Следствие, суд и снова следствие. Дело севастопольского коммуниста Большакова


Севастопольский активист, коммунист Валерий Большаков готовится к пересмотру его обвинения со стороны подконтрольной Москве городской прокуратуры. Решение о необходимости уточнения обвинительного заключения в конце лета принял российский суд. О чем может свидетельствовать такое решение апелляционной инстанции пока доподлинно неизвестно, однако защита активиста настаивает на том, что надеяться нужно на лучшее. Подробности – в материале корреспондента .

Апелляционная жалоба в Севастопольский городской суд была подана стороной защиты сразу после вынесения приговора судом первой инстанции – в середине июня текущего года. Ее рассмотрение было назначено на конец августа.

Необходимо напомнить, что поводом для возбуждения уголовного дела в отношении активиста стали четыре публикации в социальной сети «Вконтакте», в которых он, согласно позиции обвинения, «…призывал к насильственной смене власти в России – к свержению «путинского режима» и установлению «диктатуры пролетариата» насильственным путем».

Позже Нахимовский районный суд Севастополя признал Большакова виновным в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности и назначил ему наказание в виде двух с половиной лет лишения свободы условно с испытательным сроком в два года.

Неточность, которой нет

Несмотря на принципиальное несогласие с приговором, признается адвокат Алексей Ладин , надежд на то, что процессуальная жалоба существенно скорректирует решение суда первой инстанции, не было.

«Прокуратура традиционно просила оставить (обвинительный – авт.) приговор без изменений, мы, в свою очередь, продолжали настаивать на невиновности Большакова в инкриминируемых деяниях и требовали его оправдать за отсутствием состава (преступления – авт.). То есть, все было, как это обычно бывает в политических процессах», – добавил Ладин.

Алексей Ладин

Таким образом, решение суда о возврате дела в прокуратуру для уточнения обвинительного заключения стало новостью и для адвоката, и для его доверителя. Юрист настаивает на том, что во многих судебных процессах следствие и, позже, обвинение часто злоупотребляют обобщенными формулировками, с помощью которых они пытаются блокировать эффективную работу защиты и, одновременно, оставляют себе пространство для свободной интерпретации этого текста, однако в материалах данного дела ничего подобного нет.

«Я приведу простой пример, чтобы и вы, и читатели понимали, о чем речь. Вот, например, в так называемых «делах Хизб ут-Тахрир (организация признана в России террористической и запрещена – КР)» то и дело встречаются фразы: «в неустановленное время, с неустановленным кругом лиц, неустановленным способом, в течение неустановленного времени совершал то-то». И все обвинение строится на этих неустановленных следствием обстоятельствах, в связи с чем мы, адвокаты, сами часто требуем возврата дел в прокуратуру для уточнения обвинения. Но здесь ситуация совершенно иная. Тут все четко и конкретно: вот Большаков, вот его страница, его публикации, фотографии Большакова с плакатами на пикетах и так далее. Что именно они намерены уточнять, я не понимаю», – разъяснил адвокат Алексей Ладин.

После вынесения решения городским судом Севастополя, дело, предполагает юрист, было передано прокуратурой в Следственный комитет, который его и расследовал, однако ни о каких дополнительных процессуальных мероприятиях на протяжении последних трех недель (решение о возврате дела было вынесено 26 августа – КР) ни сам Большаков, ни его защитник не уведомлялись.

Два года под следствием

Сам Валерий Большаков, комментируя развитие уголовного дела, начинает с того, что вот уже без малого два года он, не имея на руках вступившего в силу решения суда, остается попранным в правах, что, по меньшей мере, не дает ему наладить свой быт.

«С того момента, как у меня прошел обыск в ноябре 2017 года, и до настоящего времени я нахожусь в списках лиц, подозреваемых в терроризме или экстремизме. Осуществить какую-либо финансовую операцию мне сейчас практически невозможно. Доходило до абсурда: у меня отказывались принимать платежи за коммунальные услуги. Думал, что в итоге останусь без света и воды в квартире, но, благо, проблему удалось решить. Зарплату мне выплачивают наличными под подпись в ведомости. Хорошо, хоть не увольняют. Другими словами, даже тот минимум прав, которыми обладает простой рабочий в современной России, не распространяется на меня», – рассказывает Большаков.

Валерий Большаков на встрече с журналистами, 2017 год

Активист добавляет, что возврат дела в прокуратуру может стать предпосылкой, как хорошего, так и плохого пути развития событий. Он предполагает, что следствие в текущей ситуации способно возбудить еще одно дело или добавить очередной эпизод к уже существующим материалам, поэтому делать какие-то выводы из случившегося пока преждевременно.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

«Как я уже понял на собственном опыте, в России оправдательных приговоров по политическим делам не должно быть в принципе – такая дана установка. Но мой адвокат в рамках судебного процесса сумел полностью разгромить все доводы следствия, обвинения, их свидетелей и экспертов. С начала и до конца в этом деле мы работали с прицелом на Европейский суд. И судья (севастопольского городского суда – авт.) решил несколько проблем: лишил нас возможности сразу обращаться в ЕСПЧ, не стал брать на себя ответственность, вынося приговор по сфабрикованному делу, а также отпасовал мяч на сторону обвинения, мол, думайте сами. Что будет дальше, не знаю. Могут и закрыть дело, но могут ведь и новое добавить», – подытожил севастопольский коммунист.

Алексей Ладин подтверждает, что дело против Большакова может развиваться по-разному, но, несмотря ни на что, предлагает смотреть на это с оптимизмом, в том числе и потому, что решение о возврате дела в прокуратуру в его крымской практике является прецедентным.

«Все когда-то бывает в первый раз. Вот и такое решение впервые было вынесено. Я все-таки надеюсь, что оно станет поводом для закрытия уголовного дела, к чему и вас призываю», – резюмировал Ладин.

Валерий Большаков – бывший руководитель Союза рабочих Севастополя. В 2014 году вместе со сторонниками примкнул к российской левой политической партии РОТ «Фронт», возглавив ее севастопольское отделение. Неоднократно протестовал против политики экс-губернатора города Сергея Меняйло и многократно выступал с резкой публичной критикой правоохранительных структур Севастополя.

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

Предыдущая «Переименуем – заживем!» – из крымских сетей
Следующая В Москве задержаны около 30 активистов «Другой России»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *