Шито белыми канатами: на какие ошибки следствия по делу Джемилева суд закрыл глаза


В подконтрольном России Армянском городском суде состоялось предварительное заседание по уголовному делу в отношении лидера крымскотатарского народа Мустафы Джемилева. О том, как проходило это заседание, какие «сюрпризы» подготовила защита и к каким выводам можно прийти по итогам вынесенных решений – читайте в этом материале.

Дважды закрытый

Предварительное заседание в уголовных делах по российскому законодательству проходит в закрытом режиме. Но и после прохождения этой стадии вопрос публичности судебного процесса по делу Мустафы Джемилева останется открытым. Все судебные органы на территории аннексированного Крыма, пользуясь пандемией, запретили слушателям посещение процессов, ссылаясь на профилактические мероприятия по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции.

Работники Армянского городского суда, правда, к угрозе заражения COVID-19 относятся по-разному. Со слов адвоката Николая Полозова , представитель государственного обвинения на процесс пришла без средств индивидуальной защиты. Хотя на входных дверях в суд висит объявление о необходимости строго придерживаться требований, изложенных в указе российского главы Крыма по этому поводу.

Только после ходатайства оппонента представительница прокуратуры надела медицинскую маску, причем понадобилось некоторое время для того, чтобы ей эту маску принесли.

Посторонние экспертизы

Предварительное заседание в числе прочих задач имеет и такую, как рассмотрение вопроса об исключении из уголовного дела недопустимых доказательств. Таких в данном процессе набралось немало. В частности, защита обратила внимание на тот факт, что в уголовном деле имеются экспертиза боеприпасов, хранение которых инкриминируют Мустафе Джемилеву, и экспертиза оружия, небрежное хранение которого также является частью этого дела. И все бы ничего, да вот только документ оказался составлен в рамках украинского следствия по делу Хайсера Джемилева – сына подсудимого.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Следствие на скорую руку». Что не так с делом Джемилева

Российский Уголовно-процессуальный кодекс требует в подобных ситуациях назначать новые экспертизы, а не подшивать в дело документы из уголовного дела другой страны в отношении другого человека. Иначе может случиться конфуз, как это произошло в рамках уголовного дела Мустафы Джемилева.

Дело в том, что экспертизы в деле Хайсера Джемилева составлены на украинском языке. К тому же органом, который в рамках российского законодательства не уполномочен делать какие-либо экспертизы. Да и лица, привлеченные в качестве экспертов семь лет назад, едва ли предупреждались об ответственности за дачу ложного заключения в рамках российского уголовного права.

Подконтрольный России Армянский городской суд

Более того, по словам адвоката Николая Полозова, следователь даже не оформил перевод экспертизы на русский язык, хотя в рамках расследования данного уголовного дела им привлекался к работе переводчик. Каким образом российские правоохранители разобрались в содержании документа на «иностранном» для них языке – остается загадкой.

Как и вопрос о том, что мешало провести новые экспертизы боеприпасов и оружия «по процедуре». Ведь сами боеприпасы были переданы как вещдок на хранение в МВД, и следствие могло оформить документацию как полагается, а не прикреплять к делу выводы украинской на тот момент милиции. Хотя не исключено, что переданные на хранение боеприпасы давно где-то потерялись, поэтому российские силовики пошли таким путем. Иначе суд, наверное, не стал бы отказывать в истребовании данных вещественных доказательств.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Джемилев: «Крым освобождать им придется» Родной украинский

Экспертизы на украинском языке – не единственные документы, по словам Полозова, которые в уголовном деле присутствуют без перевода на русский язык. Большинство документации об оружии (разрешение, страховки и так далее) составлено сугубо на украинском языке и присутствует в деле без всякого перевода.

Впрочем, судью Венеру Исроилову ситуация, когда в деле имеются документы на иностранном для российского правосудия языке, не смутила. Может быть, потому что в прошлом она давала присягу украинского судьи и хорошо знакома с государственным языком Украины. А для тех, кто не понимает и не обязан, она пообещала переводчика.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Из других показательных моментов стоит выделить еще один. Когда следствие устанавливало признаки преступления по хранению боеприпасов, была допущена ошибка – формулировки соответствующей статьи Уголовного кодекса России приведены в редакции 2010 года, хотя после этого статья претерпевала изменения. Однако суд посчитал, что все нормально и исправлять ничего не надо.

Карты в руки

Также было рассмотрено еще одно доказательство по части незаконного пересечения Джемилевым «государственной границы России». Речь шла о присутствующей в деле карте России с включенным в нее полуостровом. Дело оказалось не только в спорности существования этой границы, но и в авторстве документа.

По каким-то причинам следствие запросило эти сведения у комитета по государственной регистрации и кадастру Крыма. Хотя вопросами об определении линий и координат государственной границы России ведает Федеральная служба государственной регистрации кадастра и картографии, заключения которой в деле как раз-таки и нет. Но суд каким-то образом определил, что полномочия и компетенции местных кадастровиков-картографов на такие вопросы тоже распространяются.

На «десерт» защита предложила суду прекратить уголовное дело. Аргументы были следующими – по хранению боеприпасов и огнестрельного оружия сроки давности уже прошли. А по пересечению границы нет состава преступления, поскольку у подсудимого не было умысла, потому что он надлежащим образом про наличие запрета на въезд не уведомлялся.

Коэффициент шесть к одному

Практически после каждого ходатайства защиты судья Венера Исроилова удалялась в совещательную комнату. Ожидаемо, во всех обращениях защиты было последовательно отказано. Единственное, в чем суд уступил – в просьбе истребовать документ, согласно которому действительно существует запрет на въезд для Мустафы Джемилева. В уголовном деле такого постановления почему-то не оказалось – только справка из ФСБ, что эта бумага является суперсекретной.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Виталий Портников: Борец и вертухаи. Джемилев и Путин

Примечательно, что сторона обвинения по этому ходатайству не имела возражений, поэтому судья его удовлетворила частично. Суд будет просить спецслужбу предоставить из этого документа выписку, которая касается непосредственно уголовного дела и персонально личности подсудимого.

Таким образом, по словам адвоката Полозова, из шести ходатайств было удовлетворено только одно, и то частично.

СПРАВКА: Управление Следкома России в Крыму 13 апреля предъявило Джемилеву обвинение по трем статьям российского Уголовного кодекса. По словам адвоката Николая Полозова, против Джемилева сейчас используют материалы украинского дела его сына Хайсера.

27 мая Следком России по Крыму и Севастополю завершил расследование данного дела.​

Джемилев считает, что уголовное дело российской ФСБ, возбужденное против него в аннексированном Крыму, используют для дальнейшего вытеснения крымских татар с полуострова.

В Представительстве президента Украины в АРК назвали «политическим преследованием» российское уголовное дело против Джемилева.

Предыдущая Шито белыми канатами: на какие ошибки следствия по делу Джемилева суд закрыл глаза
Следующая Жители Евпатории жалуются, что вторые сутки сидят без воды

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *