Срок новый – прием старый. Андропов и аресты в современной России


Московские муниципальные депутаты Илья Яшин и Константин Янкаускас уже отбывают третий срок, а их коллега Юлия Галямина –​второй. Российский оппозиционер Алексей Навальный после каждого задержания и ареста готов к тому, что следующий срок получит, не выходя из изолятора. В этом трюке правоохранительной системы нет ничего нового. Такие методы власть применяла к политзаключенным во времена Юрия Андропова. Сроки и масштабы тогда были более серьезными.

Бывшего кандидата в депутаты Мосгордумы Константина Янкаускаса задержали 13 августа этого года на выходе из спецприемника, где он отбывал десять суток ареста за призыв участвовать в несанкционированной акции.

– Я находился в ОВД, в котором располагается спецприемник, и встречал Константина, – говорит адвокат Янкаускаса Василий Кушнир . – Ровно в 16:40 он вышел на крылечко. Там уже стоял автозак, рядом с которым были сотрудники Центра «Э». Константину опять зачитали его права, сказали, в чем его подозревают, и отвезли для составления нового протокола. После чего Дзержинский суд дал ему 9 суток административного ареста.

– Что инкриминировали Янкаускасу в третий раз?

– 29 июля он разместил в Фейсбуке призывы выйти на митинг 3 августа, и правоохранители посчитали, что он организатор несанкционированного мероприятия. При этом призыв «все выходим на митинг 3 августа» не содержит информации, в каком месте должны выходить люди. 3 августа были и санкционированные мероприятия, в Санкт-Петербурге и еще в нескольких городах России. И если ты высказываешь такие призывы на санкционированное мероприятие, то здесь отсутствует событие правонарушения. В данном случае почему-то в рапортах сотрудников полиции было указано, что Янкаускас призывал именно в Москве выходить, хотя ни одного слова про Москву там не было сказано. Поэтому основания для задержания Константина совершенно надуманные.

Константин Янкаускас во время домашнего ареста в 2015 году

​– У вас есть понимание, для чего это делается? Для чего человеку, отсидевшему уже 10 или 15 суток, дают новый срок буквально через несколько минут после освобождения?

– Такая тактика направлена на то, чтобы, наверное, как-то отбить желание у людей выходить на митинги, показать другим, что власти готовы принимать любые меры. Административные аресты очень изматывают физически, эти переезды и ночевки в ОВД в нечеловеческих условиях.

Советским политзаключенным практика «беспрерывных» тюремных сроков хорошо знакома. Во времена Андропова им объявляли о новом аресте за несколько дней до окончания срока. Советский диссидент Александр Огородников прошел через это испытание трижды. Об этом он рассказал в документальной картине Николя Милетича «За успех нашего безнадежного дела».

– Это как бегун на длинную дистанцию. Ему дают срок. Он пытается набраться сил, энергии, терпения на то, чтобы эту дистанцию продержаться, чтобы выдержать, чтобы не сломаться психологически. И когда наконец подходит срок, и вы считаете вначале годы, потом месяцы, недели, сколько осталось, вы ждете этот вожделенный день, когда многочисленные запоры откроются, вы выйдете на свободу и увидите солнце над головой. И поначалу хотя бы досыта наедитесь хлеба. И в этот момент вам говорят, например: «Огородников, с вещами!» Вот открывается дверь одна, дверь вторая, третья, все это делается очень картинно, звякают ключи… Вас ведут, тюрьма с тобой прощается… И вот сейчас последняя дверь откроется и ты выйдешь уже. В этот момент тебе говорят: «Одну секунду. Формальность, пустая формальность». Заводят в комнату, где ты видишь прокурора, выдерживают паузу и читают постановление о новом аресте. И люди не все выдерживают это – кто-то сходит с ума, кто-то ломается, понимаете. Меня трижды провели через это. Ты вот дистанцию пробежал, и нет больше сил, все. Ты уже падаешь на финише, а тебе нужно еще бежать, и не просто, так сказать, там, год, а 12 лет или больше.

8 августа у политика Ильи Яшина истекал срок административного ареста. В этот же день его доставили в Хамовнический суд для рассмотрения административного дела, однако его адвоката Вадима Прохорова в известность не поставили. По словам Прохорова, то, что происходит в судах, это беспредел. Судьи не утруждают себя соблюдением формальностей. Аналогии с андроповским временем адвокат считает вполне закономерными.

​– Да, я понимаю, что у нас страна скатывается где-то во время Андропова, где-то во время Сталина, а где-то вообще, к сожалению, во время Средневековья по некоторым параметрам. Пока еще, слава богу, не до такой степени, но, если искать исторические аналогии, то, действительно, во время Андропова многим так называемым профилактируемым диссидентам продлевали ссылку, навешивали новый арест, высылку и так далее. Это делалось, во-первых, для того чтобы изолировать несогласных от остальной среды интеллигенции, московской, питерской, неважно, ну, и как-то держать под надзором. В принципе, ничего нового. Сейчас у власти наследники польского уголовника и основанной им сто лет назад организации (речь о Феликсе Дзержинском. – РС), соответственно, наследники и Юрия Владимировича Андропова. Они не изобретают ничего нового, но просто сейчас это выглядит, конечно, несколько более диетическим – все-таки это административные аресты, пока еще не уголовные, хотя есть уже и возбужденные, с моей точки зрения, совершенно незаконно уголовные дела. Но что касается Яшина и других лидеров оппозиции, это действительно постоянно продлеваемые административные, по правовому беспределу присуждаемые аресты.

– Ваш подзащитный Илья Яшин отбывает уже третий административный срок…

– Не исключено и четвертое такое рассмотрение.

– Насколько судьи соблюдали формальности, назначая второй и третий сроки?

– Формальностями суды не загружались ни в какой инстанции – ни в первый раз, ни во второй, ни в третий. Они просто элементарно штампуют очередные аресты. Это 21-й век, и это выборы в столице России Москве! Собственно говоря, здесь комментарии излишни.

Предыдущая Роспотребнадзор продолжает закрывать пляжи в Крыму
Следующая Олег Панфилов: 20 лет Путин уничтожает свободу

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *