С рюкзаком по Крыму: от истоков Бельбека на вершину Джады-Бурун


Из приморской Ялты хорошо видны несколько вершин Ялтинской яйлы – Лапата, Джады-Бурун и Джунын-Кош. Яйла – одно из красивейших мест Крыма: нагорное плато покрыто альпийскими лугами, а местами – редколесьем. Здесь есть пещеры и провалы, а южные склоны Ялтинской яйлы входят в состав Ялтинского природного заповедника.

Подняться на яйлу из Ялты можно по тропе Иограф-Богаз, идущей по отрогу Иограф. А можно с противоположной, северной стороны. Например, от села Многоречье Бахчисарайского района.

В центре села Многоречье

Многоречье – самое южное и дальнее село в живописной долине, ограниченной с запада массивом Бойка и хребтом Ай-Петри с востока. Автобусы из Бахчисарая и Симферополя доходят только до села Счастливое, от которого до Многоречья полтора километра по разбитой дороге вдоль реки Бельбек.

Сельский быт

Село небольшое, в длину метров 700, в ширину около 300, а жителей около 70 человек. Между тем, по данным переписи 1926 года, в Многоречье, называвшееся тогда Кучук-Озенбаш, проживало 1296 человек, из которых всего двое не были крымскими татарами. А по данным всесоюзной переписи населения 1939 года в селе проживало 615 человек – вдвое меньше. Что сделала советская власть с шестью сотнями своих граждан, неизвестно.

Могильная плита в заборе

После депортации крымских татар в 1944 году жителей в селе, переименованном в Ключевое, почти не осталось. В 1962-м Ключевое переименовано в Многоречье. В 1989 году здесь проживало всего 48 человек. Сейчас село переживает туристический бум, на месте старых крымскотатарских домов вырастают частные гостевые дома и базы отдыха.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Но некоторые древности пока найти можно – это несколько старых домов и сараев, сложенные кладкой «всухую» стены. В одну из таких подпорных стенок «встроена» еще более старая могильная плита из светлого мрамора.

Горный массив Бойка – горы Курушлюк-Бурун, Ахлаплых и Бойка (слева направо)

В нескольких километрах от села берет свое начало Бельбек, самая полноводная река Крыма. Ручей, с которого начинается Бельбек, называется Кучук-Озенбаш. Озенбаш, собственно, и переводится как «начало реки». На южной окраине Многоречья прямо из-под земли вырывается ручей Азменын-Чокрак.

Мощный ручей вытекает прямо из-под земли

Этот источник описан в книге Н.В. Рухлова «Обзор речных долин горной части Крыма» 1916 года издания: «выбиваются струи воды в количестве 25 000 суточных ведер». Из этого ручья по трубе вода уже более 100 лет подается в село в фонтан Джами-Узен, расположенный в конце нынешней улицы Ключевой.

Упавший памятник на старом крымскотатарском кладбище

На склоне ручья Азменын-Чокрак – старое крымскотатарское кладбище, памятники давно обрушились. Некоторые могилы находятся в считанных метрах от уреза воды. Непонятно, почему умерших хоронили возле источника, из которого все село пило воду.

Старинный мостик над ручьем

Через ручей Азменын-Чокрак оборудованы два моста, один из них сохранился полностью, другой частично обрушился. Неподалеку, уже на ручье Кучук-Озенбаш, находится водомерный пост предприятия «Вода Крыма», а в полусотне метров от него – метеостанция Крымского гидрометцентра.

Водомерный пост

От села Многоречье начинаются популярные туристические маршруты вдоль реки Бельбек, в горный массив Бойка, но мы отправимся на Ялтинскую яйлу. Длина маршрута немногим более семи километров, но пешком это не очень большое расстояние удастся преодолеть за три – три с половиной часа. Все дело в перепаде высот – село расположено на высоте около 500 метров над уровнем моря, а гора Джады-Бурун имеет высоту 1423 метра. Поэтому поедем на полноприводном джипе – другие автомобили по размытым весенними ручьями дорогам не пройдут.

Дорога в горы

В двух километрах от Многоречья – старинный родник Эки-Текне, не пересыхающий круглый год. Вода приятная на вкус. А корыто установили для водопоя домашнего скота.

Родник Эки-Текне

Родник находится на высоте около 900 метров, дорога поднимается все выше и вскоре мы видим склоны, укрытые снегом. Местные жители называют данную дорогу Екатерининской и уверены, что построена она по указанию российской императрицы. Исторических свидетельств об этом не сохранилось. Как на мой взгляд – обычная средневековая дорога, каких много в горном Крыму – все они построены местными жителями. В прошлом году по яйле возобновилась прокладка магистрального газопровода, для проезда тяжелой строительной техники дорогу немного расширили и выровняли бульдозером. Старинная дорога при этом была полностью уничтожена, осталось только несколько небольших участков подпорных стен.

Здесь еще лежит снег

Уже на яйле автомобилю приходится пробиваться сквозь снежные наносы – переметы, достигающие высоты одного метра. Некоторые лучше объехать, несмотря на лозунг джиперов «Танки грязи не боятся». С высоты более 1200 метров в хорошую погоду отсюда можно разглядеть далеко на горизонте Севастополь. Главное, чтобы дымки не было.

Где-то на горизонте Севастополь

С высоты горы под причудливым названием Ляйлинин-хаясы (возможно, так передано крымскотатарское название Яйланынъ къаясы – скала (гора) у яйлы – КР) видны Счастливенское и Загорское водохранилища. До первого по прямой чуть более пяти километров, до второго – тринадцать с половиной. Еще в марте Загорское водохранилище находилось на «мертвом объеме», что не позволяло уже выкачивать оттуда воду для снабжения населения. На днях российские власти Крыма обновили данные наполняемости водохранилищ, согласно которым по состоянию на 16 апреля в Загорском водохранилище фиксируют притоки. В Счастливенском водохранилище ситуация немного лучше.

Счастливенское и Загорское водохранилища

Здесь же, на горе Ляйлинин-хаясы, на высоте 1286 метров находится памятник крымским партизанам. «На этом месте 13 декабря 1941 года группа партизан под командованием генерал-майора Д.И. Аверкина сражалась с тремя батальонами немецко-фашистских карателей и одержала победу», – написано на стеле. В районе Ай-Петринской и Ялтинской яйл действовал Ялтинский партизанский отряд, база которого находилась в районе источника Беш-Текне (Пять корыт) – на северных скатах гор Главной гряды. Невдалеке от «памятника со звездой» пару лет назад установили еще один – на горке из камней табличка с информацией о боях той поры и фамилиями командиров партизанских отрядов.

Памятник крымским партизанам

Снег на плато продолжает таять – весна берет свое. Поэтому дорога по яйле идет то по снежным заносам, то по месиву из грязи, а местами просто по камням. Настоящее испытание для джипа. Прямо у дороги – памятник из черного камня. Здесь в ночь на 21 октября 2004 года погибли от переохлаждения трое донецких студентов. Эту жуткую историю в Крыму до сих пор вспоминают с содроганием: преподаватель и 11 студентов Донецкого института туристического бизнеса время дождя сбились с маршрута, не успели засветло вернуться в Многоречье. Ко всему многие были одеты достаточно легко, температура ночью опустилась сначала до +2 градусов, а потом и до нуля. Ветер достигал 34 м/с, влажность – 100%. Поход в горы отличается от похода по равнине, как поездка на джипе по горам от поездки на легковушке по шоссе. В горах все серьезно и об этом надо помнить всегда.

Снег на плато продолжает таять

Вот и гора Джады-Бурун, ее высота 1423 метра. Недалеко от почти стометрового обрыва установлен большой крест, его видно почти изо всех районов Ялты. Нарисованный на основании украинский флаг немного выцвел, но все еще виден. Крест стоит на высоте ровно 1400 метров над уровнем моря.

Крест на горе Джады-Бурун

Откуда-то снизу на плато наползают облака, все вокруг заволакивает серо-сизым туманом. Видимость – около 50 метров. Здесь, наверху, погода меняется очень быстро.

Облака «наползают» на плато

Повсеместно цветут крокусы, сейчас на яйле самый пик. А внизу, на небольших высотах, они уже давно отцвели.

Крокусы

Краснокнижная сон-трава только готовится расцвести, пушистые шарики бутонов вот-вот раскроются. Это одно из самых красивых растений крымских гор, в пору массового цветения целые поляны превращаются в ковер фиолетового цвета.

Сон-трава только готовится расцвести

Налетевший ветер разогнал облака и снова ярко светит солнце. Становится даже немного жарко. На ялтинской яйле, как будто в сказке «Двенадцать месяцев», сошлись зима, весна и лето. Осени только не хватает, но и ее можно найти – сухая листва переплелась с сухой травой и лежит хрустящим ковром.

Ветер разогнал облака

Сквозь облака далеко внизу проглядывает Ялта. Сейчас дымка мешает рассмотреть детали, а в ясную погоду можно увидеть даже движущиеся по улицам автомобили.

Ялта далеко внизу

Ветер усиливается, от тумана не остается и следа. Ветры на яйле бывают очень сильные, верхушки больших деревьев сплошь сломаны.

Деревья или сломаны, или низкорослы

Пускаемся в обратный путь и спуск с яйлы занимает лишь ненамного меньше времени, чем подъем. Скользкий грунт, машину слегка заносит. Все ранее увиденное проходит перед глазами в обратном порядке: крест, памятник партизанам, серпантин, родник. За очередным поворотом – село Многоречье.

В обратный путь

Евген Жук , блогер из Севастополя (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Крым, читай нас в Google News Подписаться

Предыдущая Удар из Крыма: чего ждать от Путина
Следующая На Северной стороне Севастополя во время пожара пострадал один человек

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *