«Тебя посадим, а девушку твою изнасилуют». Оборонялся от сотрудников ФСБ в штатском и получил 8 лет


Жителю Красноярска Артему Загребельному, облившему из перцового баллончика сотрудников ФСБ, которые не представились и напали на него в лифте его дома, присудили сегодня 8 лет колонии. Такое решение вынес Свердловский районный суд Красноярска. Артема судили по части 2 статьи 318 УК РФ: применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Максимальное наказание, предусмотренное за это законом, – 10 лет заключения. Загребельный настаивает на том, что во время задержания сотрудники ФСБ были в штатском и не представились.

В этом интервью, которое корреспондент Сибирь.Реалии записал в феврале 2020 года, Артем рассказал о том, при каких обстоятельствах он применил газ из баллончика и чем ему угрожали сотрудники ФСБ в случае отказа взять на себя вину.

«Слушай, ты кто вообще?»

«Задержание» произошло в Красноярске 7 ноября 2019 года в подъезде жилого дома, где находится квартира Загребельного, на площадке у лифта.

– Я возвращался домой из магазина. Вошел в подъезд, увидел, что рядом в холле подозрительные мужчины стоят. Нажал кнопку лифта, стал ждать. Заметил, что они ко мне проявляют какой-то интерес, обращают внимание, но со мной они не разговаривали. Когда лифт приехал, оттуда вышли люди, я стал заходить и краем глаза заметил, что один из этой троицы – за мной следом. Я что-то растерялся, кнопку лифта не нажал. Он спросил, какой этаж у меня, я ответил – 23-й. Он нажал кнопку этажа, потом дверь подпер и спрашивает: «Вы из какой квартиры?» Я ответил, из какой. Спрашивает: «Загребельный?» – «Да». Он к тем двоим отворачивается, рукой какой-то жест делает – они подходят: второй, за ним третий, и начинают из лифта меня натурально выдавливать.

– Они были в обычной одежде? Не в форме?

– Да. Они мне не представлялись, удостоверение не показывали, что они из ФСБ, не говорили. Просто начали без объяснений выпирать меня из лифта. Мне было непонятно, что вообще за фигня происходит. Когда они уже вытолкали меня из кабины, я резко развернулся – они все сзади меня оказались. Резкий разворот сделал, выхватил из кармана «перцовку», и когда они меня схватили – распылил «перцовку» тому первому, кто в лифт за мной зашел. Понятно, опасался, что двое других тоже могут что-то со мной сделать, брызнул и на них. Потом они меня с ног свалили. Когда уже упал, я третьему нападавшему «перцовкой» в лицо брызнул, затем двое выбежали из подъезда, а я с третьим остался. Боролся с ним, потому что думал, если сейчас отберет «перцовку» – либо мне в лицо набрызгает, либо как-то еще отыграется за попытку оборониться. Тогда я его и спросил: «Слушай, ты кто вообще?» Он говорит: «ФСБ». Я сразу баллон ему отдал, вообще перестал пытаться скинуть его с себя и прочее. Он продолжал меня держать. Через полминуты примерно в подъезд влетел СОБР, меня завернули, увели в автобус, там кинули между сидений лицом вниз.

– Вам удалось спросить их, почему задержание было проведено незаконно – без представления и предъявления документов?

– Когда уже в автобусе валялся, в него кто-то залетел, меня начал ногой лупить по спине. Я спрашивал: «Почему вы не сказали, что из ФСБ?» Молчит. Еще этот орал, что будто бы я в 2015 году звонил Вольнову (украинский пранкер Евгений Вольнов; объявлен в розыск СК России по обвинению в распространении фейковых сведений после пожара в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» и призывах к террору против граждан России. – СР), хотя я никогда ему не звонил. Называл меня «правосеком» и кричал, что я «из хохляндии приехал». Минут через 20 меня вытащили из автобуса и повели в квартиру на обыск. Начали давить, угрожать: мол, ты совершил нападение на сотрудника, ослепил его. Я опять спросил: «А что, нельзя было сказать, что вы из ФСБ?» Они ничего на это не ответили.

Во время обыска сотрудники ФСБ, по словам Загребельного, издевались над ним и его девушкой Маргаритой Стениной (сейчас они женаты, Маргарита взяла фамилию мужа).

– Хамство, глумление, насмешки, издевательства. Во время обыска руки мне заковали в наручники за спиной. Когда нашли сделанную «по приколу» и давно забытую шапочку из фольги, надели на меня и вместе с собровцами начали смеяться, снимать на телефон. Пытался ее смахнуть с себя, мне запретили под угрозой избиения – прямо в ней и повезли в отдел ФСБ. Маргариту травили, заявляли ей: «Твой придурок отъезжает по 317-й (ст. 317 УК РФ. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа; грозит сроком от 12 до 20 лет, либо пожизненным лишением свободы. – СР), будешь ему 12 лет передачки носить!» Они прямо смаковали эту тему, смотрели, как она плачет, довели ее до истерики и радовались этому, – вспоминает Артем.

Артем Загребельный и его жена Маргарита

Из квартиры Загребельного сотрудники ФСБ забрали компьютер и телефон Маргариты, телефон Артема и его мачете, электронику и блок-схемы. При этом, по словам Загребельного, ему заявляли, что с их помощью он якобы планировал делать бомбы, чтобы убивать людей. Загребельный это отрицает.

– Это мои увлечения, вполне безобидные: я люблю собирать схемы, а мачете – для пешего туризма, я хожу в походы. Никаких документов об изъятом ни мне не дали, ни Маргарите не оставили. Только в протоколе об изъятии мы расписывались за вещи. Он остался у них.

Копию мы и не подумали просить. Все это было настолько внезапным. Я же ничего, в чем меня обвиняли, на самом деле не делал, ни к чему не готовился.

Во время обыска показали бумагу, что он проводится в связи с причастностью к экстремистской деятельности. По-моему, статья 280, часть 2 (Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности с использованием СМИ или сети «Интернет»; срок до 5 лет. – СР). Я даже не помню, что там толком было написано.

:58

– Вы заявление о проверке побоев, нанесенных сотрудниками ФСБ, подавали?

– Да, в СК. Через месяц пришел отказ в возбуждении. По их мнению, факт превышения должностных полномочий сотрудниками не выявлен, потому что утверждения о побоях и давлении сами сотрудники опровергают. Значит, они являются голословными.

– Маргарита подавала заявление об угрозах и принуждении опубликовать свастику?

– Да, тоже пришел отказ. Якобы она восприняла это сообщение сотрудника ФСБ «произвольно», а фото переписки «не позволяет установить причастность к подстрекательству к преступлению».

Обвинение Артему уже предъявлено, накануне ему передали для изучения материалы уголовного дела, после этого дело будет передано в суд. По словам Загребельных, после нападения им до сих пор не удалось вернуться к прежней жизни.

– Я перед нападением как раз уволился с прежней работы в охранном агентстве, где был старшим смены, искал новую. Но после этого нападения долго не мог устроиться. Из-за нервов, после этого потрясения долго отходил. Маргарите, конечно, тоже страшно. Чуть легче стало, когда мы связались с правозащитниками – все-таки появилась поддержка, – признается Артем.

Защитники Загребельного считают, что все угрозы ведомственных сотрудников о привлечении Артема по статье о посягательстве на жизнь были абсолютно безосновательными.

– 317-я статья никак не могла применяться в данном случае, как позже объяснили мне юристы. Баллончик – это же смешно. Баллончик – гражданское оружие, все дозировки рассчитаны. Не может здесь быть 317-й статьи, – говорит Артем. – А 318-я с ним возможна только теоретически. Но не в моем случае, когда состава преступления нет, потому что сотрудники ФСБ не представились. Я не превысил пределов самообороны.

В пресс-службе СК по Красноярскому краю прокомментировать уголовное дело Загребельного отказались, посоветовав обратиться в федеральное ведомство. Редакция направила запрос в СК РФ – ответа на него еще нет.

Защитники Загребельного еще до передачи дела в суд настаивали на прекращении уголовного дела о применении насилия к представителю власти в связи с отсутствием состава преступления.

– Следователь настойчиво выходит с предложением «начинать работу над смягчением наказания». Наглым образом полагают вину Артема доказанной, притом что есть видеозаписи, безусловно доказывающие его невиновность, и которые, к счастью, удалось сохранить и приобщить к делу. Если сначала следователь признавал, что сотрудники действительно не представились, то теперь начал говорить о каких-то возможных «слепых» зонах, что абсурдно – камеры писали с обеих сторон: из холла подъезда и из кабины лифта. На видео «задержания» с камер наблюдения отсутствует момент, когда сотрудники ФСБ представляются и показывают удостоверения Загребельному. Даже если бы они ему устно представились (чего не было), представление сотрудника правоохранительных органов обязательно включает в себя не только перечисление своих фамилии-имени и звания, но и предъявление служебного удостоверения в развернутом виде. Видео ясно демонстрирует, что этого не было. Все трое для Загребельного – гражданские лица, не внушающие доверия. Запись доказывает, что состава преступления нет и все действия Артема подпадают под необходимую оборону – на одного нападают трое! А он использует лишь средство для самообороны, которое никаких необратимых последствий для здоровья не оказывает, и применяет его прямо по назначению – в лицо для дезориентации нападавших. То есть даже чисто теоретические рассуждения о возможной 114-й статье (Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны. – СР) тут неприменимы, поскольку не было превышения этих пределов: Загребельный даже меньший ущерб нанес, чем напавшие на него сотрудники. Конечно, и отказ СК в возбуждении дела об избиении сотрудниками ФСБ по заявлению Загребельного был необоснован, – рассказал координатор юридической организации «Правозащита Открытки» Алексей Прянишников .

Предыдущая «Тебя посадим, а девушку твою изнасилуют». Оборонялся от сотрудников ФСБ в штатском и получил 8 лет
Следующая Подпорные стены в районе ул. Театральной передали в республиканскую собственность

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *