«С погодой вы не сделаете ничего». Когда закончится аномальная жара


Лето 2021 года бьет температурные рекорды. На Северо-Западе оно даже более жаркое, чем в Москве – температура стабильно держится выше 30 градусов. Из магазинов исчезли кондиционеры и вентиляторы, базы отдыха у воды забронированы до августа, пляжи заполнены толпами загорающих. Разовая ли это аномалия, или про умеренный климат теперь можно забыть?

Вернутся ли крокодилы в Псков, как это было в 16-м веке? Что вообще происходит с погодой и чего ждать от климата в ближайшем будущем, корреспонденту Север.Реалии рассказ ведущий специалист центра «Фобос» Михаил Леус .

На Северо-Западе России второй месяц подряд температурные рекорды. Даже вечно промозглые Псков и Санкт-Петербург перемахнули за отметки в 35,5 и 33 градуса. Что случилось?

– В принципе, ничего не случилось, подобные ситуации периодически происходят в северо-западных регионах и называются «блокирующий процесс». Чаще всего над северным полушарием, где мы с вами живем, господствует северо-западный перенос воздушных масс. И циклоны или антициклоны, перемещаются в соответствии с этим переносом в широтном направлении с запада на восток. Но иногда этот процесс меняется, и циклоны, антициклоны начинаются смещаться с юга на север или с севера на юг. Сейчас причиной жары стал обширный антициклон, который пришел в эту часть нашей страны со Скандинавии. Изначально он был наполнен достаточно прохладными воздушными массами, но в условиях малооблачной погоды, штилевых ветров он очень сильно расширился по площади, и теперь занимает большую часть европейской России, плюс средний, южный Урал. В такой ситуации очень хорошо прогреваются воздушные массы. Этому помогает длительный световой день, и то, что солнце очень высоко над горизонтом. В итоге, у нас ясная сухая погода, период с очень высокими температурами.

Дожди вообще не проходят?

– Этот антициклон заблокировал перемещение циклонов с запада на восток. И они вынуждены обходить его с юга на север. То есть, севернее наших регионов проходят и облака, и дожди. В частности, несколько дней назад юг Карелии оставался в такой же погоде, а на севере довольно заметно похолодало и прошли хорошие дожди с грозами. То же самое и Мурманской области касается. По-другому это еще называют «омега-процесс». Если нарисуем греческую букву «омега», то она будет напоминать тот маршрут, который проходят циклоны. Он идет сначала по нижней части этой буквы с запада на восток, потом на север, потом чуть на северо-запад. Огибает антициклон, возвращается на юг, и дальше уходит на восток. Это достаточно редкие ситуации, но они бывают.

Искусственный дождь и остров тепла

Как такая жара отражается на людях, на местной флоре и фауне?

– Все как было, так и будет. Если бы такие процессы шли изо дня в день, из месяца в месяц, тогда, естественно, природа каким-то образом к этому приспосабливалась бы. Но коль подобные случаи редки, то пушистые коты как ходили, так и будут ходить, собачки как бегали, так и продолжат. Но жара негативно влияет на людей. Важно, что у нас не только днем, но и ночью тепло. И организм не может в ночные часы от такой температуры отдохнуть. Процессы засухи опасны: это уменьшение урожая, гибель растений, лесные природные пожары.

Есть ли цивилизованные способы справиться с жарой, если мы живем в городе? Каким должен быть город, с точки зрения климатического планирования, чтобы было комфортно и летом, и зимой?

– Антициклон – это зона, во-первых, с очень слабыми ветрами. Во-вторых, здесь наблюдаются нисходящие потоки воздуха. Все, что в атмосфере есть, опускается небольшими потоками воздуха. А это приводит к тому, что все выбросы предприятий, выхлопы автомобилей – все негативное, что производит большой город – никуда не девается, ветром не уносится, не рассеивается, а прижимается нисходящими потоками к земле, и ухудшается экологическая ситуация. Наверное, помочь могут парки и скверы, малоэтажные дома, которые не создают дополнительный остров тепла. Асфальт и бетон в городе очень сильно нагреваются. И потом, это тепло очень медленно отдается, за счет чего и температура в городе на несколько градусов выше, чем в окрестных районах.

Когда прохожу мимо торговых центров, кажется, пар просто уже идет от стен. Это тоже «острова тепла»?

– Остров тепла – вещь более масштабная. Она связана с мегаполисами и заметна на карте погоды, когда температура на градус-полтора выше. А любой торговый центр – изнутри оазис прохлады, там огромное количество кондиционеров. Если есть продуктовый магазин, то там огромное количество холодильников. Это же тепло должно куда-то отводиться. Вот оно и выбрасывается в окружающую среду неподалеку от этого магазина. Образуется локальная зона с температурой более высокой, чем окружающая среда. При этом, если все выключить, то зона пропадет. Но с городом так не получается. Солнце-то уходит, а ночью начинают излучать тепло нагревшиеся за день здания, дороги, техника и все остальное.

В Австралии и Израиле практикуют искусственный дождь. Может, и нам попробовать?

– Это, наверное, практикуется как научный эксперимент, потому что, вообще, процесс очень дорогой. Сегодня есть методики борьбы с осадками – то, что мы видим в период праздников в крупных городах. Они основаны на том, что облачность, которая может стать причиной дождя, на некотором удалении по своей траектории от места, которое мы хотим защитить от осадков, засеивается определенными частицами. Изначально это были мелкие частицы йодистого серебра. Потом стали применять некоторые другие элементы. Например, цемент можно использовать – что-то очень мелкое и очень легкое. Эти частицы становятся ярдами конденсации в облаке. На них конденсируется вода. Дальше этот процесс лавинообразно нарастает, и дождь выпадает до той точки, где мы хотим организовать сухую погоду. Но бывает масса облачности настолько плотная, что эта работа ни к чему не приводит.

Процесс вызывания дождей примерно тот же самый. Если в небе нет облаков, то хоть засеивайтесь, хоть обсеивайтесь, ничего не сделаете. Прежде всего достаточно мощная облачность должна быть. И если нам везет, и она смещается в тот район, в который мы хотим привести дожди, то да, можем эту облачность точно так же засеять и попытаться организовать ядра конденсации, которые и станут причиной выпадения дождя.

Это же, наверное, вредно для планеты – посыпать облака цементом?

– Если мы на высоте 3-4 километра рассеем над территорией какого-то района, несколько тонн цемента, об этом никто не узнает. Во-первых, он будет весь смыт водой, а во-вторых, выбросы от машин, предприятий, строек в тысячи раз превосходят это вмешательство. Это же несколько самолетов, на которые загружается какое-то количество вещества.

Вернутся ли крокодилы в Псков

Как часто в прошлом на Северо-Западе происходили такие аномалии?

– Климатическая норма рассчитана за длительный промежуток – в данном случае за период 30 лет. Надо учитывать, насколько температура отличается от нормы: если отклонение в один градус, об этом не стоит говорить. Но в нашей ситуации это превышение составляет 8-9 градусов – существенно. В Москве и Санкт-Петербурге отклонение в 7 градусов уже считается опасным явлением погоды. Оно случается достаточно редко. В северо-западных регионах подобные периоды от пяти и более дней с отклонением температуры в сторону на 7 градусов и выше бывают примерно один раз в 8-10 лет.

В Псковской летописи от 1582 года есть запись: «В лето 7090 (1582)… Того же лета изыдоша коркодили лютии зверии из реки и путь затвориша; людей много поядоша». Все возвращается?

– Это могли быть и действительно какие-то крокодилы, которые вылезли из реки, и все, что угодно. В истории есть много различных свидетельств о каких-то погодных явлениях, но важно понимать, что за время инструментальных наблюдений за погодой человечество договорилось, какими методами и как все это измерять. Существует стандарт метеорологической площадки, стандарт метеорологической будки, в которых установлены специальным образом поверенные термометры, и мы знаем, что измерения, проведенные в Москве, Санкт-Петербурге, в Синих Летягах будут одинаковыми. А погода в летописях – вещь субъективная. Кто-то в 30 градусов говорит, что ничего, даже прохладненько, а кто-то в 25 кричит: «Выключите эту жару!» Поэтому вышел летописец с бодуна или, получив нагоняй, ему показалось, что на улице холодно – он это написал. Вышел в хорошем настроении и, несмотря на то, что не жарко, сообщил: «День был бодрый, солнечный».

Замдиректора Института физики атмосферы им.Обухова РАН Владимир Семенов в эфире «Говорит Москва» сказал, что уже через несколько десятков лет снег зимой будет считаться аномалией. Это правда?

– Помните притчу про Ходжу Насреддина и падишаха? «Либо падишах помрет, либо осел сдохнет, но время у меня есть». Говорить о каких-то изменениях в погоде на период, превышающий 50-100 лет, можно что угодно. Упомянутый вами ученый назвал срок в 30 лет – это никто не может проверить, и никто не может опровергнуть.

Сильно на температурные аномалии влияет сам человек? Или этого влияния нет и антициклон живет своей жизнью?

– Влияние есть, но опосредованное. Сейчас все говорят про глобальное потепление, про то, что средняя температура на планете растет, и с этим уже никто не спорит. Но в экваториальной зоне эта температура растет медленнее, в арктической зоне – быстрее. Между экватором и северным полюсом контраст температур со временем уменьшается, а именно он формирует тот самый привычный для нас западно-восточный перенос. По мере уменьшения температурного контраста, естественно, ослабевает западно-восточный перенос, и все чаще его могут прерывать блокирующие «омега-процессы». Получается, что чем больше температура растет, а растет она под влиянием человека в основном, тем чаще мы с вами будем видеть с вами не привычные нам день-два дожди, день-два солнце, а 10-14 дней жару, потом примерно такой же период холодной погоды, и все это будет сменяться сильными ливнями.

Человек может косвенно влиять не конкретно на жару в каком-то городе, а на общую ситуацию. Все начинается с одноразовой посуды, полиэтиленовых пакетов и заканчивается многомиллионными мегаполисами, которые наполнены автомобилями, выбрасывающими выхлопные газы, нефтью со следующим ее сжиганием и переработкой. Вся антропогенная деятельность негативно влияет на климат нашей планеты. Именно из-за нас выбрасываются в атмосферу парниковые газы, из-за чего и растет температура.

В Псковской и Ленинградской областях много мусорных свалок. Они влияют на климат?

– Не скажу, что они влияют на климат конкретно этих регионов, но, естественно, выброс мусора, его захоронение, сжигание выделяет метаны и прочие газы. Мало того, что это плохо сказывается на экологии, так еще дополняет те процессы, которые ведут к росту температуры.

Модное сейчас осознанное потребление – вторичная переработка, сортировка мусора – могут помочь?

– С одной стороны, это капля в море. Но, с другой, если мы все вместе начнем к этому осознанно подходить, вклад будет. Но тут есть еще один нюанс, о котором все забывают. Сегодня я не пользуюсь одноразовой посудой и хожу со своей авоськой в магазин, а завтра выбрасываю телефон, которому год, и покупаю новый. Не потому, что старый сломался, а потому, что немодный. И с одеждой точно также. Тут можно пробовать покупать телефон и джинсы и пользоваться ими, пока не сломаются, не протрутся, но тебе никто не даст это делать, потому что сейчас технологии такие, что по окончании гарантийного срока вещь часто выходит из строя. Причем иногда это сделано целенаправленно. Поэтому если осознанное потребление останется каплей в море, то тогда вообще на тему экологии можно не разговаривать. Если семь миллиардов человек, проживающих на Земле, будут вести себя сознательно, то, наверное, польза будет.

Политики могут как-то повлиять на аномальную жару?

– На аномальную жару, на ту погоду, которая у нас с вами есть сейчас, которая будет в течение ближайших 100 лет, никто повлиять не сможет: ни политики, ни люди, ни демонстрации, ни Грета Тумберг, никто. Человечество не умеет управлять погодой, такими большими энергиями. А вот повлиять на то, чтобы мы переходили на какие-то экологичные источники энергии, чтобы мы перестали жечь нефть и уголь, чтобы мы экономно расходовали воду и тому подобное, вероятно, может. Только так у нас появится шанс привести свой климат в более или менее стабильное состояние. И любые аномалии будут менее яркими и менее частыми.

Какие риски несет глобальное потепление помимо летней жары?

– В обозримом будущем ни к чему это не приведет. Для нашей страны самая главная беда – это вечная мерзлота, которая может начать активно таять со всеми вытекающими оттуда последствиями – с разрушением тех построек, которые на ней стоят, с таянием возможных могильников, которые в ней есть. Но надо понимать, что даже, если вдруг все сейчас будут делать все как надо, и температура у нас останется в пресловутых пределах «на 1,5 градуса выше», чем было до эпохи глобального потепления – то, что в Парижских протоколах написано – это нам не гарантирует защиту от таких периодов жары, ливней, наводнений.

То есть, нам остается поднять руки вверх и принять, что есть нечто, что сильнее человека?

– Скажите, а лет 10 или 100 назад это было не так? 30-50 лет назад было не так? Что у нас изменилось сейчас в мировоззрении? Мы что думали, что через 50 лет мы будем на Луну на завтрак летать в турпоездку? Мы думали 50 лет назад, что будем погодой управлять? Мы не управляем и не будем управлять погодой в ближайшие годы, десятилетия, даже века. Погода – это вещь в некотором роде философская. Относиться надо к ней надо также. Вы едете на машине, попадаете в пробку, можете эту ситуацию изменить: припарковать машину, поехать в метро и успеть куда вам надо. С погодой вы не сделаете ничего. Поэтому не надо накручивать нервы себе: «Какая жара!». Все просто – жара и жара.

Предыдущая 18 июля из-за ликвидации взрывоопасного предмета будет перекрыт рейд через Севастопольскую бухту
Следующая Рейсовый автобус в Крыму столкнулся с двумя автомобилями. Есть пострадавшие

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *