Судебный дневник Ремзи Бекирова: Перед первым заседанием по существу


Гражданский журналист и активный участник «Крымской солидарности» Ремзи Бекиров был арестован 27 марта 2019 года в Крыму. Он является фигурантом «второй симферопольской группы Хизб ут-Тахрир», в которой одновременно проходят по одному уголовному делу 25 человек. Защитники арестованных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Ремзи Бекиров ведет дневник, отрывки из которого публикуются на сайте.

Продолжение, начало здесь.

Где : Россия, город Ростов-на-Дону, Военный гарнизонный суд.

Когда : 16.03.2021, вторник, 10:00-14:00.

Выезд из СИЗО. Наконец, мы прибыли в город Ростов-на-Дону. Этап был не из легких, но хвала Всевышнему, все обошлось. Все прибыли в Ростов в хорошем расположении духа.

К 16 марта утром наша четверка – Риза [ Изетов ], Раим [ Айвазов ], Шабан [ Умеров ] и я – собралась на так называемом «вокзале» в ростовском ФКУ СИЗО-1. «Вокзал» – это место, где собираются все арестанты перед отправкой на этап. Мы долго приветствовали друг друга, расспрашивая о здоровье, делах, об устройстве в СИЗО и т.д. Далее был стандартный обыск, «шмон». Здесь он проходит быстрее, так как есть металлорамка (металлодетектор – КР).

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: запустили обновленное новостное приложение

Началась погрузка в автозак. Вместе с другими арестантами, в основном по 205-й статье, мы выехали на заседание военного суда. Дорога заняла минут 15. Подъезжая к суду, я увидел знакомые силуэты здания суда. Когда-то я здесь работал, будучи гражданским журналистом. Пристально вглядывался в маленькое окошко автозака, пытаясь увидеть людей, пришедших нас поддержать. Никого не увидел. Возможно, из-за того, что нас завезли с другого входа.

Фигуранты второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир» Осман Арифмеметов и Ремзи Бекиров (слева) в суде. Симферополь, февраль 2020 года

Машина остановилась. По одному начали заводить в здание суда. «Руки за спину, голову не поднимаем, по сторонам не смотрим», – грозно говорил конвоир, застегивая наручники за спиной. Перед входом в суд стояли конвоиры и полицейские. Они пристально смотрели на арестантов. После того, как мы зашли в здание суда, нас начали обыскивать.

Неожиданным было то, что обыск проходил в то время, когда мы стояли с застегнутыми сзади наручниками. Ощупывали, осматривали каждую мелочь. Ощущения неприятные, чувствуешь себя злостным преступником. Забрав все вещи – еду, расческу и другое – кроме листов и ручек, нас поместили в маленькие камеры-отстойники. В каждой камере содержался только один человек. Чуть позже из СИЗО №5 города Ростова приехал наш друг и «подельник» Фарход [ Базаров ]. Мы тепло его встретили улыбками и громким «Ассаламу алейкум!». Начали расспрашивать о его самочувствии, положении в СИЗО и так далее.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение для iOS і Android.

Спустя полчаса начали заводить в зал судебного заседания. Как всегда, поместили в «клетку-аквариум». Пришел начальник конвоя, молодой стройный парень, и начал разъяснять правила поведения в суде: «В туалет ходим с позволения судьи, делайте ходатайства и спокойно идите. Еду мы вам дадим из своих сухпайков, а остальное запрещено. Все бумаги передавать сначала сотрудникам, затем они передадут адвокатам. С адвокатами и другими людьми за руки не здороваемся. Хотите поприветствовать – прислонять руку к стеклу».

Фигуранты второго симферопольского дела «Хизб ут-Тахрир» с плакатами. Первый справа во втором ряду Ремзи Бекиров, май 2021 года

Мы начали возмущаться по поводу еды: «Там же нечего есть, одна свинина!»

«Ну… Я ничего не могу поделать. У нас тут были отравления до вас, теперь правила жесткие, везде камеры – все записывается» – стал оправдываться начальник конвоя.

«Вообще, мне нравится работать с крымскими. Kaк-то до вас были ребята из Бахчисарая. У нас с ними все хорошо сложилось. Они грамотные, вежливые, соблюдали наши договоренности», – сказал старший конвоир. Другой сотрудник суда подхватил: «Да, так и есть. Мне запомнилось еще то, как освобождали одного из их группы. Он полчаса ходил по клетке, обнимал друзей, не хотел выходить! Мы удивлялись».

Спустя время в зал начали заходить адвокаты, прокурор, сотрудники суда. Осматривая зал суда, внимательно посмотрев на прокурора, заметил, что меня не оставляло чувство дежавю. Ровно два года назад я был в этом же суде, в этом же зале, видел этого же прокурора, обвинявшего моих друзей из так называемой «первой Симферопольской пятерки». Тогда, в 2019 году, я находился недалеко от прокурора, освещая тот суд, будучи журналистом. Сегодня я уже сидел в «клетке-аквариуме», будучи обвиняемым.

Увидев адвокатов, ребята очень обрадовались. Начались оживленные разговоры: об уголовном деле, о новостях с воли, о людях, пришедших поддержать.

Увидев меня, адвокат Мария Эйсмонт радостно сказала мне: «А со мной «Котик» – Константин Котов приехал вас поддержать. Жаль только, не пустили его из-за пандемии». «Передавайте ему от нас пламенное приветствие. Мы благодарны ему за неравнодушие, за поддержку!» – ответил я Марие Олеговне.

Адвокат Мария Эйсмонт

Увидев государственных адвокатов, большинство из которых женщины, приколист Риза неожиданно сказал им: «Да, интересно, почему нас защищать вызвали женщин. Обычно мужчины должны защищать женщин. Вот я бы с радостью вас защитил. Нет, не думайте, что я вас желаю видеть в клетке… И вас бы с радостью защищал», – продолжил Риза, смотря на секретаря судебного заседания.

Настроение у всех было приподнятое. Минут через 15-20 в зал зашли судьи. Суд начался…

ФотогалереяГод в СИЗО: история «второй симферопольской группы Хизб ут-Тахрир» (фотогалерея)

О том, кого задержали год назад и как живут их семьи сейчас – в фотогалерее

(Продолжение следует)

Ремзи Бекиров , крымский блогер, гражданский журналист, признан правозащитными организациями политическим узником

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Сайт заблокирован?
Обойдите блокировку!читать >Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая Заява Посольства США щодо надання вакцини Модерна
Следующая «Теперь власти взялись за правозащиту». Блогеры о неделе репрессий в России

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *