Сервер Какура: У сегодняшних музыкантов стоит ответственная миссия «воспитывать» слушателя и привить любовь к родной музыке


 

Крымскотатарская музыка – явление непростое и не перестающее развиваться, обогащаться, адаптироваться. А об этих и других процессах мы поговорили с руководителем ансамбля «Къырым», композитором и исполнителем Сервером Какурой. 

– Исходя из Вашей практики какие изменения и нововведения в музыкальных традициях народа, произошедшие в последние десятилетия, обрели самостоятельность, оригинальность, а ныне составляют неотъемлемую особенность крымскотатарской музыкальной культуры?

– Нам досталось время возрождения музыкальной культуры, где надо многое утерянное найти, изложить, исполнить, записать, восстановить, возродить, может даже дать вторую жизнь. К нововведению можно отнести создание ансамблей, студий, кружков, различной направленности, фестивали, конкурсы, новые авторские произведения, восстановления многих старинных и также забытых песен, проделано немало работы, в том числе, и по раскрытию новых исполнителей народных песен.

– Какие мелодии и песни в последние десятилетия заимственны из других культур и адаптированы в современную крымтатарскую музыкальную культуру?

– У крымтатар есть и заимствованные, и адаптированные песни из турецкой музыки (адаптированные, это те, композиции, происхождение которых сложно определить и доказать, что они к нам пришли со стороны…). Тюрк йырлары «Сыра-сыра джезвелер», «Алтын юзук тапарым», «Эреджебим», «Адалар саилинде», «Эки чешме» и многие другие. Но происходит и обратный процесс: многие песни из Крыма попали в Турцию.

В моей практике адаптировалась песня «Бизим тараф», автор которой Тургут Шиникаров. Песня звучала в веселом ключе и еще в Узбекистане исполнялась ансамблем «Хайтарма». Мне показалось, что это веселое настроение не соответствует реальности: мы жили вдали от Родины, и тогда, в 80-х годах, я ее переделал: сделал новый проигрыш, добавил припев, а слова о Крыме написал мой брат Юнус Какура. И получилась, можно сказать, другая песня с лирическим грустным характером, где передается тоска по родине.

Каким образом в Крыму формировалось ансамблевое (оркестровое) исполнительское искусство, каковы его особенности и разновидности? Каким, по-вашему, сегодня должен быть национальный оркестр?

– Как показало время, после возращения на Родину в основном сохранились свадебные коллективы. Единственный крымскотатарский ансамбль «Хайтарма», который позволял увидеть частично сохранившиеся музыкальные национальные инструменты, а также и новые современные инструменты, например, ударная установка, гитара, синтезатор.

Сегодня делаются попытки создать большой национальный оркестр, но сразу рождаются проблемы, такие, как отсутствие специалистов, педагогов, методических пособий, национальных инструментов, музыкальных школ.

Национальный оркестр должен включать в себя большую группу струнных национальных инструментов: кемане, кеманча, багълама, сантыр, канун джура, бозук, копуз, диван саз, танбур, а также духовые инструменты: зурна, къавал, кларнет, труба.

Все эти инструменты формируют регистр звучания, где можно более тонко и правильно передать колорит старинных произведений.

Некоторые инструменты частично зазвучали в оркестре ансамбля «Къырым», чем мы очень гордимся.

Существенно ли из поколения в поколение меняется исполнительская подача (технические приемы, орнаментика, милизматика, манера исполнения) инструментальных и танцевальных образцов крымскотатарской народной музыки? Меняется ли при этом их интонационная, ладовая и ритмическая основа?

 

– Исполнительское мастерство значительно меняется и это естественный процесс. У нас, крымтатар, имеются изменения как в лучшею, так и в худшую сторону.

Сегодня можно услышать виртуозов, состоявшихся музыкантов с замечательной техникой, исполнительским мастерством, все это впечатляет и радует, но, если говорить об исконно крымскотатарском национальном, и о его развитии, то здесь мы видим, что очень часто исполняется музыка балканских, болгарских, румынских, молдавских и других, близких нам по музыкальному ладу и темпераменту, народов.

Крымтатарский слушатель без профессиональных знаний принимает эту музыку за «свою», и происходит искаженное представление. У сегодняшних музыкантов стоит ответственная миссия «воспитывать» слушателя и привить любовь к родной музыке.

А заимствуя у других народов, происходит путаница и получается, что несмотря на угрозу «потерять свое», мы популяризируем «чужое»

В мире такое происходит: берут понравившуюся композицию, расставляют свои акценты, мелизмы, если это песня, то свои слова, и в той стране или регионе она уже имеет успех и становится родным. Это часто можно увидеть у турков, армян, греков, где одна и та же мелодия, а язык разный, и надо заметить, что они это делают профессионально, и самое главное, в своем национальном колорите.

У других народов все это живет изо дня в день и, соответственно, есть основа, корень, устоявшаяся их национальная культура, где они по-другому и не хотят и многие не могут играть, чего нам не хватает.

У нас, просто, переигрывают готовые композиции других народов, будем говорить без обработки ее, не адаптировав на свой лад т.е. в оригинале, это проходящая, относительно времени музыка и песни.

И все эти беды мы переживаем в связи с депортацией народа.

Здесь я призываю больше думать, анализировать, искать, принимать решения, конечно же, со знанием своей народной музыки потому что без знания основ дальше и думать бесполезно.

Если конкретизировать, колорит в народной музыке – это мелизмы, тонкости акцентов в исполнении фраз, и как подсказывает опыт, с помощью нот все это передать невозможно, только унаследовав, на слух, из уст в уста, по записям, можно перенять тот нужный настоящий колорит.

Все это говорит о нашей самобытности и уникальности музыки, которая родилась и сформировалась в Крыму.

Способствуют ли эти изменения унификации крымскотатарской музыки и становлению крымской школы фольклорного исполнительства или же, напротив, нивелируют и делают ее безликой, не национальной, растворяясь в общетюркской, общебалканской либо в общевосточной музыке?

– Относительно времени… У всех народов происходят изменения и в основном в современной музыке. Крымским татарам, перенесшим депортацию, оказавшимся перед серьезными вызовами для его культуры было очень сложно разобраться, что и откуда берется. Тем более простому, не подготовленному человеку как понять, эта мелодия или песня крымтатарская или нет. Вот здесь и происходит то, что мы называем заимствованием, т.е. влиянием музыки других культур.

 

Предыдущая США: на пожаре в «Башне Трампа» погиб 1 человек
Следующая В Нью-Йорке загорелся Trump Tower: есть жертвы

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × пять =