Семена: Ситуация в Крыму дала старт диссидентскому движению в РФ


Осужденный за свою профессиональную деятельность крымский журналист Мыкола Семена побеседовал с директором информагентства «Крымские новости» и Радио Hayat Гаяной Юксель. КИЕВ .

Присоединение Крыма к России – это беззаконная авантюра российской власти, которая нарушила не только нормы международного права, но и внутренние российские законы, считает Мыкола Семена.

Мыколо, закончился полуторагодичный марафон со следствием и судом. Решение суда еще не вступило в силу, но, тем не менее, спрошу, как вы его оцениваете?

Репрессии в Крыму против журналистов и активистов, немотивированные аресты, обыски и суды уже оценены мировой общественностью – они политически мотивированы, их цель — борьба с несогласными. В Крыму ликвидирована свобода слова, право на информацию и другие права человека, фактически, над полуостровом опущен новый железный занавес. Дело против меня оценено российским правозащитным обществом «Мемориал» как политически мотивированное, на этой основе прекращения его потребовали 30 правозащитных организаций более 10 стран Европы из объединения «Гражданской платформы». Однако суд уверенно шел «своей дорогой» ибо его целью было заставить замолчать несогласных. Об этом говорит тот факт, что кроме условного наказания, суд вынес мне запрет на публичную деятельность на три года, чем лишил меня права на профессию, пытается заставить меня молчать все это время, поскольку, думаю, российские политики и юристы уверены, что судьба Крыма будет решаться в предстоящие годы на основе международного права, и лишние публицисты и аналитики, вроде меня, им ни к чему.

Каковы оценки вашего дела с юридической точки зрения?

Как известно, статья 280.1 внесена в Уголовный кодекс России в процессе аннексии Крыма. Цель ее – борьба с несогласными с присоединением Крыма. Однако это – полдела. По мнению правозащитников, статья 280.1 противоречит статьям 29 и 55 Конституции РФ, поскольку неправомерно сужает объем прав и свобод граждан. Как отмечают правозащитники, Конституция позволяет гражданам свободно обсуждать вопросы федеративного устройства России, обсуждать инициативы по вхождению в нее или выходу любого из субъектов федерации, как это делается во всем мире и это не будет посягательством на ее территориальную целостность.

По ходу слушаний стало понятно, что как аннексия Крыма, так и эти дела против журналистов и активистов основаны на сплошном беззаконии. Так, в делах ЕСПЧ уже несколько раз отмечалось, что российский Закон № 144 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» при слабом контроле прокуратуры и судов неоднократно приводил к нарушению прав человека, предвзятости полицейских и спецслужб, злоупотреблений и тенденциозности. По этому закону в Крыму продолжают работать спецслужбы, которые, согласно ему, устроили тотальную слежку за журналистами и активистами, и постоянно нарушают их права на тайну личной информации, на свободу слова и свободу информации.

Раньше говорили о том, что ваше дело будет одним из первых прецедентов судебного рассмотрения законности присоединения Крыма к России, а также законности нынешних границ России. Это так?

Да, в ходе судебного рассмотрения дела было приведено много аргументов о том, что юридически в марте 2014 года Крым не вошел в состав России ни с точки зрения международного права, ни с точки зрения внутреннего российского законодательства. Это подтверждается многими коллизиями в законодательстве.

Во-первых, парадокс, но это факт, принятие Крыма и Севастополя в состав РФ противоречит даже закону о приеме в РФ новых субъектов федерации. Как известно, Крым и Севастополь приняты в состав РФ отдельным федеральным конституционным законом от 21 марта 2014 года. И в нем указано, что это действие осуществляется «в соответствии со статьей 4 Федерального конституционного закона от 17 декабря 2001 года № 6- ФКЗ «О порядке принятия в Российскую федерацию и образования в ее составе нового субъекта федерации». Однако, в самой этой статье Закона РФ от 2001 года сказано, что «Принятие в Российскую федерацию в качестве нового субъекта иностранного государства или его части осуществляется по взаимному согласию Российской Федерации и данного иностранного государства в соответствии с международным (межгосударственным) договором о принятии в Российскую Федерацию в качестве нового субъекта иностранного государства или его части, заключенным между Российской Федерацией с данным иностранным государством». То есть, Россия согласно своему же конституционному закону о принятии новых субъектов федерации должна была заключить договор о принятии Крыма с Украиной. А без этого документа закон о принятии Крыма от 21 марта 2014 года, принятый в нарушение закона № 6-ФКЗ от 17 декабря 2001 года, является юридически ничтожным и не действующим с момента принятия. 

Более того, в законе РФ «О государственной границе РФ» отмечается, что все границы РФ, как и во всем мире, устанавливаются путем заключения договоров с соседними странами о точках прохождения границы и размещении пропускных пунктов на ней. Согласно договоров России с Украиной «О дружбе, сотрудничестве и партнерстве» и «О российско-украинской границе», ратифицированных Россией и Украиной и действующих до сих пор, граница между Россией и Украиной проходит по Керченскому проливу и на Перекоп она никогда в установленном законом порядке не переносилась, уже не говоря о заключении договора с Украиной. Эти договора, как документы международного права, согласно ст. 15 Конституции РФ, имеют приоритет перед внутренним законодательством, и все противоречащие им положения внутренних законов, если они им противоречат, не должны действовать. Таким образом, присоединение Крыма к России – это беззаконная авантюра российской власти, которая нарушила не только нормы международного права, но и внутренние российские законы.

Как вы расцениваете ссылки российских политиков на якобы правомочность крымского референдума?

Это очень простой вопрос. Железнодорожный суд Симферополя в приговоре по моему делу ссылается на то, что референдум проводился якобы на основе международного права и деклараций о праве наций на самоопределение. Они утверждают, что некий «народ Крыма» имел право на самоопределение, и вот он самоопределился посредством этого референдума. На самом деле, это грубая подтасовка и обман. Во-первых, международные документы предоставляют право на самоопределение нациям, а не диаспорам. Таким образом, крымскотатарский народ имеет право на национальное самоопределение в Крыму, как на территории своего этногенеза, а российская диаспора – нет, потому что она уже один раз самоопределилась и имеет свое государство, а территория Крыма не является местом этногенеза русской нации. Во-вторых, в праве нет такого понятия как «народ Крыма», поскольку это население всего лишь одного региона, а не самостоятельной государственной единицы.

Несостоятельны также попытки объявить Крым самостоятельным государством, поскольку за один день после референдума и до присоединения к России он в таком качестве не смог состояться – не была принята конституция, не были избраны органы власти, не было даже никаких атрибутов, как гимн и флаг. А тем более запутан вопрос о присоединении Севастополя. Никто до сих пор не может объяснить, на основании чего он присоединен – он сам не государство, в состав Крыма он не входил. Это полный беспредел на мировой арене.

Говорят, что с аннексии Крыма начался коллапс российской правовой системы. Это так?

Да, это так. Мы в российском законодательстве имеем парадоксальную правовую коллизию. С одной стороны, это Конституция и одна часть действующего российского законодательства, а именно – законы РФ «О границе Российской Федерации», Федеральный конституционный закон от 17 декабря 2001 года № 6- ФКЗ «О порядке принятия в Российскую федерацию и образования в ее составе нового субъекта федерации», два договора с Украиной, и другие. Они выписаны в соответствии с международным правом, соблюдают принцип верховенства права, не содержат противоречий с Конституцией и ранее принятыми законами. 

С другой стороны – это часть законодательства, принятая в последнее время, написанная впопыхах и не согласованная с международным правом, нарушающая принцип верховенства права и принятая по субъективным политическим мотивам. Это, в первую очередь, федеральный закон о принятии Крыма и Севастополя в состав РФ как субъектов федерации от 21 марта 2014 года, и весь комплекс последующих актов в отношении Крыма и Севастополя, которые не только кардинально противоречат первой группе законов, но в силу этого противоречия законам и документам с более высоким статусом вообще не должны были вступить в силу. В эту категорию входит и закон о внесении поправок в УК РФ, дополнивший кодекс статьей 280.1, о призывах к нарушению территориальной целостности, что вывело УПК России за пределы международного права.  

Таким образом, перед судьей стояла сложная дилемма: либо руководствоваться не вступившими в силу, но фактически исполняемыми по непонятным основаниям законами второй части законодательства,  и по нему вынести приговор, но это нонсенс, поскольку такой приговор не может быть правосудным. Либо же руководствоваться Конституцией, давно действующим законодательством о признании Крыма в составе Украины и его границ, документами международного  права, ратифицированными Россией, и только тогда такой приговор был бы обоснованным и законным. К сожалению, судья избрала первый путь. Нет сомнения, что после апелляции это решение в таком же неправосудном виде и вступит в силу на территории России. Ну, посмотрим, есть и высший суд.

Насколько известно, в вашем процессе участвовали серьезные эксперты. Что это дало суду?

Да, по инициативе защиты в деле участвовали эксперт – политолог, профессор Краснодарского университета Михаил Савва, и рецензент – лингвист из Москвы Елена Новожилова. В своем заключении Михаил Савва как с точки зрения международного права, так и с точки зрения внутреннего российского законодательства доказал, что Крым не вошел в состав России, а потому к проблеме территориальной целостности России вообще не причастен. Следовательно, судебный процесс вообще не имеет основания.

Рецензент-лингвист высокой квалификации, имеющая несколько ученых степенней Елена Новожилова свидетельствовала на суде, что эксперт ФСБ Ольга Иванова, проводившая экспертизу как по моему делу, так и по делу Ильми Умерова, является некомпетентным лингвистом, и в ходе экспертизы в результате профессиональных ошибок «пришла к ложно положительному выводу» о наличии состава преступления в моей статье. Впрочем, аналогичная ситуация и в деле Ильми Умерова. Так вот, квалификация Ольги Ивановой такова, что на 7 страницах своего труда она допустила 72 ошибки, в том числе, около 20 ошибок из курса русского языка начальной школы, больше 20 ошибок из курса русского языка средней школы, остальные – из курса высшей школы. Ольга Иванова, как специалист, вообще безграмотна, и российская спецслужба пользуется ее услугами. Видимо потому, что грамотные эксперты ее целям не отвечают.

Тем не менее, суд в приговоре вообще обошел молчанием экспертное заключение профессора Михаила Саввы, как вроде бы его и не было. Об этом игнорировании мы заявим в апелляции. А относительно экспертов-лингвистов, то суд, как это не смешно, признал полномочия безграмотной Ивановой и по формальным основаниям отвел экспертизу специалиста высокого класса Елены Новожиловой. Видимо, так надо было для вынесения неправосудного приговора.

Скажите, какие политические последствия репрессий в Крыму?

Фактически, российские политики в Крыму добились реакции, противоположной той, на которую рассчитывали – вместо всеобщего послушания и покорности они получили новый вид диссидентского движения несогласных с аннексией Крыма, причем, по всей России, в котором участвуют журналисты, адвокаты, правозащитники, общественные активисты. Как известно, на довыборах 10 сентября в Москве партия Григория Явлинского на многих участках вышла победителем и в целом по Москве заняла второе место. Григорий Явлинский накануне заявил, что Крым аннексирован незаконно и по праву принадлежит Украине. Как видим, многие москвичи поддержали его. Таким образом, это диссидентское движение распространено по всей России, и в дальнейшем оно будет нарастать, ибо иной реакция народа на такие несправедливые суды, на репрессии, на игнорирование прав человека и не может быть. 

Предыдущая Депутат Довгий получил обновленное подозрение от Генпрокуратуры
Следующая Иран закрыл границу с иракским Курдистаном

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *