«Сам себе срок нашептал». Как житель Вологды получил пять лет за «оправдание терроризма»


Житель Вологды Сергей Арбузов 15 октября был приговорен к пяти годам лишения свободы по статье 205.2. УК РФ «Публичное оправдание терроризма». Такой большой срок ему вынесли несмотря на то, что он полностью признал свою вину и искренне раскаялся. Корреспондент Север.Реалии нашел родственников очередного осужденного по следам архангельского теракта.

Первым про 42-летнего таксиста Сергея Арбузова – причем уже по факту приговора – написал 16 октября вологодский политик, националист Сергей Гужев . Пока шло следствие, никакой информации об этом деле не было ни у СМИ, ни у правозащитников. Из поста Гужева стало также известно, что Арбузов – отец двоих детей, занимался помощью детям-сиротам. В качестве иллюстраций были прикреплены благодарственные письма «за участие в жизни маленьких вологжан» и материалы из уголовного дела. Сам автор публикации говорит, что лично осуждённого не знал, а данные из дела ему передали друзья Арбузова.

По документам из дела видно, что обвиняли Арбузова за комментарии, которые он сделал в 2018 году в группе «Плохие новости 18+» под сообщением о теракте в здании Архангельского УФСБ, когда 17-летний Михаил Жлобицкий подорвал себя на входе самодельным взрывным устройством. Как и в ряде других похожих уголовных дел, в его комментарии присутствовало слово «герой». Еще один комментарий содержал сравнение с ним некой группы, к которой причислил себя Арбузов: «…а мы так всегда будем просто тут тереть и молчать вслух…».

Первый его комментарий собрал 68 лайков. В нем, по мнению экспертов, Арбузов «дал положительную оценку террористическому акту, совершенным Жлобицким против сотрудников ФСБ». За что и получил пять лет лишения свободы.

– Ему сказали, что надо сотрудничать, надо покаяться. Пообещали золотые горы, он и пошел на сотрудничество. Человек дал один комментарий. Один. Никакую политическую деятельность не вел. Как его просили признаться, он так и сделал. И получается, сам себе срок нашептал, – говорит Сергей Гужев.

Мешок на голову и увезли

«За комментарий 2018 года, был вызван. Не следователями. Следователь – культурный, вежливый человек. А тем, кто принимал меня, – рассказывает в «Тиктоке» Сергей Арбузов, на лице у него несколько ссадин, – Это только поверхностно. Есть ещё и на теле».

Сергей Арбузов после задержания

«Ещё добавлю, что возбудили дело. Не знаю, чем это все закончится. Так что вот так вот. Я в шоке. Просто в шоке. Шел на работу. Скрутили…», – на этом обрывается второе видео, которое Сергей записал после предъявления обвинения в оправдании терроризма.

Оба этих видео Сергей записал примерно 25 июня этого года. Как вспоминает его супруга Анна Буркевич , в этот день Сергея вызвали по телефону во второй отдел полиции. Он предупредил жену и пообещал, что это займет минут двадцать. После чего пропал.

– Я уже начала паниковать. Поехала в отдел. Они вызывают Сергея по громкой связи. Никого нет. Прибегает какой-то следователь молодой, говорит, что они его не вызывали сегодня. А машина стоит у отдела, – рассказывает Анна. – Куда человек делся?

Наконец Сергей перезвонил и сказал, что его повезут домой по месту регистрации.

– Приезжает туда весь побитый. Все лицо избитое. Хромает. Весь грязный. С ним там целая делегация. Ни обыска, ничего не было. Пофотографировали и уехали, – вспоминает его супруга.

Анна говорит, что задерживали Сергея так, будто он опасный наркобарон, а не обычный таксист из Вологды.

– Сергей подъехал к отделу. Сзади подбежали, он даже оглянуться не успел, и ударили чем-то по голове, видно, прикладом или чем-то еще. Одели мешок на голову и увезли. Кинули в машину. Он не мог понять, куда его везут. Положили его плохо, нога на что-то попала. Один [из тех, кто задерживал] встал ему специально на пятку, ногу ломал. Она у него потом вся синяя была, – пересказывая рассказ мужа, Анна показывает на голень. – И все лицо было разбито.

Все это время Сергей был в местном отделении УФСБ. Там ему предъявили обвинение по статье 205.2 и предложили подписать явку с повинной.

Следователь-чекист

«Я человек судимый. Меня забрали и избили. Мне что оставалось? Они угрожали, что если сейчас не признаешься, то поедешь в тюрьму. Мне, судимому человеку, оттуда обратно не выползти», – так объяснял явку с повинной Сергей своей сестре Светлане .

До этого приговора Сергей отсидел девять лет в колонии-поселении по 111 статье УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Во время своего срока он познакомился со своей будущей женой Анной. Она отбывала срок за наркотики.

– Мы вместе были в колонии-поселении. Там и познакомились. Он раньше меня освободился – летом 2018 года. Ждал. Встретил меня. Помогал во всем. Теперь мне его придётся ждать, – нервно смеется Анна.

Дом в Вологде, где жили Сергей и Анна

После колонии Сергей устроился работать таксистом. Работал каждый день по двенадцать часов, бывало, даже без выходных. Деньги были нужны для дома, который они с Анной собирались строить в следующем году.

– А в ноябре 2018 года он написал этот пост. Четыре месяца как освободился. Думал, что у нас свобода слова в России. От политики, экстремизма и анархизма он вообще далекий человек. Тут просто увидел, что Жлобицкого пытали (про «пытки» от ФСБ 17-летний террорист написал в предсмертной записке, но не имел в виду, что пытали его самого, – СР). Вспомнилось то, что было в колонии, – что именно было в колонии Анна не рассказывает. Лишь добавляет: «Пускай оно там и остается».

В уголовное дело оказался втянут не только Сергей, но также его знакомые и родственники. Их всех вызывали на допрос по делу Арбузова. Анна вспоминает, что следователь угрожал ей самой уголовными делами: сначала за отказ от дачи показаний, а потом за «не донос» на мужа. Якобы Анна знала, что Сергей написал этот комментарий, но не сообщила об этом в правоохранительные органы.

– Следователь-то вообще чекист чекистом. Будто из 37 года приехал. Прям любит свою работу. Он всех подозревал. Всех обвинял. – рассказывает она.

Такие же впечатления от работы следователя и у сестры Сергея Светланы Арбузовой.

– Со стороны ФСБ было сильное давление на всю нашу семью. Следователь плохо с нами обращался. У вас мать такая-то. Как она вас воспитала. Что вы за брата воспитали такого. Мы на вас тоже заведём уголовное дело. Вы тоже у меня сядете. Я его посажу на семь лет. Вас – на пять. Такие были угрозы, – вспоминает Светлана.

Ее трижды вызывали на допрос. И, по ее словам, также угрожали уголовным делом за отказ от дачи показаний и сокрытие улик. Дело в том, что Светлана помогла продать телефон, с которого Сергей написал тот самый комментарий.

Кроме того сотрудники полиции приходили к Светлане на работу.

– Я тогда работала в травмпункте, – рассказывает она. – Все на работе были в курсе, кто интересуется мною. Не знали, по какому делу, но все были в курсе. Было, честно говоря, было очень неудобно. Стали уже как-то косо смотреть. Мне пришлось уйти.

Светлана до сих пор не понимает, зачем было такое давление на близких ее брата, учитывая, что к этому моменту у следствия была явка с повинной. Она предполагает, что следователь хотел, «чтобы мы его опорочили».

В особом порядке

Об уголовном деле брата и давлении со стороны ФСБ Светлана написала политику Дмитрию Гудкову. Он предупредил «что без огласки срок будет большим». Но сам Сергей не захотел ни с кем общаться.

– Я-то готова была все рассказать. А у Сергея после всего этого веры ни в кого нет. Ну и он не согласился. «Я никому не верю: ни журналистам, никому. Что будет, то и будет». Я поняла, что с ним разговаривать бесполезно, – говорит Арбузова.

Вчера вечером я испытал шок. Смотрел уже перед сном новости – и увидел:Отцу двоих детей таксисту Сергею Арбузову в…

Publiée par Дмитрий Гудков sur Lundi 19 octobre 2020

23 сентября 2020 года Сергей и Анна поженились. Анна говорит, что раз уже давно живут вместе, то решили больше не откладывать. Тем более, что следующая возможность представится очень нескоро.

Сам суд прошел одним днем. Сергей просил провести процесс в особом порядке. «Вина всё равно признана. Смысл допрашивать свидетелей по второму разу, что-то там мусолить», – вспоминает Анна его мотивацию. Меньше пяти лет по статье 205.2 ему дать просто не могли: «он ранее судимый, значит, у него идёт опасный рецидив».

Куда отправят мужа Анна, пока не знает. Но следователь ей намекнул, что скорее всего это будет Ямало-Ненецкий Автономный округ.

– Не понимаю я этой статьи, – признается Анна Буркевич. – За убийство меньше можно получить. Сергей никогда так не переживал. И когда вещи собирали, он сказал: «Я не понимаю, за что я сейчас поеду в тюрьму».

Анна и Сергей

До осуждения Сергея Арбузова было известно о пятнадцати аналогичных уголовных делах – возбужденных по статье 205.2 за комментарии о самоподрыве Михаила Жлобицкого. Самое известное – дело псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которая 6 июля была приговорена к штрафу в 500 тысяч рублей и сейчас ждет апелляции. Самое свежее – дело петербургского ЛГБТ-активиста Александра Меркулова, который как раз с 6 июля находится под арестом.

Большинство осужденных приговаривались к денежным штрафам. Условное наказание эта статья УК не предусматривает. До Арбузова пятилетний срок за комментарий об архангельском теракте получил только Иван Любшин из Калуги – суд учел его непогашенную условную судимость. Реальные, но значительно меньшие сроки получили также Александр Довыденков из Тольятти (год колонии) и Александр Соколов из Сочи (2,5 года колонии).

В Вологодской области ранее расследовалось еще одно дело об оправдании терроризма, возбужденное в отношении Надежды Ромасенко, активистки КПРФ из Вытегры.

Предыдущая Павел Казарин: Зачем России нужен Крым
Следующая Папа римский Франциск призвал узаконить однополые браки

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *