Срочно понадобились копатели: каким будет крымский археологический сезон в этом году


С этой недели контролируемое Россией правительство Крыма дало разрешение приступить к работе археологам. Но далеко не всем. Кто и как сможет копать на полуострове, какие фирмы причастны к российским тендерам на археологические исследования, а также что делает и чего не делает Украина, чтобы остановить раскопки на оккупированной территории?

Только местным

На прошлой неделе глава российского Совета министров Крыма Юрий Гоцанюк анонсировал, что с 18 мая крымские ученые могут возобновить свою исследовательскую деятельность, в том числе археологические раскопки. При этом чиновник сразу уточнил, что ограничения снимаются только с местных «копателей», а для всех приезжих специалистов пока что остаются гостеприимно открытыми двери крымских обсерваторов.

«Пока в республике действует режим повышенной готовности, к работам смогут приступить только крымские археологи, поскольку все приезжие у нас, согласно указу главы республики, направляются в обсерватор на 14 дней. Работа иногородних археологических экспедиций будет возможна после снятия ограничительных мер», – сообщил Гоцанюк.

Также он добавил, что археологи выполняют необходимую работу по обследованию территорий под строительство важных для республики объектов инфраструктуры и социальной сферы. Ведь, без предварительного заключения археологов, подрядчики не могут приступить к строительству разнообразных объектов, на которые выделены деньги в рамках федеральных целевых программ.

Среди серьезных инфраструктурных проектов можно выделить восьмую очередь строительства трассы «Таврида» под Севастополем, прокладку «юго-восточного» обхода вокруг Симферополя, который соединит «Тавриду» с Ялтинской трассой, а также множество объектов водоснабжения, включая очистные сооружения. Ждать с началом работ власти, по всей видимости, уже не могли. Поэтому местным археологам был дан зеленый свет на раскопки.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Защита культурных ценностей Крыма: от Пакта Рериха до Гаагской конвенции Оказались не готовы

Примечательно, что для самих крымских археологов это заявление власти оказалось весьма неожиданным. По опубликованным в местной прессе отзывам руководителей крупнейших научных организаций, занимающихся раскопками, на момент внесения изменений никто к этому оказался не готов и в реальность начала сезона раскопок не верил.

«Нам сейчас нельзя даже сделать необходимые закупки. Невозможно подписать договора, провести простые процедуры – надо, чтобы работала бухгалтерия… Наш университет тоже работает дистанционно, студенты по домам, здания опечатали, ректор совещания проводит в онлайн-режиме», – ​рассказал изданию РИА Новости Крым директор Научно-исследовательского центра истории и археологии Крыма КФУ им.Вернадского Александр Айбабин .

В тоже время на момент подготовки статьи, сайт российских государственных закупок на запрос о торгах, связанных с археологическими работами, скупо информировал всего о двух тендерах в период карантина – обустройстве газоконденсатного месторождения для «Черноморнефтегаза» и раскопок вдоль озера Мойнаки для прокладки напорного коллектора. В первом случае победителем, который будет проводить в том числе и археологические изыскания, стал питерский «Газпроект». Во втором тендере данные о поставщике не указаны.

Спустя неделю после отмены карантина для крымских археологов, найти другие сведения о том, где и когда они начнут вести раскопки, так и не удалось.

Желающих копать хватает

Впрочем, период «тишины» скорее всего продлится недолго. Даже если ограничения для археологов из соседней России затянутся, обеспечивать необходимые для строительства федеральных объектов изыскания есть кому. Например, в прошлом году на девятнадцать лотов «Крымнаследия» по проведению археологических работ в разных регионах Крыма оказалось всего три победителя. Воронежская «Терра-Нова», а также две местных фирмы «КРЦАИ» и «Кирамет».

Первая в прошлом году получила не менее четырех подрядов на сумму в девять миллионов рублей. И оскандалилась сомнительным подходом в хранении артефактов во время раскопок в Кировском районе Крыма. Владелец фирмы «КРЦАИ» Александр Шарапа комментируя видео с места раскопок, утверждал, что «там бирки, маркируется все это, с координатами и глубинными отметками», но на фото и видео заметить подтверждение его словам не удалось.

Вторая фирма в прошлом году выиграла только в сфере археологии десять торгов на сумму в двадцать один миллион. А уж по количеству скандалов в сфере культурного наследия прочно занимает одну из лидерских позиций, благодаря своему активному участию в разрушительной реконструкции Ханского дворца в Бахчисарае. Для обеспечения поверхностных изысканий перед строительством обе фирмы подходят просто идеально.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Отголоски аннексии: санкции за раскопки в Крыму С отставанием в полтора года

Совсем недавно Украина наконец-то ввела в действие свой санкционный список в отношении целого ряда функционеров, связанных с археологическими раскопками в Крыму. Решение абсолютно правильное и судя по реакции российских СМИ, болезненное, но… Мягко говоря, запоздалое. Ведь масштабный ущерб от незаконных раскопок стали фиксировать еще в 2016 году. И уже тогда необходимо было вводить те санкции, которые появились только сейчас.

Судя по словам заместителя министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Игоря Яременко , предложения ведомства были поданы только в прошлом году. Даже если учитывать, что на подготовительный этап по сбору необходимой информации ушел целый год, то и тогда получается, что украинские власти отреагировали с опозданием в полтора года.

Более того, незаконное проведение археологических раскопок является уголовным преступлением. Но ни четыре года назад, ни сейчас, когда появился и утвердился список субъектов для санкций, нет доступной информации о том, скольким российским чиновникам и предпринимателям, причастным к раскопкам на полуострове, украинскими правоохранителями заявлены подозрения и скольких из них объявили в розыск. Заявление Дмитрия Тымчука о намерении прокуратуры АРК возбудить дела, так и не было подтверждено самим ведомством.

Ну и наконец, ни в комментарии Игоря Яременко, ни в других выступлениях по поводу раскопок не заметно видения какой-то дальнейшей стратегии в этом вопросе. Нет плана действий и понимания, какие из его пунктов выполнены, а какие в работе. Ясно только, что чиновники рассчитывают на очередную резолюцию ЮНЕСКО по Крыму. Хотя не лишним было бы зафиксировать, например, ряд требований также в резолюции ПАСЕ.

Наконец, не слышно никаких идей о том, что делать после ратификации украинским парламентом Гаагской конвенции. А между тем, именно это направление при защите культурных ценностей в международной сфере выглядит как одно из самых перспективных. Страны-подписанты конвенции могут вводить и у себя какие-то санкции по аналогии с украинскими. Речь дипломатам, конечно, стоит вести не о заморозке активов, а о «нерукопожатности» тех или иных научных организаций. Для многих это страшнее заморозки любых активов.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Но пока что об этом говорят только общественники – эксперты, активисты. Причем преимущественно из числа крымских татар, чье культурное наследие уничтожается наиболее варварским образом. И чем чаще эта тема будет звучать, тем больше шансов «напрячь» чиновников принимать нужные решения. Просто ждать каких-то действий, а равно и формирования стратегического плана защиты украинских культурных ценностей на оккупированной территории, лучше не стоит. Практика показала, что в этом случае реакция опаздывает в лучшем случае на полтора-два года.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая Как в Крыму музей пацифиста Максимилиана Волошина «военизировали»
Следующая В Новой Зеландии произошло землетрясение во время телеинтервью премьер-министра

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *