Суд продлил арест журналисту Ремзи Бекирову, правозащитнику Ризе Изетову и другим политзаключенным


Южный окружной военный суд продлил содержание под стражей Ремзи Бекирову, Ризе Изетову, Фарходу Базарову, Раиму Айвазову и Шабану Умерову до 16 сентября этого года. Прокурор ходатайствовал о продлении стражи по неотпавшим основаниям, адвокаты просили суд об изменении меры пресечения на несвязанную с лишением свободы.

«Прокурор не огласил никакой причины, по которой есть необходимость продления. Все основания, озвученные ранее, отпали. Все материалы дела собраны, многие свидетели допрошены. Я не услышал, какими доводами прокурор обосновывает свое ходатайство. Нам очень сложно возражать против необоснованного ходатайства», — сказал Эдем Семедляев.

Сергей Легостов высказал мнение, что все риски, присутствовашие на предварительном следствии отпали. Он считает, что оснований для побега у его подзащитного Базарова нет, как и оснований для давления на скрытых свидетелей, многих из которых уже допросили. Вещественные доказательства хранятся в суде, поэтому уничтожить их возможности уже тоже нет.

Поддержал ходатайство и адвокат Умерова Назим Шейхмамбетов. Он заметил, что прокурор руководствуется одними и теми же основаниями и при избрании меры пресечения, и при ее продлении. 

«Если государственный обвинитель говорит о тех же основаниях, то тяжесть инкриминируемого обвинения, согласно и международному праву, и праву РФ, может быть использована при избрании меры пресечения, но с каждым разом она уменьшает свое влияние как аргумент. Несостоятельно сегодня говорить о тяжести обвинения, как об аргументе в пользу продления стражи», — говорит адвокат.

Он также отметил, что наличие украинского паспорта не может являться аргументом в пользу содержания человека под стражей, поскольку после 2014 года практически у всех жителей Крыма есть украинский паспорт. По его мнению, на ход следственных действий подсудимые уже никак не смогут повлиять, поскольку они уже завершены. 

«Мои единоверцы и соотечественники поддерживают мое мнение о том, что это не нас обвинили, а весь наш народ обвинили после того, как Крым присоединили. В 41 году наш народ так же обвинили. Для нас очистить свое имя и защитить честь нашего народа — дело принципа. Именно поэтому мы не собираемся скрываться от суда и будем до конца защищаться», — говорит Фарход Базаров.

Ремзи Бекиров отметил, что их арест незаконен с точки зрения как российского, так и международного законодательства. Он говорит, что признание партии Хизб-ут Тахрир террористической принято с нарушениями российских законов и не может считаться легитимным, потому что не было ответчика, а решение до сих пор не опубликовано. Он упоминает, что с точки зрения международного законодательства они являются гражданами Украины, и в их отношении должна применяться четвертая Женевская конвенция.

«Российская Федерация заявляет о соблюдении международных законов, то в том числе и эту конвенцию она должна соблюдать. Незаконен был и вывоз нас с территории Крыма на материковую часть России, это тоже противоречит одному из положении четвертой Женевской конвенции. Люди, которые находятся в этом аквариуме сидят не потому, что они кого-то убили или что-то взорвали или пытались что-то захватить, как нам говорят. Они сидят за свой активизм. Большинство политзаключенных по нашему делу — активисты гражданского объединения «Крымская солидарность», которое оказывало помощь политзаключенным. Я сам являюсь гражданским журналистом, освещал все события, происходившие после 2014 года. Освещал запугивания, пытки, убийства и сотни уголовных дел против инакомыслящих в Крыму. Это не только Хизб-ут Тахрир, это и украинская православная церковь, и свидетели Иеговы, и другие журналисты. Среди нас есть и другие правозащитники, и волонтеры, которые помогали семьям материально и физически. Наш арест связываю именно с давлением властей на активизм. Видно, что на сегодняшний день люди, которые пытаются рассказать праву, не применяя насилия и не нарушая закон, находятся на скамье подсудимых», — говорит Ремзи Бекиров.

«Я с первых дней как Российская Федерация присоединила Крым не собирался и не собираюсь никуда убегать из Крыма. Полностью поддерживаю ходатайство своего адвоката. Считаю, что сегодня Российская Федерация делает пытается запугать наш народ и закрыть ему рот, но хвала Аллаху это не произошло. Как в 1944 наш народ доказал, что не предавал СССР, так и сегодня мы хотим доказать, что не являемся террористами. То, что сегодня прокурор и следствие хотят донести до мирового сообщества, что мы террориста — это ложь», — выступает Шабан Умеров.

Риза Изетов просит обратить внимание, что председательствующий сделал ему замечание, сказав, что решение принималось коллегиально. Он просит двух остальных судей по обе стороны от председательствующего послушать его. Он говорит, что когда людей спрашивали, не против ли они строительства здания нового окружного военного суда рядом с их домами, они реагировали негативно, говоря, что сюда будут привозить террористов, а они тут вообще-то с детьми гуляете.

«Вы понимаете, что это за поколение растет? Поколение людей, которых пугают как бабкой-Ежкой выходцами с Кавказа и теперь из Крыма. У меня есть в камере телевизор, который сутками показывает одни и те же каналы про русского обывателя. Это что за мужчина, который перед телевизором пьет пиво и является подкаблучником? И теперь вы показываете чеченца, которого боятся как огня. Вы вместо того, чтобы мифы разрушить, вы их усиливаете», — возмущается Изетов.

Он говорит, что уже все скрытые свидетели опрошены, а часть из них дала показания в суде, что все вещдоки хранятся в суде и их не уничтожить. Он говорит, что единственный аргумент — тяжесть вменяемого преступления.

«Мне тут говорят, что я хочу сбежать на территорию Украины. А если верить российскому ТВ, то там жизнь хуже, чем в Сомали. Почему в Украину? Почему не в Грецию, где золотой песок и тропы, по которым ходила Афина Паллада? Я в Грецию может хочу. Я уже устал говорить, что у меня нет вертолета и землекопной машины, чтобы преодолеть российских пограничников и попасть на территорию Украины. Покинуть Украину можно либо через КПП, либо через Крымский мост, на котором наших соотечественников уже не раз задерживали. Там же муха не пролетит. Этот слуга народа вообще не думает, что меня надо охранять, вывозить, кормить в конце концов? С меня бы реально было проще взять подписку и отправить к себе в огород копать картошку, чтоб я сам себя кормил. Об этом никто не думает. У нас полицейское государство, которое скоро начнет нанимать полицейских, чтобы следить за другими полицейскими. Я к чему тираду затеял? Чтобы понятно было, что дело у нас дырявое. Вот сторона обвинения вообще штампами работает, я не удивлюсь, если вы даже материалы уголовного дела не читали. Но я вас не обвиняю. Могли бы уже подойти по-другому: вот нас тут пятеро, а может один хороший. У него жена, двое несовершеннолетних детей, может еще может пользу обществу принести. Вот Изетов уже пропащий, ему пятый десяток пошел, а Айвазов ничего, ему только третий идет, может его отпустить? Кто-то вообще об этом задумывался? Стоит дифференцированно подойти к оценке личности и посмотреть, что у нас вообще в материалах такого есть, чтобы на три месяца продлевать? У меня все, ваша честь», — резюмирует Изетов.

Айвазов поддерживает всех остальных и говорит, что всем уже давно можно заменить меру на подписку о невыезде. По его мнению, в их деле нет ничего такого страшного, чтобы содержать их под стражей.

«Если раньше лесорубы ходили с большими бородами, то сейчас оказывается террористы ходят с бородой. Когда я в детстве смотрел фильмы про Чечню, у меня было ощущение, что все бородатые дядьки — плохие. Но позже я стал посещать мечеть и понял, что это не так. Нашим бабушкам и дедушкам навешивают лапшу, что у нас все хорошо, но у нас простите хрен с солью доедают, у нас пенсии у стариков мизерные, а у кого-то зарплаты по полмиллиона. У главы Газпрома, если не ошибаюсь, 80 миллионов в месяц. Если вы говорите о справедливом судебном разбирательстве, то я не вижу логики. Нас обвиняют, что мы мусульмане. Мы не отрицаем. Обвиняют, что мы инакомыслящие, так мы и это не отрицаем. Да, я инакомыслящий, я мыслю по-другому, не как наркоманы и алкоголики в этом государстве. Они и рассуждать не могут в принципе. Эта модель выгодна для этого государства. А вот Изетов мыслит по-другому, он должен посидеть. Как и Умеров с Базаровым. А Бекиров своей четвертой Женевской конвенцией выжрал мозги уже всем. Да, мы такие, мы говорим это и нам не страшно. Лучше быть тридцать лет орлом, чем триста лет вороной. Думаю, мои однодельцы разделяют мое мнение. Все, что говорит следствие — это страшные слова, но без доказательств. Взяли и прилепили 278, даже не спрашивали, но ее никто не подтверждает. Когда нам на мере пресечения в Киевском райсуде прилепили 278, судья удивился и спросил, зачем они это сделали, если 205 хватает до пожизненного. Мы захватили что-то? Не мы Крым захватывали, не мы на Донбассе воюем, не мы в Сирии людей убиваем, не мы на Кавказе убивали людей и насиловали женщин, это все делали российские войска. Это они делали. Они убивают людей в Крыму, они убивают на Донбассе десятками тысяч. Где Россия приходит, там приходят высокие нравственные ценности, после которых трава не растет. Лучше мы будем на ишаках и верблюдах кататься и последний кусок хлеба доедать, чем вот так», — завершил свое выступление Айвазов.

Суд удалился в совещательную комнату и по возвращении удовлетворил короткое ходатайство прокурора. Все пятеро подсудимых проведут еще 3 месяца до 16 сентября в СИЗО.

25 крымскотатарских общественных активистов — Руслан Сулейманов, Алим Каримов, Рустем Шейхалиев, Меджит Абдурахманов, Яшар Муединов, Билял Адилов, Джемиль Гафаров, Риза Изетов, Иззет Абдуллаев, Асан Яников, Шабан Умеров, Тофик Абдулгазиев, Сейтвели Сейтабдиев, Рустем Сейтхалилов, Аким Бекиров, Фарход Базаров, Сервет Газиев, Сейран Муртаза, Эрфан Османов, Осман Арифмеметов, Ремзи Бекиров, Эскендер Сулейманов, Энвер Аметов, Владлен Абдулкадыров и Раим Айвазов — обвиняются в причастности к исламской политической партии «Хизб ут-Тахрир», признанной в России террористической, но действующей без ограничения на уровне национальных законодательств многих стран мира.

Большинство арестованных являются участниками правозащитного объединения «Крымская солидарность». Умеров, Бекиров, Изетов, Базаров и Айвазов обвиняются по ч. 1 ст. 205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы). Остальные по ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы). Всем фигурантам дела было также предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 30 и ст. 278 УК РФ («Приготовление к насильственному захвату власти», до 10 лет лишения свободы).

Ремзи Бекиров, Риза Изетов, Фарход Базаров, Шабан Умеров и Раим Айвазов в зале суда.

Предыдущая «КАМАЗ» и «Газель» столкнулись в Крыму, пострадали трое
Следующая Строительство в Ялте приостановлено с сегодняшнего дня до конца курортного сезона

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *