из Китая и перекинется ли она на российскую валюту? Об этом в новом выпуске программы «Деньги на Свободе» с экономическим публицистом Максимом Блантом.

Сегодня главной темой в мире остается китайский коронавирус. Число заболевших как в Китае, так и во всем мире растет. Случаи заболевания уже зафиксированы в Японии, США, Канаде, Австралии, Южной Корее, Сингапуре, Таиланде и Малайзии. Растет и число смертельных случаев. В минувшие выходные состоялось экстренное заседание Политбюро ЦК компартии Китая, посвященное борьбе с вирусом.

Полная видеоверсия программы:

Меры, которые принимаются для того, чтобы ограничить распространение вируса, очень решительны. Власти страны ввели режим наивысшего уровня реагирования на чрезвычайные ситуации в 25 провинциях, муниципалитетах и других территориальных образованиях Китая. Все это затронуло около 1,2 миллиарда человек, проживающих в этих регионах. Город Ухань, с которого началось распространение вируса, полностью закрыт. В соседнем с Уханем городе Хуанган ограничены въезд и выезд, закрыты развлекательные и туристические объекты. В десяти городах провинции Хубэй приостановили работу общественного транспорта.

На улицах города Ухань сегодня

Ситуация осложняется тем, что в отличие от так называемого птичьего гриппа, который также вызывал атипичную пневмонию, новым коронавирусом можно заразиться во время инкубационного периода – в те две недели, когда человек уже болеет и является распространителем, хотя болезнь себя никак еще не проявляет.

Распространение нового вируса может стать тем самым фактором, который радикально изменит настроения инвесторов, и от безудержного роста рынки перейдут к обвальному падению. И никакие отрицательные ставки тогда не будут уже играть никакой роли. Поводов для беспокойства несколько. Плохо уже то, что в эпицентре проблемы оказался Китай, чья экономика и без того далеко не в лучшей форме из-за торговой войны с США.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Паш, как-то страшно»: Россия готовится к вирусу из Китая

Еще хуже, что вспышка заболевания и беспрецедентные меры борьбы с ней совпали с празднованием китайского Нового года. Это для страны главный праздник, время, когда китайцы разъезжаются по всему миру и активно тратят деньги – как у себя в стране, так и за границей. Туризм, сектор услуг, рынок авиаперевозок – первые очевидные жертвы вируса. Точнее борьбы с ним. Если истерия, которую беспрецедентные меры китайского партийного руководства только подогревают, будет нарастать, под ударом может оказаться и экспорт из Поднебесной.

Проверка пассажиров, прибывших в аэропорт Пекина из Уханя

Рынки, кстати, уже реагируют на вирус, причем сильнее всего падают цены на нефть, которая потеряла уже около 10 процентов. Баррель смеси Brent опустился ниже 60 долларов, и даже новости о ракетном ударе по американскому посольству в Багдаде не вернули их обратно. Потому что угроза замедления китайской экономики для сырьевого рынка куда важнее.

Если борьба с вирусом и все связанные с ней издержки затянутся, может последовать цепная реакция. За десятилетия безудержного роста китайская экономика накопила большое количество проблем и дисбалансов. Самое большое беспокойство вызывает корпоративный долг, который более чем в полтора раза превышает размеры китайской экономики, а также масштабы теневого банковского сектора. Компании, которые перегружены долгами, и по правилам, действующим в стране, новые кредиты получать не могут, пользуются услугами финансовых брокеров и других посредников. По оценке МВФ, объем теневого кредитования в Китае превышает 7 триллионов долларов, и если этот пузырь лопнет, последствия для всего азиатско-тихоокеанского региона будут самые плачевные.

Строительство новой больницы в Ухане

Если угроза замедления китайской экономики толкнет нефтяные цены еще ниже, все аргументы в пользу укрепления рубля рассеются очень быстро. Правительство от накопления резервов перейдет к их расходованию. А это уже совсем другая история. Тут ослабление рубля может рассматриваться исключительно как дополнительный стимул. Поэтому сильно стараться, чтобы удержать национальную валюту, никто не будет. По крайней мере, в начале гипотетического кризиса.

Раз уж речь зашла о кризисе, которого ждут все, включая богатейших людей планеты, собравшихся на прошлой неделе в Давосе, он может оказаться куда более разрушительным, чем все, с чем мы до этого сталкивались. Разговоры все чаще заходят ни много, ни мало, а о конце капитализма. Пузыри и перекосы характерны сегодня не только для китайской экономики. Проблемы, которые привели к кризису 2008 года и последовавшему за ним европейскому долговому кризису, никуда не делись. Единственное, чего удалось добиться благодаря скоординированным действиям правительств и Центробанков развитых стран, – надуть обратно пузыри, которые едва не обрушили мировую экономику.

Системные перемены, которые приведут к серьезной переделке доминирующей в мире экономической модели, выглядят весьма вероятными. И тот факт, что деловую программу Давосского форума в этом году открывала Грета Тунберг , которую в симпатиях к капитализму заподозрить нельзя ни при каких обстоятельствах, – лишнее тому свидетельство.

Грета Тунберг на заседании Международного экономического форума в Давосе

Единственное, что можно сказать в защиту капитализма: все остальное, с чем экспериментировало человечество за последние сто лет, еще хуже. Социализм, и в советском варианте, и в многочисленных латиноамериканских версиях – от Кубы до Венесуэлы – оказался плохой альтернативой. Про Северную Корею даже вспоминать не хочется.

Предыдущая Власти Крыма хотят уголовного наказания за самострои
Следующая Строительство нации и революция: новая книга о крымскотатарском движении сто лет назад

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *