«Таким как вы деньги не даем»: почему не все пострадавшие в Керчи получили выплаты?


Полмиллиона рублей компенсации обещали семьям пострадавших в результате массового убийства в политехническом колледже Керчи 17 октября. Тогда 21 человек погиб, 67 были ранены. Однако спустя три недели после нападения родственники некоторых студентов утверждают: их дети серьезно пострадали, но почему-то не попали в список на выплаты.

Сразу после трагедии глава правительства Крыма Сергей Аксенов и глава российской администрации Керчи Сергей Бороздин заявили, что семьям погибших российские власти выплатят по 1 миллиону рублей, а раненым перечислят по 500 тысяч. Чиновники обещали, что бюджет Крыма возьмет на себя также все расходы по похоронам и поездкам родителей, сопровождающим своих детей на лечении в других городах.

Мать одной из пострадавших в Керченском политехническом колледже Светлана рассказала изданию Kerch.FM, что ее семье в выплатах отказали:

«Когда нас увидели, первая реакция была – я вам дословно говорю – «Зачем она ее сюда приперла?» У меня ребенок в слезы. Вас в списках нет, говорят. Госпитализации не было, а была оказана медицинская помощь. «Нет, мы таким как вы деньги не даем». Аксенов лично сказал на собрании, что эти выплаты будут проведены, я ему раза три писала в Фейсбук. Я не знаю, что дальше делать с ребенком, она три осколка получила».

Мать другого пострадавшего в Керченском политехническом колледже Оксана , по словам местных СМИ, столкнулась с похожей проблемой:

«Происходит взрыв, его уносит волной и накрывает этими стеклами. Они у него в ногах! На следующий день мы приехали на перевязку, нас перевязали, обработали заново все раны. В полиции нам дали бумажку о том, что мы пострадавшие, – и все, больше нам никто ничего не сказал. Что нам надо куда-то записаться, что какая-то выплата будет. Потом уже пошли слухи, что будут компенсировать всем пострадавшим. Я пришла на Кировскую, 17. Мне говорят: «Ну вы же в больнице не лежали. Все, до свидания»… Я написала в министерство через интернет, но когда рассмотрят мое заявление – никто ничего не сказал».

В начале ноября Юрий Калиниченко – отец 16-летней Натальи – в интервью изданию «Московский комсомолец» рассказал, что, несмотря на тяжелое ранение дочери (ей ампутировали ступню), компенсацию они не получили. Причина, по мнению Юрия, в том, что якобы кто-то из керченских чиновников якобы счел семью неблагополучной, и в связи с этим «денег отцу велено не давать». При этом «неблагополучность» семьи отрицали, например, соседи Калиниченко. Вскоре после выхода интервью стало известно, что деньги пострадавшим перечислили. Российские власти Крыма утверждали, что Юрий Калиниченко якобы не подал сразу все необходимые документы. В итоге Сергей Аксенов заявил, что подаст иск в суд на издание, опубликовавшее эту историю.

Обозреватель газеты «Московский комсомолец» Ирина Боброва , которая общалась с Юрием Калиниченко, пока что не получила официальных претензий от российских властей Крыма.

– Все эти заявления я видела только в СМИ. Мы потом еще сделали интервью с самой Наташей, но никаких звонков не поступало. Спасибо врачам – они делают все возможное – однако ей предстоит порядка 10 операций, и состояние психологическое у нее тоже не очень хорошее из-за поднявшейся шумихи. Остается надеяться на чудо, что все-таки удастся спасти всю ногу. Дай бог, все ограничится ампутированной стопой. Власти заявили, что деньги поступили 26 октября, и это действительно так, вот только Юрий об этом не знал, потому что поступили они на счет Наташи. Он в Крыму открыл свой счет – ему сказали ждать поступлений туда. Поэтому логично, что в интервью мне он сказал, что денег нет. После нашей публикации он проверил, что деньги поступили – в отделение банка на окраине Москвы, добираться туда часа два.

Ирина Боброва рассказывает, что Юрий Калиниченко спал по два часа в сутки и за это время похудел килограммов на десять. Обозреватель заключает, что с подобными историями другие жители Керчи к ней не обращались.

Юрист Общероссийского движения «За права человека» Олег Безниско объясняет, как работают компенсации родственникам погибших и пострадавших по российским законам.

– Все эти вещи прописаны, есть нормативные документы на федеральном уровне. Конечно, все зависит от масштаба: если взорвался газовый баллон и рухнула секция многоквартирного дома, то этим занимаются региональные власти, они совершают выплаты. Если жертв больше, то включается президент, просит правительство взять этот вопрос под контроль и дает поручения выдать деньги из федерального бюджета. Масштаб трагедии в Керчи – я думаю, уровень федеральный. Региональные власти могут к этому присоединиться каким-то своими финансами. А невыплаты не являются для России чем-то из ряда вон выходящим – это банальная вещь. Низкая исполнительная дисциплина, игнорирование нормативных документов, плюс коррупционная составляющая, когда запишут каких-то своих, наберут липовых справок, а те, кто реально пострадали, окажутся за бортом.

Олег Безниско советует родственникам пострадавших в Керчи создать гражданский комитет, чтобы все фамилии и обстоятельства были задокументированы.

– Тогда с этой бумагой можно будет обращаться к федеральным органам власти и говорить, что вот это не сделано. Можно копию направить властям Крыма. Людям нужно перевести это в публичную плоскость. Копию можно послать нам, мы будем включаться и требовать, чтобы по списку выполнили то, что положено по закону.

Крымский политолог Евгения Горюнова полагает, что после истории с массовым убийством в Керчи положение Сергея Аксенова в российской власти пошатнулось.

– Возможно, не хватает денег в бюджете, и они сейчас пытаются вывести это на федеральный уровень. Мне в большей степени кажется, что керченский теракт местные власти – и прежде всего российский глава Крыма – попытались использовать как некую пиар-акцию для себя: показать, как они молниеносно решают все проблемы, как правоохранительные органы тут же находят виновных и тому подобное. Пиар-акция удалась, а вот по поводу будущего Сергея Аксенова есть вопросы. Он находится в подвешенном состоянии, его в любой момент могут заменить. Видимо, свою роль играют связи, поэтому он остается на своем месте. Но то, что эта трагедия не добавила ему очков в глазах Москвы, это однозначно. Аксенов не создал систему безопасности, которая позволила бы уберечь жизни.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Предыдущая Киев: в первом чтении принят закон, позволяющий вдвое увеличить зону контроля Украины на Черном море
Следующая Галерею Айвазовского не передадут российской Третьяковской галерее – Минкульт Крыма

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *