Смертельно больным севастопольцам некуда пойти


Ковид вынудил здравоохранение отправить по домам тех, кто нуждается в постоянном уходе.

Севастопольский хоспис (Дом сестринского ухода) в Инкермане по-прежнему не может оказывать стационарную помощь паллиативным пациентам. В октябре прошлого года из-за пандемии сюда перевели детскую инфекционную больницу – и до сих пор ничего не изменилось. Эту информацию ForPost подтвердили в пресс-службе департамента здравоохранения.

В таком формате, отметили там, медучреждение продолжит работать до улучшения эпидобстановки и вывода городской инфекционной больницы из режима многопрофильного учреждения.

Несмотря на это, в горздраве считают, что паллиативная служба справляется с нагрузкой – помощь пациентам оказывается выездными бригадами на дому.

Однако это мнение разделяют не все. По мнению заместителя гендиректора АНО «Паллиативный центр «София» Юлии Петраковой , перепрофилирование хосписа является проблемой, поскольку сегодня в городе полсотни горожан остро нуждаются в паллиативной помощи – им по медицинским или социальным показаниям необходим постоянный уход. Этот список постоянно обновляется, поскольку люди умирают, отметила она.

«Родственники звонят в департамент здравоохранения, спрашивают, когда будет доступен хоспис, но никому ничего не говорят, кроме как: «Потерпите». По непроверенной информации, до конца года всё останется как есть», – сообщила Петракова.

Сейчас паллиативные пациенты действительно получают помощь на дому, подтвердила она, выездной бригаде даже увеличили квоту на количество выездов в месяц до трёхсот.

«Это прекрасный показатель, но я не могу сказать, достаточно ли этого или нет, потому что не видела реестр нуждаемости. По последним моим данным, на учёте у бригады было 300 человек. Мы не знаем, в каком состоянии они находятся и кому какая помощь нужна», – пояснила Юлия Петракова.

Напомним: в прошлом году количество вызовов паллиативной бригады было сокращено почти в 10 раз по сравнению с 2018 годом – до 369 выездов в год, и бригада фактически могла приехать к больному только один раз.

Ещё одна проблема в том, говорит Юлия Петракова, что из-за отсутствия работы часть специалистов паллиативной помощи уволились из хосписа.

«Люди совсем не ожидали, что им придётся работать с детьми. Какое-то время они подождали, но поскольку нет никакой определённости, они просто развернулись и ушли. Они восприняли эту ситуацию, как будто им плюнули в душу», – отметила Юлия Петракова.

Она подчеркнула: хотя активистами проекта ОНФ «Регион заботы» составлена дорожная карта развития паллиативной службы в Севастополе и есть неплохая база, перспективы её развития пока туманны.

Разобраться и помочь сдвинуть процесс с места не могут и общественные организации города – в связи с законом о защите персональных данных им не дают доступ к реестрам тех, кто нуждается в предоставлении паллиативной помощи.

«Я вам больше скажу: такого доступа нет ни у уполномоченных по правам человека и ребёнка, ни у соцзащиты, как я понимаю. Мы не действуем единым фронтом, мы все находимся в каком-то разрозненном броуновском движении», – пояснила общественник.

В регионах России, уточнила Юлия Петракова, эта проблема решается подписанием меморандума о сотрудничестве всех заинтересованных сторон. Такой документ, в частности, предоставляет всем участникам доступ к единому реестру паллиативных больных.

Фото Олега Турчановича

Предыдущая В Севастополе возбуждено уголовное дело о незаконных раскопках в районе крепости Чембало
Следующая «Пиар и имитация общественного мнения». Активисты – о голосовании крымчан по проектам благоустройства

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *