«Россия покрывает применение химического оружия в Сирии» – эксперт


В сирийском городе Дума 7 апреля произошла очередная предполагаемая химическая атака в окрестностях Дамаска. Эксперты предполагают, что Россия не мешает или помогает скрывать следы преступления. Есть ли доказательства, что президент Сирии Башар Асад применил химоружие в этой стране? При чем тут президент России Владимир Путин? Почему для Запада использование химического оружия – «красная линия»? И зачем Асаду использовать такое бесчеловечное оружие на глазах всего мира? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказали востоковед, заместитель директора украинского Центра ближневосточных исследований Сергей Данилов и эксперт по реагированию на аварии с опасными веществами Максим Довгановский.

– Стоит ли верить сообщениям о химической атаке в Сирии?

Сергей Данилов: В данном случае мы имеем хорошо задокументированное, чуть ли не в сотый раз, применение химического оружия.

Первое применение было при предыдущем президенте США Бараке Обаме . Он четко говорил, что это будет «красная линия» и Асад будет наказан. Тогда Россия признала факт применения и взяла на себя обязательство вывести все имеющие запасы боевых, химических, отравляющих веществ с территории Сирийской Арабской Республики. И проследить за тем, чтобы цикл производства не был восстановлен. На этом инцидент был исчерпан, США согласились, что они не будут применять вооруженные силы, наносить удары, смещать Асада в обмен на обещание, которое давал Путин.

Сейчас ничего не изменилось. Асаду ничего не сделали в первый раз, в прошлый раз. Лишь один раз, год назад, после очередного применения химического оружия был нанесен удар вооруженными силами США по аэродрому, из которого стартовали самолеты с боевыми отравляющими веществами.

Говорить о том, что это придумано, странно. Плюс Сирия начала работать по производству химического оружия, бактериологического и готовилась к тому, чтобы начать производство ядерного оружия с начала 1970 годов. Был создан специальный исследовательский центр. Советский Союз об этом знал, потому что все принимали участие в развитии центра.

Этот центр, который был разбомблен днями, практически полностью перешел под контроль военных. Сирия 1980 годов была страной с одним из самых больших в мире, по объемам, боевых отравляющих веществ. Это не было секретом.

– Зачем применять одно из самых бесчеловечных видов вооружения на глазах у всего мира?

Сергей Данилов: У Асада мало войск. Сирийская арабская армия практически исчезла. А тут надо было брать район с очень плотной городской застройкой, в которой разветвленная система подземных коммуникаций. Брать сухопутными войсками пехотой сложные места с такой подземной инфраструктурой очень сложно.

– Вы говорили, что Башара Асада не остановило то, что в прошлый раз была слабая реакция. Почему для стран Запада использование химоружия – это своеобразная «красная линия»? США, Великобритания и Франция объединились и снова нанесли ракетные удары.

Сергей Данилов: Это – оружие массового поражения. Оно не имеет границ, считается бесчеловечным. Все оружие массового поражения: химическое, бактериологическое и ядерное отнесено к особому типу, и наказание за него должно быть особым. Если продолжать разрушать эти границы запрета, то мы не знаем, где завтра будет применено оружие массового поражения.

Сергей Данилов

– Существует Организация по запрету химического вооружения. С вашей точки зрения, показывает ли она себя эффективной в этих условиях? В городе Дума пока та же организация не получила достоверных данных, потому что эксперты не попали на эти объекты. При этом эксперты России там уже побывали.

Сергей Данилов: Это – инструмент того мира, в котором действовали правила. Мы вступили в новый мир, в котором нет правил и они будут восстанавливаться по результатам войны.

– А что делать, если не работает эта организация? Почему вообще этим экспертам трудно попасть на эти объекты?

Сергей Данилов: В Сирии боятся показать, боятся, что это будет подтверждено. Хотя там достаточно данных из госпиталя, где лежат люди, которые получили поражение этим химическим веществом. Хотя уже все равно, Асад своего добился – город под его контролем.

Слушатель, Славянск: Существует ли на сегодня четкий механизм верификации подобных инцидентов? Почему складывается такая ситуация, что одна сторона говорит, что это все правда, а Россия наоборот?

Сергей Данилов: Есть международные организации, которые занимаются контролем за распространением, применением химического оружия. Они созданы всеми и в частности теми, кто не пускает одну из них сейчас в эти районы, то есть Россия.

Пропаганда сейчас создает что угодно и можно верить или не верить. Мы сталкиваемся с абсолютным враньем или абсолютным отрицанием действительности.

– Максим, вы верите, видя все сообщения о применении химического оружия, что оно возвращается на мировую арену? Доверяете ли вы этим сообщениям?

Максим Довгановский: Очень бы не хотелось в это верить, потому что это ужасно. Но в 2012-2013 годах Сирия уже применяла химическое оружие, это было официально признано. В 2013 году Сирия таки подписала конвенцию по запрету химического оружия. В 2015 году они отчитались об уничтожении 97% своих запасов. Верить или нет – решать экспертам Организации по запрету химического оружия. Но глядя на прошлое конфликта в Сирии – да, это возможно.

– Со времен Холодной войны уже несколько раз было использовано химическое оружие, но доказано лишь в нескольких случаях. В чем проблема доказать его использование?

Максим Довгановский: Часто это сложность доступа к месту проишествия, также часто это и политические аспекты. Когда полмира подписало Конвенцию о запрете химического оружия, ее использование – большой прецедент. Я думаю, по большей части, это политическое решение – признавать или не признавать использование.

Также, учитывая свойства химического оружия, его стойкость от нескольких часов до пары дней – и потом все сложнее найти его остатки.

– Все уже через голову Башара Асада начали обвинять Россию в использовании этого химического оружия в Сирии. При чем тут Россия?

Сергей Данилов: Асад сам принимает решение. Но он крайне зависим от Тегерана и Москвы, потому что армии нет, денег нет, он должен полагаться на союзников. Но применение химоружия в тех сегментах, где воюет сирийская арабская армия, вполне возможно. Скорее всего, россияне знали, другое дело – как они на это отреагировали. Но после они его всегда прикрывают, потому что он им важен как союзник, как ставленник, партнер и как марионетка.

В этой связи они несут часть ответсвенности за применение им химоружия. Поскольку не мешают, а после этого защищают, таким образом дают ему карт-бланш на дальнейшее применение.

– Союзники совершили ракетный удар по химическим объектам, где предположительно вырабатывалось химическое оружие в Сирии. Стоит ли ожидать дальнейшего применения подобных вооружений в сирийском конфликте? Насколько этот удар был эффективен?

Сергей Данилов: В тексте было написано «Отплата за применение». Отплата произошла, уничтожены объекты. Остановит это Асада в применении химического оружия? По моему мнению, нет. Вся история с 2011 года конфликта в Сирии дает мне уверенность утверждать, что Асад не остановится, если будет видеть эффективность. Он безусловно применит химическое оружие.​

Справка: удары по Сирии, которые нанесли в ночь на 14 апреля, США и их союзники назвали ответом на вероятную химическую атаку в сирийской Думе 7 апреля, в результате которой пострадали сотни людей и ответственность за которую западные страны возлагают на сирийский режим и Россию.

В Министерстве обороны США заявили, что основными целями ударов были три объекта на западе Сирии: научно-исследовательский центр в районе Дамаска, который был центром сирийского химического и биологического программы оружия, и два других объекта хранения химического оружия – к западу от Хомса. По словам представителей американских военных, удары «успешно попали в каждую цель».

Президент России Владимир Путин после нанесенных 14 апреля ударов обвинил США в усилении гуманитарной катастрофы в Сирии. Он назвал эти удары «актом агрессии против суверенного государства».

Россия и представители правительства Асада отрицают применение химического оружия в Думе, называют доказательства сфабрикованными, а саму атаку – «постановкой».

Совет безопасности ООН на заседании 14 апреля, созванном по требованию России, не поддержал проект резолюции, подготовленный Москвой, по обстрелам Сирии. В резолюции, распространенной Россией перед заседанием, Москва призвала осудить «агрессию» против Сирии в виде военных ударов, совершенных США, Великобританией и Францией.

  • Донбасс. РеалииОригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

    Подписаться

Предыдущая «Россия покрывает применение химического оружия в Сирии» – эксперт
Следующая У российских властей Симферополя нет общей концепции реконструкции центра – Мавлютов

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 + два =