Судьям ООН объяснят, что Меджлис — не группировка


Члены Меджлиса расскажут, чем представительный орган крымскотатарского народа отличается от общественных организаций КИЕВ .

В Меджлисе крымскотатарского народа готовят обоснование для Международного суда ООН статуса Меджлиса как представительского органа коренного народа Крыма и пояснение, почему запрет его деятельности Россией является проявлением расовой дискриминации в отношении целого народа.

Об этом агентству QHA сообщил член Меджлиса крымскотатарского народа, руководитель Крымскотатарского ресурсного центра Эскендер Бариев.

Обоснование готовится в рамках рассмотрения иска Украины против России о нарушении Конвенции о недопущении расовой дискриминации и в рамках подготовки письменного меморандума, который украинская сторона должна подать в суд до 12 июня.

Актуальность вопросу также придает то, что в мае Международный суд ООН обратился к России с требованием объяснить, чем обусловлено невыполнение его прошлогоднего приказа об отмене запрета деятельности Меджлиса. Суд также предложил Украине предоставить информацию по этому вопросу и сейчас украинская сторона готовится проинформировать суд ООН о тех усилиях, которые были приложены для реализации приказа суда как со стороны государства, так и представителями Меджлиса.

Эскендер Бариев отметил, что представители Меджлиса готовят не только письменное обоснование, но и планируют принять участие в заседаниях Суда ООН. Они постараются донести до судей, почему именно запрет деятельности Меджлиса со стороны России является проявлением расовой дискриминации в отношении всего крымскотатарского народа. В частности, по его словам, потому что таким образом запрещена деятельность органа управления коренного народа Крыма, который избирался волей всего народа.

— Мы готовим заявление и каждый из нас будет участвовать в Гааге (в заседании суда). Там мы дадим четкое обоснование, чем Меджлис отличается от любой другой организации. Нам нужно быть готовыми, чтобы мы могли со своей стороны дать четкие обоснования, четкие материалы, подтверждающие, что Меджлис — это не какая-то обычная общественная организация, это управленческий орган, и из-за запрета Меджлиса происходит расовая дискриминация крымских татар, нарушаются все международные правовые акты о правах коренных народов, — сказал он.

Эскендер Бариев также подчеркнул, что позиции украинской стороны в международных судах усилило бы принятие закона о коренных народах, который уже длительное время находится в Верховной Раде. Тогда в международних судах достаточно было  бы просто сослаться на действующее в Украине законодательство, а не давать пространные объяснения судьям на тему,  чем Меджлис отличается от тысяч других общественных организаций, существующих в Украине.

— На уровне Международного суда ООН очень важна позиция государства, поскольку государство является субъектом всех этих институтов. И когда есть четкая позиция государства, что Меджлис — это не просто общественная организация, а представительный орган, это может урегулировать только закон. Закон о коренных народах в Украине. Если бы был этот закон, не пришлось бы доказывать Международному суду, чем Меджлис отличается от всех остальных. Но, к сожалению, пока этого закона нет. В законопроекте о коренных народах прописано, что коренные народы имеют право иметь свои представительные органы и определены соответствующие функции этих представительных органов, — отметил он.

Бариев напомнил, что на сегодня Меджлис в украинском законодательстве упоминается в двух нормативных документах: указе президента от 1999 года, где он был признан Советом крымскотатарского народа при президенте Украины, а также в постановлении Верховной Рады от 20 марта 2014 года, в котором говорится, что Меджлис и Курултай являются официальными представительными органами крымскотатарского народа.

Однако, по его словам, этого явно недостаточно для того, чтобы в международных судах эффективно обосновывать незаконность запрета Меджлиса и в целом защищать права крымских татар, которые нарушаются оккупантами. Значение Меджлиса как представительного органа коренного народа, к примеру, в Европейском суде по правам человека, пытаются обосновать путем массовой подачи индивидуальных исков от физических лиц-членов меджлисов разных уровней. Таким образом крымские татары и в ЕСПЧ доказывают, что Меджлис — это не какая-то группировка, не какая-то рядовая общественная организация, а целая система управления крымских татар, которая избиралась всем народом. В частности, в прошлом году практически одновременно с глобальным иском в ЕСПЧ по обжалованию запрета Меджлиса было подано 13 исков от членов Меджлиса, членов местных меджлисов, председателя Центральной избирательной комиссии Курултая, председателя Ревизионной комиссии Курултая. Всего же в ЕСПЧ находится 18 исков, обжалующих запрет Меджлиса.  Все они сейчас приняты судом к рассмотрению.

— Когда мы говорим об исках в ЕСПЧ, каждый подавал их индивидуально, но истец ссылается на то, что запрет Меджлиса нарушает его права. Условно говоря, запрет Меджлиса нарушает права председателя Ревизионной комиссии Курултая на управление, на контроль за представительным органом и тому подобное.Собственно, задача — показать системность, показать, что Меджлис — это не просто 33 человека, что это не какая-то группировка, а это целая система управления народом, которая избиралась, и для этого существует Центральная избирательная комиссия и в том числе есть орган, который имеет контрольные функции, — подчеркнул он.

Напомним, до 12 июня 2018 года Украина должна подать письменный меморандум в Международный суд ООН в Гааге по делу «Украина против России» о нарушении Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации.

19 апреля 2017 г. Международный суд ООН согласился на введение ограничительных мер в отношении России за нарушение Конвенции о расовой дискриминации для защиты национальных меньшинств в аннексированном Крыму, в частности обязал РФ отменить запрет Меджлиса крымскотатарского народа, деятельность которого окончательно запретил Верховный Суд РФ 29 сентября 2016 г.

Однако в течение года Россия так и не выполнила приказ Международного суда и не возобновила деятельность Меджлиса, хотя предписание требовало немедленной реакции. В связи с саботированием приказа Суда ООН со стороны России, в мае 2018 года украинская сторона обратилась в суд с просьбой предоставить трактовку этого приказа.

18 мая 2018 Суд ООН обратился к РФ с требованием предоставить ему информацию о выполнении приказа суда в вопросе  возобновления деятельности Меджлиса.
 

Предыдущая Гройсман в Брюсселе назвал «Северный поток-2» гибридным оружием против Европы
Следующая Названы вузы, в которых откроют образовательные центры «Крым-Украина»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *