«Саки – соль Крыма». Интервью о Сакском районе с Алимом Алиевым


Чем примечателен Сакский район Крыма? Как живется в селе Геройское Сакского района? В чем плюсы и минусы жизни в Саках? Что привлекает туристов в этот регион полуострова? В чем секрет популярности местных лечебных грязей?

Об этом в эфире Радио говорили с крымчанином, программным директором «Крымского Дома» Алимом Алиевым .

Сакский район Крыма расположен в степях на западном побережье полуострова. Он известен своими соляными озерами, лечебными грязями и песчаными пляжами Каламитского залива. С незапамятных времен здесь жили люди, археологи до сих пор находят в Сакском районе остатки поселений древних греков, скифов и других племен, населявших Крым. Во втором веке до нашей эры эти земли завоевал понтийский царь Митридат VI Евпатор. В те времена Саки называли «землей, которая излечивает любые раны».

– Расскажите о вашем детстве в Геройском Сакского района. Вы согласны с утверждением, что ваш родной край излечивает любые раны?

– Я думаю, что Крым излечивает любые раны. Когда моя семья вернулась в Крым, они купили домик в селе между Саками и Симферополем, тогда было невозможно купить жилье в Симферополе или Бахчисарае. Это поселок Геройское, на крымскотатарском – Ашагъы Джамин. В конце 80-х это был поселок-миллионер, он славился «захоронением девяти героев» (братская могила Героев Советского Союза – КР). Героическое прошлое с коммунистической легендой тогда довлело над поселком.

– Один из памятников Второй мировой войны в Геройском – советский танк, установленный на постаменте. Мальчишки пытались залезть в него?

– Конечно, залезали, пытались вытащить какие-то механизмы, которые остались внутри. Из-за этого у танка постоянно заваривали люк. В итоге танк остался полым внутри, с заваренным люком. Этот монумент и танк на постаменте были неким сакральным местом в селе.

– В одном из интервью вы рассказывали, что учились в классе с украинским языком обучения. Расскажите об этом.

– Это был седьмой класс, когда формировали украинские классы. Меня родители отдали в этот класс, позднее говорили, что это был один из самых сильных выпусков в школе. В те годы украинский язык начинал становиться модным среди продвинутой части населения Крыма. Поэтому у нас даже вопрос не стоял, в какой класс мне идти, решение было принято сразу.

– Планировали в дальнейшем учиться на украинском материке?

– Нет, мои родители мечтали о том, чтобы я поступил в медицинский университет. Знаете, это очень давняя крымскотатарская мечта – чтобы их дети учились в медуниверситете (смеется). У нас возле дома росли деревья, и я в детстве этим деревьям делал прививки, ставил капельницы… Я тоже думал, что пойду в медицинский, пока не понял, что боюсь крови. В итоге я поступил на философский факультет Таврического национального университета.

– Как проводили лето в Геройском?

– Мое детство пришлось на девяностые, в стране была тяжелая ситуация. У родителей был огород, занимались животноводством. Я пас коров, мы выращивали редиску, было много работы. Я не любил физический труд, и мне родители говорили: «Либо ты хорошо учишься и работаешь головой, либо работаешь руками». Позднее, когда я учился в университете, то немного стеснялся того, что вырос в сельской местности. А сейчас я понимаю, что, с одной стороны, это была хорошая школа жизни и правильная мотивация. А с другой – тогда, после возвращения в Крым, других вариантов не было, поэтому мы и закрепились в Геройском.

– Геройское расположено среди крымских степей. Были встречи с их животным миром?

– У нас в степи было много норок с тарантулами. Мы брали шарики пластилина, наматывали на них нитку и ловили тарантулов. Некоторые ребята держали тарантулов в самодельных террариумах. Было у нас много змей. В детстве, когда мы с друзьями плавали в ставке, я однажды наступил на водяного ужа. Это воспоминание до сих пор довлеет надо мной.

Мы жили на улице, где была расположена лесопосадка. Мальчишки и девчонки играли там в прятки. Тогда постоянно отключали свет, и люди ходили друг к другу в гости. Это было время с семи до девяти, ходили друг к другу пообщаться, приготовить ужин. Это была классная коммуникация. Сейчас, в век современных технологий, человеческое общение все больше теряется.

– Куда ездили отдыхать на море?

– Ездили в поселок Новофедоровка, но мы всю жизнь называли его «Гарнизоном». Я только когда вырос, узнал название этого поселка. Там расположен военный гарнизон и песчаный пляж, окруженный деревьями. Это был лох серебристый, в Крыму его называют маслиной. Приезжали на нескольких машинах, плавали в море, готовили шашлыки, обязательно брали с собой арбуз.

Сезон-2018: есть ли люди на пляжах Новофедоровки? (видео)

0:00 0:01:07 0:00

– Для жителей приморских регионов один из главных видов дохода – это рыбалка. А как обстоят дела в Сакском районе?

В первую очередь, это сельское хозяйство. Наличие земли и дома на земле было условием для выживания. У тех, кто жил в многоэтажках, были дачи. Мне раньше казалось, что лучше засадить все цветами, чем помидорами. Я очень люблю цветы. Помню огромные теплицы, весной там выращивали редиску, потом были помидоры, огурцы, кто-то сажал капусту и баклажаны. Также было развито животноводство: коровы, козы, куры, кому религия позволяет – свиньи. Так люди жили, зарабатывали, и так до сих пор живут.

А еще я очень любил убегать из дома к дедушке и бабушке. У них было много фруктовых деревьев. Мы с братом Рустемом залезали на крышу дома, и там фантазировали, придумывали какие-то истории. Рядом с крышей росло дерево с «ананасными» абрикосами – крупными, очень сладкими. Мы срывали их прямо на крыше. Это было наше место для фантазий.

– Давайте поговорим о Саках, вы часто там бывали? Правда, что там установлен памятник динозавру?

– Мы ездили почти каждую неделю на выходных – либо в Саки, либо в Симферополь. В Симферополе мы часто ходили с мамой в театр, я очень любил кафе «Амиго». В Саках у нас жили двоюродная бабушка, и двоюродный дедушка. С ним и памятником динозавру связана одна история. У дедушки было такое развлечение: он закрывал глаза, и говорил: «Теперь веди меня!». Таким образом он учил нас ориентироваться на местности. Знаете, человеку, который вырос на равнинах, сложно ориентироваться в горах. Это было увлекательное путешествие, я понимал, что делегируют часть ответственности за человека. Я пытался запомнить все улочки, и помню, как мы шли от памятника динозавру домой, на улицу Строительную.

Для меня в детстве этот город ассоциировался с доступом к более широкому перечню развлечений. Там были компьютерные клубы, где мы с друзьями играли в Counter-Strike. Я очень любил книжные магазины и книжные раскладки, газетные киоски. В школьные годы я покупал там журналы, позднее перешел на «Зеркало недели» и «Корреспондент», которые тогда очень любил.

– Говорят, что Саках есть подземный источник, из которого люди набирают минеральную воду. Какая она на вкус?

– Она не вкусная, потому что, как многие полезные минеральные источники, пахнет сероводородом. Такую воду нужно было пить теплой, а летом пить теплую воду – не самое большое удовольствие. Бюветы с минеральными источниками находились недалеко от места, куда люди приезжали за лечебной грязью. Они ей обмазывались и превращались в «грязевых монстров», а потом в таком виде стояли какое-то время, чтобы грязь впиталась в кожу. Я делал это только однажды, это было в университетские годы, было забавно.

ФотогалереяСасык-Сиваш: лечебные воды розового озера (фотогалерея)

– Лечебные грязи привлекают туристов?

– Считается, что сакская грязь – «всем грязям – грязь». Это была всеукраинская здравница. Туда, действительно, приезжало много людей, у которых были проблемы со здоровьем. Я слышал очень много историй, когда после грязевых обертываний люди чувствовали себя намного лучше.

– Говорят, что Саки – один из самых дружелюбных для людей с инвалидностью городов, там много пандусов. Это действительно так?

– Очень много пандусов, это так. В моем детском понимании эти пандусы были абсолютно нормальным явлением. А сейчас я понимаю, что на самом деле Саки были «островком нормальности». Традиции такого «островка» должны были бы расширяться на другие города Крыма, потому что пандусы удобны и для людей с инвалидностью, и для мам с колясками. Но этого не произошло.

В Саках много санаториев, там всегда было много людей на колясках, и это абсолютно нормально, когда люди с инвалидностью социализируются, не сидят дома, общаются с другими людьми. Это было абсолютно инклюзивное пространство, где разные люди общались между собой. Когда я был в США, то посетил праздник в одной из школы,и увидел там, как танцевал парень на коляске.Это было настолько классно, что в обществе все равны, с самого детства.Мне кажется, что Саки в то время был передовым городом в плане инклюзивности, это был определенный маркер.

Крым с фиктивным пандусом. Кто позаботится о людях с инвалидностью? (видео)

0:00 0:03:50 0:00

– Много ли было летом приезжих?

–Да, помимо людей, которые приезжали на лечение, было достаточно много туристов, которые, в основном, снимали квартиры. Тогда не было хорошо развитой отельной инфраструктуры. Либо брали палатки и ехали к морю. Например, на пляж «Солнышко» в Сакском районе Там было много туристов, поэтому мы туда не ездили. В «Гарнизоне» было намного меньше людей.

Туристов, в первую очередь, привлекали грязи, которые могут сравниться с грязями Мертвого моря. И еще, наверное, потому, что Саки – город небольшой, не очень туристический, и там, простите за игру слов, можно было ощутить «всю соль Крыма».

Предыдущая Эльганье Кочкарова: «Жесток был комендантский режим»
Следующая «Саки – соль Крыма». Интервью о Сакском районе с Алимом Алиевым

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *