«Ручная» экономика Севастополя


Специально для

Российские власти Севастополя пытаются удерживать цены на основные продукты питания на доступном для горожан уровне. Предприниматели нововведениям не рады, но побаиваются в случае несогласия вообще лишиться бизнеса.

На днях специалисты Главного управления потребительского рынка и лицензирования вместе с представителями общественных организаций промониторили уровень цен на базовые социально значимые продукты питания на ярмарках Севастополя. Выяснилось, что цены на четверть ниже, чем соответствующие показатели Росстата. Из 20-22 позиций товаров, цены на которые регламентированы соглашением между организаторами ярмарок и правительством города, незначительные отклонения наблюдаются максимум по четырем позициям.

«Результат мониторинга цен подтвердил, что на социальных ярмарках продовольственные товары представлены в разных ценовых сегментах в широком ассортименте. На ярмарках реализуются в основном товары региональных производителей. В целом условия соглашения с организаторами данных торговых площадок соблюдаются», – отметил начальник Главного управления потребительского рынка и лицензирования Вадим Кирпичников .

После этого доклада губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников поручил также проконтролировать уровень цен на социально значимые продукты питания в региональных торговых сетях. Вадим Кирпичников уточнил, что соглашение о снижении цен заключили почти со всеми крупными торговыми сетями, представленными в Севастополе.

Социальные по названию, кабальные по сути

Открывать в город-герое так называемые «социальные ярмарки» начинала еще команда губернатора-адмирала Сергея Меняйло. Звучало это красиво и было очень похоже на заботу о трудящихся в советском стиле. На деле же, торговля велась как и 10-20 лет назад – по законам рыночных отношений. Пресловутый капиталистический закон «спрос определяет предложение» продолжал действовать в городе, пропитанном марксистско-ленинским сознанием.

Немного по другому повело себя правительство Дмитрия Овсянникова. Кадровый российский чиновник сменил на посту кадрового российского офицера и начал вести работу без революционной романтики «русской весны». В жестких традициях передела рынка в Севастополе стали сносить ларьки и павильоны, чтобы на их месте поставить новые – модернизированного вида, с повышенной в несколько раз арендной платой и уже не принадлежащие предпринимателям. Команда выходца из Минпромторга как будто зародилась в недрах советской партократии – по крайней мере, методы начала применять аналогичные.

Следующее его изобретение – «соглашение» о снижении предпринимателями цен на продукты из установленного властями списка. Чиновникам, видимо, невдомек, что соглашение предполагает добровольное согласие обеих договаривающихся сторон. На деле же торговцев вынудили взять на себя явно невыгодные обязательства. Предприниматели рассказывают, что отказаться не могли. Торговать по заниженным ценам им не выгодно, и теперь они вынуждены повышать цены на товары, не входящие в правительственный список, чтобы компенсировать убыточную торговлю «социальными» товарами.

Три недели назад, после очередного мониторинга цен, севастопольское правительство припугнуло рыночных бизнесменов, что социальные ярмарки вообще могут закрыть. Если цены на социально важные продукты на ярмарках будут такими же, как в магазинах – открытые торговые площадки закроют. Было заявлено, что, к примеру, стоимость сахара, муки, яиц не находится на должном уровне. Если цены на эти продукты питания не будут ниже сетевых на 25 %, договоры о работе таких ярмарок будут расторгнуты.

«Если больше, чем по пяти позициям мы не находимся в 25%-м отклонении, мы расторгаем, не продлеваем договор. Если эти торговые площадки не обеспечивают торговлю продуктами питания ценой ниже, чем в торговых сетях, нам с ними не по пути», – сказал губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников.

«Экономика» в ручном режиме

«Нам с ними не по пути» – это практически сталинская фраза, что и не удивительно, учитывая, к каким методам прибегает команда удмуртского варяга. В лучших традициях совдепа российские последователи плановой экономики пытаются регулировать экономику рыночную.

Согласно экономическим справочникам, рыночная экономика (market economy) – это экономическая система, основанная на принципах свободного предпринимательства, многообразия форм собственности на средства производства, рыночного ценообразования, договорных отношений между хозяйствующими субъектами, ограниченного вмешательства государства в хозяйственную деятельность субъектов. Это экономика, в которой только решения самих покупателей, поставщиков товаров и услуг определяют структуру распределения.

Основные черты рыночной экономики – конкуренция, многообразие форм собственности, полная административная независимость и самостоятельность товаропроизводителя, свободный выбор поставщиков сырья и покупателей продукции, ориентированный на покупателя рынок. При этом рыночное ценообразование не предполагает какого-либо вмешательства государства, а любое вмешательство государства в экономику является ограниченным.

Что же касается Севастополя, то назвать «ограниченным вмешательством» ограничение цен на товары, которыми торгуют предприниматели, язык не поворачивается.

Когда денег нет – надо держаться

В том же справочнике по экономике есть определение другой системы. Плановая экономика – это модель экономического развития, при которой спрос на товары и услуги и их предложение определяются органами государственной власти и не зависят от ситуации на рынке. Расцвета своего эта система достигла в Советском Союзе и других странах с тоталитарными режимами.

Всего этого не может не знать Дмитрий Овсянников, окончивший Удмуртский государственный университет по специальности «Финансы и кредит» и Высшую школу экономики по специальности «Управление реформируемыми предприятиями ОПК». Экономика – его конек.

Но когда денег нет – надо держаться, как сказал российский премьер. Причем речь идет о деньгах, которых нет в достатке у севастопольцев, а не о миллиардах, осваиваемых в городе-герое в рамках федеральной целевой программы. На благосостояние севастопольских пенсионеров ФЦП никак не влияет, а для повышения пенсий и зарплат, как уже было сказано, денег нет.

Вот и вынуждены губернатор и Ко применять непопулярные меры, чтобы голодные бунты не начались. Тут уж не до книжной экономики – надо же и на должностях удержаться, и в дележе бюджетного пирога поучаствовать. И, главное, чтобы народ заботу партии и правительства чувствовал.

Кстати, в Севастополе сегодня функционируют одна социальная и три фермерские ярмарки. В планах правительства города – открыть в ближайшее время еще три аналогичные торговые площадки. С социальными нагрузками для предпринимателей, разумеется.

Геннадий Кравченко , крымский обозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

Предыдущая Бывший советник шести президентов США теперь выращивает марихуану (видео)
Следующая В Ялте из-за купания после дождя растет заболеваемость кишечными инфекциями

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *