Суд оставил под арестом троих фигурантов бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир»


Подконтрольный России Верховный суд Крыма 10 августа не удовлетворил апелляционную жалобу на продление меры пресечения трем фигурантам бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир» Эрнесу Аметову , Марлену Асанову и Мемету Белялову . Об этом рассказал адвокат Эмиль Курбединов .

«Эта апелляция состоялась только через два месяца. Эта жалоба от 6 июня. Вот только мы рассмотрелись. Практически сразу после того, как было новое продление», – сказал Курбединов.

По его словам, обвиняемые заявили отводы российским прокурорам и судьям в связи с тем, что они не дают общаться с адвокатами, но все «как всегда было отклонено судом».

Ранее подконтрольный России Киевский районный суд Симферополя продлил меру пресечения в виде ареста восьмерым фигурантам бахчисарайского «дела Хизб-ут-Тахрир». Они останутся в СИЗО до 9 октября.

В октябре 2017 года российские силовики арестовали шестерых жителей Бахчисарая. Это Тимур Ибрагимов , Марлен Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев , Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. ФСБ инкриминирует им участие в запрещенной в России и аннексированном ею Крыму организации «Хизб ут-Тахрир».

21 мая 2018 года в Крыму были задержаны координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев и крымский татарин, мусульманин Эдем Смаилов . Обвинения против них приобщили к бахчисарайскому «делу «Хизб ут-Тахрир».

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая В Херсоне задержали российское судно из-за санкций – Бабин
Следующая Виталий Портников: Неотвратимость бытия

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *