Сергей Рахманин: «Новая Украина приближается к точке невозврата»


Что изменилось в Украине после аннексии Крыма? Возможен ли реванш старых сил? Чего ждет украинское общество? На эти и другие вопросы в эфире Радио отвечает заместитель главного редактора издания «Зеркало недели» Сергей Рахманин.

– Какие ошибки, по-вашему, допустили украинские власти после бегства Виктора Януковича в 2014 году?

– Я ожидал, что они постараются донести до всех украинцев, до всего регионов, включая Крым и Донбасс, что в Украине есть государство, есть власть, ситуацию контролируют. Этого сделано не было – даже попыток устранить угрожающие явления. Политики слишком сильно увлеклись переделом власти. Нужно было обязательно посылать своих представителей во взрывоопасные регионы, договариваться, мониторить. Кроме того, никто не пытался поставить под контроль правоохранительные органы и Вооруженные силы. А именно люди в погонах наиболее чувствительны к наличию или отсутствию власти. Когда они не получают указаний, то действуют как попало.

– Мы уже четыре года спорим, мог ли Киев отстоять Крым военным путем. Вы как считаете?

– Есть много спекуляций и допущений на эту тему. На самом деле никто не знает точного ответа. На основании имеющейся информации я могу сказать, что, наверное, отстоять весь Крым не получилось бы. Хотя надо сказать, что украинские власти в предшествующие годы привыкли выносить проблемы полуострова за скобки, и их накопилось столько, что в итоге они и привели к взрыву.

– Но не без участия России, заметим.

– Естественно. Россия была уверена, что однажды Крым станет российским. Нужно было подождать удобного момента – они его ждали. И эта уверенность передавалась людям, которые не чувствовали себя частью Украины. Даже сегодня у Киева нет четкой политики деоккупации, а есть только решения сиюминутных задач. Если Донбасс в повестке дня есть, то Крым где-то в конце списка. Одно радует: теперь Украина, в отличие от прошлых лет, опирается на крымских татар.

– Можно ли сказать, что с аннексии Крыма начала формироваться новая украинская общность?

– Безусловно, это событие и агрессия России на Донбассе породили естественный отпор, всплеск патриотизма. Но на самом деле формирование новой Украины, как мы говорим, главным образом произошло на Майдане. Крым был вторичным фактором. К моменту аннексии новое самосознание уже установилось.

– Как вы думаете, возможен ли реванш старых сил?

– Я думаю, мы достаточно близко подобрались к точке невозврата, но пока что ее не прошли. На мой взгляд, мы пройдем ее в 2019 году. Во-первых, всегда есть большой процент разочарованных. Во-вторых, даже те люди, которых мы считали своими героями, оказываются совсем не такими, как мы думали. Однако в целом настроения людей изменились.

Выборы 2019 года должны показать, какое количество ответственных политиков Украина воспитала за последние 4 года. Если их окажется меньше, чем мы ожидаем, то основания для реванша будут достаточно серьезными. Но я надеюсь, что появится не один политик, а целая политическая сила, которой украинцы смогут доверять по-настоящему.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

  • Павел КазаринКрымский журналист, обозреватель 

    Автора Подписаться

Предыдущая "Ржавые российские корыта и арматура" - украинцев напугали фото набережной в Крыму
Следующая Полозов:Украина должна освободить узников РФ независимо от их взглядов

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *