«Строительство моста не меняет отношение мира к проблеме аннексии Крыма» – Ганапольский


Чем будет полезен для крымчан Керченский мост? Как Владимир Путин использовал строительство в пропагандистских целях? Улучшилась ли жизнь на полуострове после четырех лет российской аннексии?

Об этом в «Дневном шоу» на Радио говорили с политическим публицистом, телеведущим Матвеем Ганапольским .

– На митинге в Севастополе в честь четырехлетней годовщины аннексии Крыма Россией Путин сказал: «Я вас всех очень крепко-крепко обнимаю. Спасибо». Как вы думаете, искренни ли эти объятия, да и о чем они?

– Это, безусловно, искренние объятия. Россия это называет «возвратом» Крыма в родную гавань, там своя лексика. Он действительно благодарен крымчанам. Почему? Потому что благодаря Крыму, войне в Сирии, общей милитаризации российских граждан, благодаря российским СМИ он получил те проценты на выборах, которые он получил. Может, даже слеза навернулась у него. Его, бывает, вдруг пробивает на чувствительность такую. Помню, в 2007 году он стоял у Кремля и читал «Умрем же под Москвой»… У него слезы лились. Но эти слезы пусть оценивают другие.

Построили мост, дай Бог. В этом деле есть два аспекта: удобство для крымчан и общеполитические вопросы. Строительство моста, слезы Путина и крики «ура-ура» – это никак не меняет международное отношение к этой проблеме. Это два независимых друг от друга процесса. Первый процесс – это то, что можно через мост махнуть на автомобиле. Второй – это отношение к Крыму, как к аннексированной территории. Россия убеждает себя в том, что чем больше она построит, тем больше она закрепляет граждан Крыма. По сути, они под крики «браво» и «ура» соглашаются жить на такой запретной территории.

– Менялось ли ваше мнение за четыре года к «стройке века», как ее называют в России? Верили ли вы, что это случится?

– Ролики про сложность строительства этого моста я увидел в самом начале, потому что, когда Россия решила строить этот мост, сразу стали задавать вопросы экспертам. Но я же не геолог, я просто послушал и выложил эту новость у себя в соцсетях как альтернативную версию. Понимаете, я журналист, а журналист показывает альтернативные точки зрения. Крымчане могут воспринимать мои слова, как какое-то злорадство. Но никакого у меня злорадства нет. «Партия сказала – надо, комсомол ответил – есть!» – и мост построен. Если этот мост простоит долгие-долгие десятилетия или века, значит, инженерная российская мысль зачеркнула все прошлые исследования. И тогда ученые – идиоты и козлы, которые ничего не понимают. Я же не возражаю, как по мне – лишь бы ничего не завалилось. Я думаю, россияне должны поинтересоваться, чьи подписи стоят под этим проектом, кто его утверждал. Мне кажется, что в любом деле – и в Украине, и в России – нужно быть критичным к действиям власти.

– То есть, безопасно ли передвигаться?

– Да. Есть вопрос пропаганды в связи с этим мостом, есть радость крымчан. А есть реальная состоятельность инженерной мысли.

Сейчас, безусловно, будет гигантская радость по поводу моста, но это ненадолго. Потом будет туристический сезон, а потом про мост все забудут. Почему? Потому что он стоит и стоит. А что, каждый день ходить с духовыми оркестрами? Но останутся под санкциями Крым и Россия. Все прекрасно знают, что если сказать слово «халва», то во рту слаще не станет.

– На сайте есть видео, где крымчанка продает рыбу вблизи керченской паромной переправы. Она говорит о том, что после аннексии Крыма Россией ей стало хуже жить.

– Мнения есть разные. Одна женщина считает: пусть он быстрее сдохнет – не будем говорить кто. Другой человек считает, что наконец-то вдохнулось свободно. При Украине тоже кому-то жилось хорошо, а кому-то плохо. Предположим, предприимчивый человек при украинской власти не имел каких-то возможностей, а при российской власти – имеет. Мне рассуждать об этом не очень интересно. Как сказал Шевченко: «У кожного своя доля і свій шлях широкий»…

Меня больше интересуют общеполитические вопросы. Знаете, я нахожу аналогию с Турцией. Есть курды – один из последних народов, не имеющий своего государства. Президент Турции Реджеп Эрдоган говорит, что этот вопрос никогда не будет решен. Точно так же Путин в своих многочисленных интервью говорит о Крыме, что этот вопрос закрыт. Человек не может говорить, что вопрос закрыт. Это носит странный характер. Например, ты жене говоришь, что вопрос закрыт, а она от тебя уходит. Ты ребенку говоришь, что вопрос закрыт, а ему восемнадцать лет и он тебе говорит «иди-ка ты к черту». Я смотрю на ситуацию немного издалека. Жизнь россиян – это жизнь россиян, они сами должны справиться.

(Над текстом работали Мария Июльская и Катерина Коваленко)

  • Катерина НекречаяПродюсер Радио , телеведущая и автор специальных проектов.

    NekrechaK-FL@rferl.org Автора Подписаться

Предыдущая В России планируют провести массовый заплыв через Керченский пролив
Следующая «Строительство моста не меняет отношение мира к проблеме аннексии Крыма» – Ганапольский

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять + 11 =