Система парализована: что происходит с COVID-19 на оккупированном Донбассе


«Инфекция нового типа» или просто пневмония: так группировки «ЛДНР» упорно называют коронавирусную инфекцию, которая бушует на оккупированных территориях. В последние дни российские гибридные силы наконец стали с ней бороться, заставляя людей носить маски, но безрезультатно: в больницах ставят койки в коридорах из-за нехватки мест, антибиотиков мало, а врачам разрешили выписывать людей без тестов.

Почему «друг ЛДНР» Россия отмолчалась на их просьбу поставить как гуманитарную помощь или хотя бы продать вакцину от коронавируса? Зачем группировки так долго игнорировали эпидемию? И поможет ли ОРДЛО изоляция от подконтрольной Киеву части Украины?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили представитель Уполномоченного Верховной Рады по правам человека в Луганской и Донецкой областях Павел Лисянский и врач-эпидемиолог, заслуженный врач Украины Людмила Мухарская .

– С вашей точки зрения, почему только сейчас начали приниматься меры на неподконтрольной Киеву территории?

Павел Лисянский: Я бы с вами не согласился, что они начали до конца принимать меры, ведь автобусные рейсы на паспортизацию как были, так и есть. Людей вывозят для получения паспортов – и таким образом эти группировки ставят свои политические цели выше здоровья людей.

«Рейды» они и раньше проводили, потому что они публично отрапортовали, что те деньги (около 10 миллионов рублей), которые собрали на «штрафах» за нарушение карантинных ограничений на протяжении этого полугодия, они будут пускать на борьбу с коронавирусом. Поэтому их «рейды» направлены не на то, чтобы усилить карантинные меры, а на то, чтобы побольше денег с людей собрать.

Они до сих пор проводят мероприятия, на территорию оккупированной Донецкой области приезжал московский цирк, и туда пустили людей. Люди все были в масках, но там было 300 человек, социальная дистанция не была соблюдена.

Поэтому на сегодняшний день то, что они с «рейдами ходят, нельзя назвать противоэпидемическими мерами.

Павел Лисянский

Надо обратить внимание, что давно не было «гуманитарного конвоя», соответственно, лекарств нет. Лекарства, которые в наличии в «гуманитарном конвое», ложатся на прилавки аптек. На сегодняшний день всё, что было в аптеках, как нам люди рассказывали, оказывается на рынках из-под полы, чтобы на этом заработать в три раза дороже.

Заключённые, которые находятся в ОРДЛО, по заявлению Людмилы Денисовой, шьют маски себе из наволочек, бывших в употреблении. Нет никаких социальных гарантий и социальной защищённости у врачей, у них есть «подписка» о невыезде за оккупированную территорию: им просто закрыт въезд, они просто уходят на больничный. Лечить людей некому, скорая помощь едет по 3-6 часов в один адрес. Система у них полностью парализована.

– С чем вы связываете такой эвфемизм, что не говорят, как во всём мире, «коронавирус», а ставят диагнозы «инфекция нового типа», пневмония? Почему избегают слова «коронавирус»?

Павел Лисянский: На сегодняшний день у власти находятся маргиналы. Когда весь мир говорил, что в Китае – беда и есть коронавирус, они заявляли, что «у нас нет проблем», что «коронавирус – это фейк», что это «Америка придумала», что у нас есть проблемы только со свиным гриппом. Они этой тенденции придерживались очень долго, запускали это мнение в свою пропаганду, свои газеты. А теперь же они не могут признать перед людьми, что были неправы. Поэтому у них на сегодняшний день есть три диагноза: ОРВИ, пневмония и коронавирус. Ситуацию с коронавирусом системно уменьшают. Поэтому они не признают, что у них проблемы именно с коронавирусной инфекцией.

– Группировки «ЛДНР» могут запретить буквально всё, что они хотят, не боясь нарушить права человека, не получив никакого сопротивления. Почему они этого не делают, чтобы стабилизировать ситуацию – не останавливают движение, массовые мероприятия, чтобы люди не болели?

Павел Лисянский: Во-первых, деньги. Люди, которые там находятся у власти, меркантильные, они просто зарабатывают каждый день на чём-то. Они получают откаты от работы ресторанов: там же нет работы налоговой системы или ещё чего-то, всё работает именно так. Если запретят это, они просто лишат себя прибыли.

– Украинский омбудсмен допустил, что сейчас на оккупированной территории 14 тысяч заражённых COVID -19. Это много или мало?

Людмила Мухарская: Думаю, что эта цифра не полная в любом случае, мы не знаем, какими тестами они пользуются, как устанавливают эти диагнозы, кто попадает, а кто не попадает в статистику. Поэтому точно мы не можем знать, достоверна эта цифра или нет. Я думаю, что она неполная, потому что фактически ни в одной стране мира нет полной статистики относительно этого заболевания.

Людмила Мухарская

Очень важно не просто иметь статистику тех, кого взяли на учёт, важно иметь представление о возможности оказания медицинской помощи таким людям, особенно если это тяжелые случаи. Важно понимать, сколько у них коек, сколько возможных резервных и сколько коек может быть обеспечено кислородом. Тогда можно говорить о том, контролируется ли ситуация на этих территориях или нет. Ещё один очень важный показатель – уровень летальности. Он даёт возможность оценить общий уровень заболеваемости.

– Так называемый «министр здравоохранения» группировки «ЛНР» Наталья Пащенко назвала «нормальной» ситуацию, когда больницы вынуждены размещать койки с людьми, которые болеют или имеют подозрение на COVID -19, в коридорах на фоне роста заболеваемости. По вашему мнению, это нормально?

Людмила Мухарская: Конечно, это ненормально, потому что койку можно в коридоре поставить, но можно ли подключить тот же кислород, например, к ней, давать больным реанимационную помощь? Естественно, этого в коридорах делать нельзя. Поэтому размещение больных, особенно тяжёлых, особенно инфекционных, на коридорах – неправильно.

– Каждый день Украина бьёт рекорды по заболеваемости коронавирусом. Понимают ли сейчас эпидемиологи, почему происходит такой всплеск?

Людмила Мухарская: Все острые вирусные инфекции начинают активизироваться в осенне-зимний период. Так ведёт себя грипп, ОРВИ. К этой же группе вирусных инфекций с чётко выраженной сезонностью относится и COVID-19. Естественно, в этот период по всем странам сейчас идёт рост заболеваний.

К сожалению, люди немного либо недооценивают ситуацию, либо расслабились после того, как в апреле-мае чётко выдерживали карантин. Сейчас далеко не все соблюдают эти противоэпидемические меры: это относится как к рядовым гражданам, так и к субъектам хозяйствования.

Не нужно и забывать, что Украина находится в окружении стран, в которых также растёт заболеваемость. Пандемия никуда не делась и рост заболеваемости фиксируется везде.

– В курсе ли фактическая власть в Донецке и Луганске о реальной ситуации с заболеваемостью?

Павел Лисянский: Они проводят срез по всем направлениям, которые важны для контроля общественно-политической ситуации на этой территории. Поэтому они в курсе всего: сколько людей болеет. В начале пандемии количество заболевших людей контролировало «МГБ», они были закреплены за каждой больницей. Они в курсе этого всего, поэтому всё, что мы сейчас видим, – это их сознательное действие, я даже скажу, что это преступление, которое ещё раз показывает: для них выше количество оформленных российских паспортов, чем количество сохранённых жителей ОРДЛО.

Слушательница: Я звоню из неподконтрольной территории. Я заболела вчера, позвонила в свою амбулаторию, чтобы пришёл участковый врач. Спросили, какая температура (а у меня она небольшая), сказали: «Придите сами». Пошла сегодня – там столько людей! Я посмотрела, что не высижу. Перед этим заболели практически все мои знакомые: в одной семье четыре человека друг за другом. Лежали дома, сколько ни вызывали врача, он ни разу ни пришёл, попросил, чтоб они сами пришли на 8 утра, потому что работает с 6 утра. С 6 до 8 врач принимает тех, кого не успела, иногда по сто вызовов на день – это невозможно обойти. Я пошла в аптеку купить витамин С и градусник – ни того, ни того не было. Люди передо мною спрашивали антибиотики, ещё какие-то лекарства – ничего нет. Разговаривала со знакомой, у которой близкая родственница работает в больнице: говорит, что никаких тестов нет давно.

– Группировка «ЛНР» обратилась к России с просьбой предоставить вакцину от коронавируса, однако ответа не получила. Почему бы Российской Федерации не сделать из ОРДЛО «безковидную витрину» для всего мира: и показать эффективность вакцины, и поддержать Донбасс, который, как говорят СМИ группировок «ЛДНР», «бросила Украина»?

Павел Лисянский: По мнению «Восточной правозащитной группы», и главаря Пасечника, и так называемого «министра здравоохранения» скоро «снимут», сделают крайними за тот беспредел, о котором говорила слушательница: такое сейчас происходит и в «ЛНР», и в «ДНР». Поэтому с ними не хотят идти на контакт.

Во-вторых, это показывает в очередной раз, что Российская Федерация только на словах может кричать про поддержку людей Донбасса. На самом деле мы видим закрытые шахты, уволенные рабочие, невыплаченные зарплаты, разграбленные предприятия, отсутствие лекарств и т.д. Хотя, согласно международному гуманитарному праву, именно страна-оккупант должна нести ответственность за территорию, которую она оккупировала.

Предыдущая Как военные испортили севастопольский памятник
Следующая Скорую помощь для дельфинов в Крыму впервые задействуют весной 2021 года

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *