«Сколько красивых и свободных граждан!» Рунет о митингах в поддержку Навального


Сторонники Алексея Навального обещали «финальную битву», но, кажется, её не случилось.

Во многих городах вышло не так мало людей.

Илья Симановский:

Здоровенный омоновец орет в мегафон: «Уважаемые граждане, не мешайте проходу других гражданов!» «Гражданов» – клянусь. И так раз за разом.
А в целом, уважаемые гражданы, все примерно как обычно. Народу в целом немного (может так кажется, тк все перегородили). Молодых – много. Их лозунги: «Навальному врача!», «Долой царя!», «Навальный – сексуальный!»

Артур Гаспарян:

Все-таки похорошела Москва! Сколько красивых и свободных граждан – пуганые-перепуганые, но не запуганные – гуляют по городу, единые духом, объдиненные сопричастностью, требованием свободы и справедливости, верой в счастливое будущее для себя и своей страны. И главное, не боятся и не стесняются об этом громко говорить…
#допускай #отпускай #россиябудетсчастливой
#свободуполитзаключенным
#свободунавальному

Ирина Прохорова:

Надоумило же меня расхвораться в столь важный день! Пришлось снять протестную экипировку и в горизонтальном положении смотреть репортажи «Дождя». Больше всего поразило море молодых лиц на улицах городов; разлитая в воздухе энергия ощущалась даже сквозь экран компьютера. Глядя на это прекрасное и бесстрашное новое поколение, еще раз укрепиласьв мысли, что Россия будет и счастливой и свободной.

Олег Пшеничный:

Терпеть не могу митинги и ходить на них. Кинотеатр повторного фильма. А что поделаешь?

Но не так и много. Кажется, куда меньше, чем хотели бы организаторы.

Эльшад Бабаев:

ФБК призвал всех расходиться спустя 3 часа после начала «ФИНАЛЬНОЙ битвы».
Я так понимаю своих целей ФБК добились и Навального освободили?

Александр Рыклин:

140 тысяч записалось на сайте… Вы где, герои Интернета? Чего-то я вас не вижу…

Павел Пряников:

Уже можно подводить итоги. Ещё некоторые города.
Один из некогда самых протестных городов Новосибирск. МВД даёт 800 человек, участники митинга – до 1500.
Записалось 12,6 тыс. Конвертация 6-10%.
Кемерово – 40-60 человек. Записалось 2,1 тыс. Конвертация 2-3%.
Мурманск – до 100 человек (данные самих организаторов). Записалось 1,4 тыс. Конвертация 7%.
Нефтеюганск – 7 человек, записалось 200 человек, конвертация 3,5%.
Санкт-Петербург – «Ротонда» пишет про 1 тыс. человек у памятника Медному всаднику. Записалось 58 тыс. Конвертация 2%.

Сам не ожидал, что будет такая низкая конвертация – в среднем 5% или немного ниже. Т.е. только 1 человек из 20 записавшихся на сайте Волкова вышел на улицу. Думал, что будет около 10%.
Если исходить из этих 5% при 466 тыс. записавшихся, то общее число вышедших на улицу по всей стране будет до 25 тыс. человек на всю Россию. Против 90-110 тыс. человек на митингах в январе-феврале. И это при том, что сейчас нет морозов.
В общем, это провал (хотя казалось, что провал был зимой).

Дмитрий Колезев:

Мне кажется, Владимир Путин должен сегодня испытывать какое-то облегчение. Начиная с 2004 года он, как принято думать, живет в страхе перед Майданом и оранжевой революцией, этот страх для Кремля стал экзистенциальным, системоообразующим. И этот страх был связан с тем, что есть какие-то триггеры, которые однажды выведут миллионы людей на улицу. И эти люди сметут власть, а Владимир Путин вынужден будет убегать из Кремля на вертолете, как Чаушеску.

Но вот за последнее время Путина обвинили в убийствах и в масштабной коррупции, он посадил своего главного критика в тюрьму после неудачного отравления, его пошлый дворец показали по всем мониторам страны, раскрыли все мыслимые и немыслимые связи, уже президент США прямо назвал его убийцей. И у народа были «семь голодных лет», и пандемия, и поумирало больше, чем везде… Уж, казалось, тут котел должен взорваться. Люди, что еще вам надо, чтобы возмутиться? Чтобы Путин съел младенца в прямом эфире?

Но вот несколько десятков тысяч людей вышли на улицы по всей России, покричали, посветили фонариками, их с умеренной жестокостью (исключение – Питер) позадерживали полицейские. И – все.

Я не хочу преуменьшить смелость тех людей, кто вышел сегодня на акции, как-то обесценить их шаг – вовсе нет. Они большие молодцы и они все сделали правильно. Но давайте смотреть правде в глаза: их оказалось меньше, чем ожидалось. Даже меньше, чем было зарегистрировано на сайте «Свободу Навальному!».

И уже непонятно, а каким вообще должен быть триггер, который выведет этот миллион человек на улицу? Есть ли вообще такой триггер?

Как говорил товарищ Сталин, любой другой народ уже сверг бы свое правительство… Так выпьем же за русский народ, да.

Короче, мне кажется, сегодня Владимир Путин увидел, что улица, которой он давно боится, на самом деле уже не столь страшна. Может быть, потому что он за долгие годы смог с ней справиться. Драконовскими законами, точечными репрессиями, выученной беспомощностью, вложениями в Росгвардию и полицию – всем этим он сделал уличный протест слабым и нестрашным.

Это какая-то новая реальность и для оппозиции (а какая у нее теперь вообще тактика и стратегия?), и для власти (как она будет жить без этой угрозы, вокруг которой столько всего было построено?).

И еще: если власть теперь не будет бояться уличного протеста, то что вообще ее будет ограничивать?

У охранителей маленький праздник.

Алексей Чеснаков:

Что там с «самыми массовыми митингами в истории»?
Организаторы уже предложили публике эпитеты для описания своего «победного» шествия?
И какой будет следующий шаг?
Власть громит не оппозицию.
Власть громит неумех, дураков и провокаторов.
Можете зафиксировать…

Дмитрий Петровский:

Региональные “протесты” за Навального на видео больше всего напоминают какой-то унылый сходняк за школой. Иногда сходняк совсем камерный, иногда побольше, но суть не меняется: школота и какие-то маргиналы толкутся, зыркая исподлобья.

Честно говоря, и в Москве, на Чистых, в центре протестной активности, примерно так же: как ни гляну из окна. Но может, все еще изменится. Посмотрим. Но то, что огромная моя страна не заметит “самого важного митинга в истории постсоветской Росси” (это Волков заявил) – уже более или менее ясно.

Андрей Перла:

Ну что, как написали однажды классики, ожидание грома, шума и треска окончилось пшиком. Явка провалена. Явка на митинг, то есть. черт знает что эта наша прозападная несистемная нерешительная идиотическая оппозиция. даже беспорядки дебоширить и то не умеет.

Илья Ремесло:

Провал, равных которому я не помню. 6 тысяч человек, на огромный город, в котором якобы «отметились» на митинг более ста тысяч.
Ну представим, что вышло даже в 2 раза больше – так мало на оппозиционные акции не выходило никогда. Это абсолютный антирекорд.
Протест слит, Навальный и его движение стёрто с политической карты.

Несмотря на множество превентивных задержаний активистов и отдельные эксцессы, в целом полиция вела себя довольно мирно.

Хотя и не везде.

Михаил Виноградов:

Странный день.
1) Частично уступили протесту, переведя Навального в сомнительную, но больницу.
2) Не стали жестить в послании, ограничившись отповедью белорусским черным политологам-убийцам
3) Не стали троллить протестующих
4) Во многих городах не стали всерьез разгонять всех собравшихся в первый час. Дальше эксцессы вполне вероятны – тут уж стороны будут провоцировать и проверять на прочность друг друга. Но первый час важен, после него многие расходятся. (Все это, понятно, не касается Петербурга – достойной Рен ТВ геопатогенной зоны, где правоохранители всегда работают на раскрутку акций).
Как будто не 2021-й на дворе.

Аббас Галлямов:

Важнейший урок позапрошлогодней московской кампании заключается в том, что оппозиция, которую вытеснили с улиц, потом приходит на избирательные участки. Напомню, что столичные власти тогда проиграли половину округов – и это при том, что по настоящему сильных оппозиционеров они вообще не зарегистрировали.
Возможно, именно факт приближения выборов заставил Кремль умерить ретивость силовиков. Там понимают, что поводов для возмущения людям сейчас лучше не давать, а то ведь они в сентябре отомстить захотят.
А может быть всё связано с лозунгами протестующих. В конце концов, народ всего лишь хочет, чтобы к Навальному пустили врачей. Тоже, конечно, экстремизм, но не такой, за который ногами в живот надо бить.

Пётр Милованов:

О, где же вы аналитические анонимные телеграмканалы, когда вы так нужны?
Объясните нам, почему в Питере жесть с задержанием, а в Москве все ванильно?
Юпитер в Козероге, а Уран в Овне?

Кирилл Рогов:

Что касается Питера, то в общем ясно, что город и городское сообщество имеют достаточно слабый информационный резонанс, а потому ситуация была отдана на откуп местным туповатым властям, которые поняли это доверие как шанс выслужиться. Для будущего Питера важным станет, какой эмоциональный и информационный эффект среди горожан будет иметь вчерашнее побоище.
Что касается Москвы, то все гадают сегодня, почему в Москве Путин отдал приказ не бить протестующих? Парадоксальность ситуации провоцирует массу конспирологических версий. Самая очевидная из которых состоит в том, что если сегодня Путин намерен объявить историческое воссоединение российского и беларусского народов, то ему совершенно не нужно, чтобы этот день был заполнен картинами вчерашних избиений протестующих. Нужна картинка единодушия, с которой и так будут определенные проблемы.
Однако не так уж нужно пытаться влезть в голову к Владимиру Путину. История человечества полна различных замыслов, расчетов и хитрых комбинаций, последствия которых совершенно не соответствовали тому, что предполагалось. Центр Москвы был сегодня заполнен огромным (реально огромным) количеством людей, свободно перемещавшихся по городу и чувствовавших свою значимость, свободу и свое единство. Может быть, Путин с самого начала решил их не бить, может быть, власти неправильно рассчитали их численность и, увидев, что побоище будет масштабным, решили не идти на этот имиджевый урон. Важно не это.
Важно не то, какие расчеты (и просчеты) ведут к тому или иному развитию событий, а то, как противостоящие стороны способны капитализировать – обратить в свою пользу – эффект произошедшего. Владимир Путин мог бы капитализировать эффект своей тактической или вынужденной толерантности, например, за счет смены повестки противостояния вокруг фигуры Навального повесткой укрупнения и «усиления» страны – за счет поглощения Беларуси. Оппозиция, получившая важное подтверждение своей силы, могла бы капитализировать его, попытавшись закрепить успех, т.е. сделать акцию повторяющейся, серийной, тем более, что ее главная гуманистическая цель – спасение Навального и допуск к нему врачей – пока не достигнута.
Но так или иначе, как мне приходилось уже не раз отмечать, принципиальная рамка численности протестов остается неизменной с начала 2010х гг.: от 20 – 30 до 200 – 300 тысяч человек по всей России. Ее не удается сдвинуть, и это определяет тактическое поражение протестующих. С другой стороны, ее не удается сдвинуть на протяжении десятилетия и властям, принципиально ужесточившим отношение к протестующим и постоянно расширяющим круг репрессий. И это, безусловно, является их тактическим поражением, какими бы сиюминутными расчетами это ни объяснялось.

Алексей Захаров:

С одной стороны, в сегодняшних уличных акциях приняла участие значительная часть человек, мобилизованных Навальным в январе этого года; они и сформировали большинство тех, кто вышел в этом году. С другой стороны, полицейские меры, возможно, сдержали вовлечение в протест новых участников.
При этом сегодняшний протест обошелся без массовых, по сравнению с событиями двухмесячной давности, задержаний, – по крайней мере в двух столицах и на момент написания этого текста. Те, кто все-таки не испугался и вышел, могли относительно спокойно гулять по улицам. Видимо, в этот раз режим решил использовать насилие превентивно, заблаговременно и массово запугивая людей, но при этом обходясь без масштабных задержаний во время самих акций.

Константин Сонин:

Что удивительно – этих десятков тысяч людей на улицах Москвы, рискующих избиением и арестом и тысяч полицейских с водомётами и автозаками – ничего этого, совершенно, спокойно, могло бы не быть. Если бы Алексей Навальный и Соболь Любовь дали бы вести свои избирательные кампании – они бы их выиграли, они бы сидели в Думе или Мосгордуме, возможно, были бы зампредами Думы. Или даже в обмен на поддержку своей фракции – с ними бы избралось ещё сколько ты их сторонников – были бы министрами. Что было бы плохого?
Вместо этого в стране ведётся, фактически, гражданская война против политической оппозиции. Навальный умирает в тюрьме по выдуманному обвинению – и, если умрёт, это пятно останется в учебниках по истории России навсегда. Как в любом учебнике, где упоминается Александр III, упоминаются и повешенные революционеры, так и при любом упоминании президентства Путина, если Навальный умрёт, будет упоминание об этом. Остальные лидеры оппозиции либо под арестом, либо в эмиграции – вместо того, чтобы спокойно заседать в местных и национальном парламенте, как это делается в 100+ странах в мире.
Кому нужна гражданская война, пусть холодная? Кому нужно, чтобы десятки тысяч людей участвовали в этих акциях, вместо того, чтобы спокойно голосовать? В кризисе 2019-2021 годов меня больше всего изумляет его «самострельность». В 1990-м хотя бы был тяжелейший экономический шок. А здесь – просто, на ровном месте, без тяжёлого экономического кризиса, спровоцирован – и уже два года идёт – тяжелейший политический.

Предыдущая Военная техника России в Крыму и вдоль границ Украины: что показывают снимки со спутника
Следующая В Крыму задержали рыбаков из Николаевской области

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *